Пенсионный советник

«Засилье иностранных архитекторов - миф»

Беседовал Денис Зеликсон 28.09.2011, 18:39
__is_photorep_included3784054: 1

Президент завершившегося в Санкт-Петербурге молодежного архитектурного фестиваля «Артерия», руководитель архитектурного бюро «Б 2» Феликс Буянов рассказал Газете.Ru об итогах фестиваля, иностранных архитекторах на российских «стройках века» и «морском фасаде» Санкт-Петербурга.

- «Артерия» - фестиваль молодых архитекторов. Вы являетесь, кроме всего прочего, и секретарем совета по работе с молодежью Санкт-Петербургского Союза архитекторов и общаетесь с ними постоянно. Чем отличается их взгляд на архитектурные проблемы от взгляда художников старшего поколения?

- Кардинальных отличий в подходах к проектированию между опытными специалистами и вчерашними студентами нет. Люди, идущие в архитектурные вузы, и продолжающие заниматься этим делом, всегда отличались тягой к преобразованию действительности. Увлеченность урбанизмом и стремление привнести в городской облик новые черты - вот главные отличия, присущие всем поколениям архитекторов. Каждый из них в любую эпоху старался опередить свое время.

- Каковы главные итоги фестиваля?

- «Артерия» проводится в Санкт-Петербурге во второй раз. В этом году задачи перед участниками ставились предельно практические – освоение намывных территорий Васильевского острова и развитие рекреационной зоны вокруг будущего «Лахта центра» в Приморском районе.

Одним из основных организаторов фестиваля выступил Санкт-Петербургский союз архитекторов. В состав жюри вошли: вице-президент нашего Союза архитекторов Олег Романов, руководитель управления проектирования ОДЦ «Охта» Юлия Гуляк, руководитель архитектурной мастерской «Интерколомниум» Евгений Подгорнов, профессор СПбГАСУ Юрий Курбатов, вице-президенты фестиваля «Артерия» Илья Филимонов и Илья Потаралов.

Сразу скажу, что в рамках воркшопа, в котором должен был определиться создатель лучшего проекта по Васильевскому острову, выявить победителя не удалось. Что же касается конкурса по лахтинской территории, то на суд жюри были представлены шесть проектов. Все они были в той или иной степени интересными.

К примеру, команда Ильи Юсупова предложила построить вантовый пешеходный мост, который держали бы специальные стойки (за их внешний вид участники и организаторы фестиваля прозвали конструкции «плавниками»), группа под руководством Анастасии Николаевой (группа «Арка») спроектировала музей земли и воды, уходящий под землю на 45 м, в состав которого входит также и аквариум для пресноводных и морских обитателей.

Команда Олега Федорова разработала специальные плавучие модули, на которых можно размещать самые разные объекты – рестораны, кафе, другие развлекательные заведения. В проекте «Лагуна» группы Кирилла Подобеда большое внимание уделено развитию водного транспорта и подвижных видов спорта на акватории, команда Данилы Овчаренко и вовсе задумалась на тему воздухоплавания – в их проекте была причальная мачта для дирижаблей.

Идеи, как видите, есть. Не все они, конечно, однозначные, но в целом можно отметить, что помимо «изюминки» каждый проект нес в себе и детально проработанную схему благоустройства территории бывшего склада для песка. Коллеги уделили внимание и экологии, и защите гуляющей публики от шума, и многим другим мелочам, свойственным современной архитектуре.

- Что предложили победители фестиваля?

- Проект называется «Лахт-Несси». Он был представлен командой Academicus под руководством Марины Зубовой. Идея также отталкивается от пешеходного моста, перекинутого со стороны города – от парка «300-летия Петербурга» - к будущему «Лахта центру». Мост представлен в виде извивающейся конструкции (за что и получил такое название), вокруг которой обустроены пешеходные и велосипедные дорожки, причалы для яхт, помещения для художников, галереи, кафе, кинотеатр, зеленые зоны и т.д. Данный проект понравился большинству членов жюри. В случае его реализации, как было решено на фестивале, в подготовке проектной документации Academicus будут помогать их коллеги, представившие проект «Лагуна».

- Подобные проекты могут стать частью «архитектурной модернизации» наших городов, о которой сегодня много говорят. А достаточно ли в России кадров для проведения этого обновления?

- Проблем с кадрами у нас нет. Более того – на мой взгляд, выпускники наших архитектурных вузов зачастую профессиональнее своих зарубежных коллег. Они традиционно сильны в инженерно-конструкторской подготовке, что же до художественной составляющей, то здесь все зависит от конкретной альма-матер. Уровень знаний разнится, но все же остается достаточно высоким.

Сейчас в России достаточно специалистов, готовых выносить на суд общественности новые идеи и нестандартные решения.

Однако существующий темп реализации строительных проектов слишком низкий - и по стране в целом, и в отдельных регионах. В Санкт-Петербурге, например, мы не достигли еще докризисных показателей - строительный бум здесь был в 2006-2008 годах. И тогда рынок почувствовал недостаток в кадрах. Это может повториться – в случае, если при благоприятной конъюнктуре будут возобновлены замороженные проекты, появятся новые.

- Сейчас много говорят о том, что подряды на реализацию масштабных проектов в России – таких как «стройки века» в Сочи, Владивостоке, Казани, - зачастую отдают иностранным архитекторам. Так ли это?

