Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Девушка приехала в Москву и влипла в ипотеку

Взяла ипотеку в кризис и не смогла вернуть долг

Сергей Совсун 23.10.2012, 14:09
iStockPhoto

РФ отменила смертную казнь и заменила её ипотекой. Как во всём, как когда-то любили говорить, «цивилизованном мире».

От редакции. Мы публикуем отклик на «личный опыт» нашего читателя «Взял ипотеку и жалею, что мало взял». Обращаем ваше внимание, что тексты, опубликованные в рубрике «Личный опыт», написаны читателями «Газеты.Ru». Редакция не всегда разделяет их точку зрения.

Кабалой ипотека становится не только, да и не столько из-за размера процента. В конце концов, человеку более важна та абсолютная сумма денег, с которой он вынужден расстаться, чем то, какой множитель используется при её расчёте.

Да, когда цены делают жильё недоступным без ипотеки, конечно, обидно осознавать, сколько в итоге приходится переплачивать, но если других способов купить нет, то эту переплату следует просто плюсовать к цене. Можно, например, считать, что купили дороже, но с беспроцентной рассрочкой.

А страшно брать даже беспроцентную рассрочку, это значит, что на много лет вперёд ты должен сумму, которую целиком взять неоткуда. Что бы с тобой ни случилось, будут ли у тебя деньги завтра, послезавтра, через пять лет...

Если живущий на Кипре автор статьи столь железобетонно уверен в своём будущем, то мне очень интересны причины такой железобетонной уверенности.

А теперь реальная история. Приехала девушка в Москву и, что называется, «пошла в гору». С доходами сильно выше среднего решение «квартирного вопроса» через ипотеку казалось вполне естественным. Только жизнь делает зигзаги:

в кризис доходы сильно упали и платежи по ипотеке сделались непосильными.

Казалось, квартиру можно просто продать, вернуть долг банку и на оставшиеся деньги купить что-то поскромнее, благо за несколько лет купленная квартира сильно поднялась в цене. Но не тут-то было, банк «упёрся рогом», разрешая продажу одним единственным способом: покупатель должен предварительно из своих средств от имени продавца погасить кредит продавца, только после этого банк выдаёт справку о снятии ипотечного обременения.

Да ещё и кредит оформлен не на саму живущую в квартире, она оформлена как поручитель, а кредит на бывшем муже, и деньги банк согласен принять только на его счёт.

Потенциальные покупатели, которые вполне естественно боятся отдавать крупную сумму просто под аванс, требуют гарантий возврата денег в случае срыва сделки, но все их предложения провести платёж через аккредитив, перевести обременение на себя и т.п. наталкиваются в банке на один ответ: деньги - вперёд, всё, что потом - только ваши проблемы, судитесь с продавцом.

После общения с банком интерес покупателей к квартире резко падает, благо таких же квартир, но без подобных заморочек, на продажу выставлено немало. Единственный выход - продавать настолько дешевле рынка, что покупателю будет уже наплевать на всё остальное.

Ещё один нюанс: многие ли учитывают, что при аннуитетном платеже заёмщик первые годы выплачивает в основном проценты, а главная сумма долга начинает заметно таять только ближе к концу срока ипотеки? Это важно для тех, кто рассчитывает выплатить кредит досрочно. Таким образом,

если вы взяли ипотеку на 20 лет, то досрочно её гасить ещё имеет смысл года через три,

пока процентов вы уплатили не так много (надо, разумеется, смотреть условия конкретного кредита, чтобы подсчитать точнее), а вот уже лет через десять окажется, что все эти годы вы платили банку практически одни проценты, а сумма долга уменьшилась не так уж сильно, и должны вы банку почти столько же, сколько брали в долг. Вот тут-то про высокий процент и вспомнишь!

Думаю, выход из кабальной ситуации, в которую попадают люди при жилищном кредитовании, не совсем в том, чтобы снижать процентную ставку. Конечно, хорошо бы, чтобы процент был ниже, но, как ни крути, он диктуется и инфляцией, и ставкой рефинансирования ЦБ, и прочими подобными факторами.

Главное, на мой взгляд, это грамотный контроль над банками, власть общества над деньгами, а не наоборот.

Причём, уверен, по жёсткости этот контроль должен быть не меньше, чем где-нибудь в Саудовской Аравии, где по законам шариата обогащаться за счёт ростовщичества запрещено, поэтому банкиры обязаны доказывать, что зарабатывают они в пределах покрытия разумных операционных расходов.

Чем больше у какого-либо института (финансового, властного и любого другого) возможности «выкручивать руки» своим контрагентам, тем больше ограничений должно быть на него наложено.