Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Практически нет мест, где люди чувствуют себя комфортно»

Проблемы Москвы глазами архитекторов

Юлия Погорелова 10.08.2012, 13:26
РИА «Новости»

По просьбе «Газеты.Ru» архитекторы Владимир Лабутин, Константин Савкин, Борис Стучебрюков и Сергей Чобан перечислили основные архитектурные проблемы Москвы и предложили свои варианты их решения.

Владимир Лабутин, архитектурная мастерская «Сергей Киселев и партнеры»

В силу своего возраста я помню Москву во многих лицах. Мое детство прошло под сенью сталинского палладианства, особняков Шехтеля и архитектурного наследия «старого режима». Потом были хрущeвский «минимализм» и модернизм 70-х. Все эти периоды объединяет присутствие профессионализма.Вне зависимости — нравится или нет архитектура.

Собственно качество архитектуры определяет ее «подшерсток», а не дома-события, которые были всегда.

В 90-е годы пришел кошмар. Наряду с высококачественной архитектурой можно было встретить «произведения» людей, недоучившихся или попросту бесталанных. А что творилось и творится до сих пор в Подмосковье? Главная проблема в средовой архитектуре.

Константин Савкин, творческая мастерская Виссарионова

Проблемные места московской архитектуры: территории заброшенных предприятий, запущенных жилых кварталов и общественных зданий, замусоренных парков, скверов и дворов, множество непрофессионально уродливых (гигантских и карликовых) зданий-сооружений, искажённых в советские времена и построенных совсем недавно.

Нужно вернуть общественное уважение и саму архитектуру архитекторам, заменить сомнительные тайные тендеры открытыми профессиональными конкурсами, умерить необузданные аппетиты посредников — они съедают не только архитектуру (достаточно меркантильности капиталистов). И главное — нужно всем полюбить свой город, место, где мы живём и встречаем друг друга.

И тогда Москва снова ощутит на себе внимание воспрянувших духом профессионалов — градостроителей, архитекторов, ландшафтных дизайнеров, поддержанное заботой всех горожан (включая тех, кто обязан делать это по долгу службы). И мы увидим множество новых (отчётливо современных) зданий, сооружений, мест, радующих глаз подобно любимым историческим комплексам, ансамблям, постройкам, отобранным самим Временем в качестве образцов для подражания — мастерству и добросовестному отношению к градоустройству.

Борис Стучебрюков, архитектурное бюро ABD architects

Есть проблемы разного уровня — как с точки зрения восприятия городской среды, так и c точки зрения ощущений, ею вызываемых. Глобальные проблемы (такие как коллапс внутригородского транспортного сообщения, повсеместное уничтожение общественных пространств или памятников исторического и культурного наследия) без формирования в головах ответственных чиновников понимания того, что термин урбанизм — не синоним термина градостроительство, не решаемы.

Но есть и очевидные вещи, когда проблемы возникают либо от прямого нарушения существующих нормативов, либо, как любили говорить после отстранения Н.С.Хрущева от власти, путем принятия волюнтаристских решений. Например, возведение двух жилых башен в непосредственной близости от фасадов здания Института математики, построенного знаменитым архитектором Павловым и получившим в народе прозвище «дом с Ухом» из-за скульптурной композиции «Мебиус» на его фасаде. В чем проблема? Проблема в том, что на территории комплекса общественных зданий, каковым и являлась эта группа, построенных для Академии наук зданий на пересечении улицы Профсоюзной и Нахимовского проспекта, по существующим нормативам недопустимо строительство жилья.

Итог: один из самых значимых архитектурных комплексов эпохи 70-х годов уничтожен.

И как нам следует сравнивать тех москвичей, которые давали имя дому и нас, нынешних, которые даже не заметили его осквернения? Проблема!

Город на семи холмах — это о Москве? Ландшафт города — это такая его имманентность, что всякое на него посягательство должно рассматриваться как кощунство (мне в «этом» контексте слово кажется подходящим). Неспроста зданию президиума Академии наук народ давал всяческие нелестные имена, подсознательно чувствуя неуместность такого масштаба сооружения на Воробьевых горах. Итог: еще один монстр, теперь на Мосфильмовской!

Спустимся на землю, по которой ходим. В чей голове родилась идея красить бортовые камни внутриквартальных проездов и пешеходных дорожек и их ограждений краской? Да еще таких цветов! С тоской вспоминаешь уже территории воинских частей, которые на тот момент были апофеозом кича и прародительницами бесчисленных анекдотов.

Комфортно в Москве, не опуская глаз, по вышеупомянутой причине, пройтись по микрорайону эпохи 70-х, застроенному зданиями не выше 9-12-ти этажей с отдельными башнями этажей в 16-20 и обильно залесенному. Плотность населения на 1 га территории была гуманной и регламентировалсь Градостроительным СНиПом.

Сергей Чобан, архитектурное объединение «SPEECH Чобан & Кузнецов»

Облик сегодняшней Москвы — ее масштабы, величина и соотношения проcтранств — во многом сформировались в советское время. В начале ХХ века произошел важнейший скачок от большого, но нестоличного города, где в центре можно было еще увидеть большое количество одно-двухэтажных построек, к городу с плотной многоэтажной застройкой. Этот скачок повлиял на восприятие Москвы вплоть до сегодняшнего дня — Москва до сих пор является городом контрастов и противоречий.

Желание превратить Москву в город со столичной функцией, подразумевающей плотную высотную застройку в центре, постоянно наталкивается на уже сложившуюся здесь историческую сетку улиц, их масштаб и характер. Контраст этих слоев и составляет главную особенность Москвы.

Отсюда возникают и ее основные «проблемные зоны». Крупный масштаб новостроек привел к потере качества общественных пространств. Ведь город — это не только здания, но и, прежде всего, пространства между ними. Комфортность жизни в городе определяется степенью комфортности пребывания людей в этих пространствах.

Сегодня Москва — город для транспорта, а не для людей.

Здесь практически нет мест, где люди чувствуют себя комфортно, так как пешеходные и транспортные потоки постоянно пересекаются, и при этом — с существенным ущемлением комфорта именно пешеходов.

Проблемы Москвы связаны еще и с тем, что, начиная с 60-70-х годов, архитектура лишилась качественных деталей и стала возводиться из недолговечных материалов, быстро ветшающих и не способных красиво стареть.

Решение этих проблем я вижу в ограничении движения транспорта во многих частях города — для повышения комфортности пребывания пешеходов и велосипедистов, в сознательном подходе к оформлению и функциональному назначению первых этажей зданий, а также в запрете на возведение в центре города зданий из недолговечных, некачественных материалов.

Одним из самых приятных и комфортных мест в Москве для меня остается район вокруг Патриарших прудов. При том что и здесь транспорт и существующие парковки доставляют пешеходам достаточно неудобств, все-таки этот уголок Москвы сохранил свою изначальную структуру и привлекательность не только для жилья, но именно для прогулок, для пребывания в городском пространстве.