- Засилье иностранцев на этих проектах – миф. Наших специалистов там работает не меньше. Зарубежные эксперты присутствуют там, где у нас не хватает опыта. То, что они присутствуют на этих стройках, - лишь на пользу отечественным архитекторам, которые перенимают опыт у своих иностранных коллег.

- В советское время архитекторов часто «задвигали» строители. То есть, при создании проектов им зачастую приходилось ориентироваться на возможности подрядчиков, а не на планировочные решения, опыт и творческие взгляды. Изменилась ли ситуация сегодня?

- Сейчас основная проблема в том, что строители превратились в девелоперов, стремящихся заработать как можно больше - зачастую за счет внешнего облика и архитектурной составляющей проекта. На наших улицах сегодня - торжество убогих кварталов.

Это общемировая проблема - многие города были изуродованы типовой застройкой.

Во времена Хрущева миллионы советских граждан получили жилье, по своему качеству сопоставимое с временным. Наверное, без этого шага обойтись было нельзя, но расплатой за него стало отсутствие в стране с 1960-х годов интересных зданий.

- Что должно измениться, чтобы от типовой застройки перейти к индивидуальному строительству?

- Административными мерами приблизить переломный момент невозможно. Процесс слома начнется тогда, когда благосостояние наших граждан повысится. Тогда люди не захотят покупать жилье в типовых серых домах, они потянутся к культурной застройке, отличающейся индивидуальным подходом и статусностью. Современное развитие технологий строительства и материалов, а также возможности строительной техники позволяют реализовать самые амбициозные проекты, наполненные новыми архитектурными идеями.

Появление уникальных проектов породит и конкуренцию на рынке жилья, когда застройщикам придется привлекать покупателей красотой и технологичностью зданий. В развитых странах этот процесс идет уже давно – в них типовое жилье сегодня остается для самых бедных слоев населения и мигрантов.

- Главная проблема российских городов-миллионников - недостаток интересных и современных общественных пространств. Достаточно ли в российском архитектурном сообществе идей для обновления городов?

- Безусловно, в крупных городах должно оставаться больше зеленых зон и пешеходных территорий. Но основная задача архитекторов: проектирование зданий и их интерьеров таким образом, чтобы увязать их с городом и окружающей его средой. При этом вновь возводимое строение может быть абсолютно любым по форме и цвету.

Не нужно копировать Эрмитаж или Дом Пашкова. Важно лишь уловить тонкие черты ансамбля.

Блестящий пример - музей Гуггенхайма в Бильбао. Необычное по форме сооружение превосходно вписывается в общий ансамбль города, лишний раз подчеркивая его красоту.

Другой важный аспект строительства в крупных городах - технологическая начинка зданий. Ресурсов становится все меньше, поэтому крайне важно, чтобы максимально использовались возобновляемые источники энергии. Отчасти можно считать, что технологичность здания уже предусматривает его индивидуальность.

- Еще один тренд современной архитектуры – стремление в высоту. Придет ли когда-нибудь этот бум и в Россию – ведь у высотного строительства есть масса преимуществ?

- Мы не останемся в стороне от этого бума, но массовый характер такая застройка в нашей стране вряд ли примет. Одна из главных причин строительства небоскребов - высокая стоимость земли, которой во всем мире не хватает. У нашей страны огромная территория, поэтому земля не может везде стоить очень дорого.

Небоскребы можно строить в двух-трех городах России. Мировой опыт показывает, что высотные здания строятся в большей степени для поднятия престижа города или страны. Самый яркий пример - Дубай. Однако и там у высоток есть особое предназначение. Они создают большую тень, что улучшает микроклимат города.

- У Санкт-Петербурга сегодня, по сути, нет собственного «морского фасада». Возможно ли его формирование без участия крупных инвесторов? Есть ли для этого площади?

- Частично «морской фасад» у Санкт-Петербурга все же есть, однако его облик далек от того, что хотелось бы видеть. «Невский фасад», например, просто великолепен, а вот с освоением морских территорий возникли проблемы. Мы сегодня обладаем технологиями и средствами для создания нового морского облика города. Ведь Петр I хотел построить город не столько на реке, сколько на море. Спустя три столетия его мечта начала потихоньку осуществляться, и мы с вами можем стать очевидцами ее свершения.

В этом деле без механизмов государственно-частного партнерства (ГЧП) и участия крупных инвесторов, конечно же, не обойтись. Первый такой пример – Западный скоростной диаметр. Думаю, что понадобится несколько «тучных» лет, чтобы мечта Петра Великого осуществилась в полном объеме.

Что касается территорий, то у города есть обширное промышленное кольцо, освоение которого идет крайне медленно. Новые площади для строительства создаются и путем намывания. К таким можно отнести, к примеру, территорию Лахты. Промзоны могут быть застроены жильем или бизнес-центрами средней этажности. Городу банально не хватает гаражей для автомобилей.

Существующие СНИПы и иные нормативы просто не позволяют осуществлять некоторые проекты. Но ведь нельзя сравнивать застройку в мегаполисе и городе с населением 100 000 человек! Ранее предпринимались попытки создать региональные нормы, но они были успешно похоронены. В существующих законодательных рамках любое развитие города становится невообразимо трудным.