Пенсионный советник

Москва очистит памятники

Столице утвержден порядок включения памятников в федеральный госреестр

Ирина Резник 11.08.2010, 20:33
ИТАР-ТАСС

В столице утвержден порядок включения памятников Москвы в госреестр объектов культурного наследия. Решения мэрия будет принимать на основании историко-культурной экспертизы, но последнее слово остается за чиновниками. В «Архнадзоре» утверждают, что дырки в законах оставляют специально, чтобы строительству торговых и офисных центров в городе ничто не мешало.

Мэр Москвы Юрий Лужков утвердил порядок включения выявленных памятников культуры в городе в Единый государственный реестр объектов культурного наследия. Описывающее этот порядок постановление № 671-ПП опубликовано на сайте столичного правительства.

Как следует из документа, решение о включении в реестр объектов культурного наследия будет принимать правительство Москвы с подачи Комитета по культурному наследию (Москомнаследие) на основании государственной историко-культурной экспертизы. Заказчиком подобной экспертизы может выступать Москомнаследие, а также «иные органы исполнительной власти столицы, органы местного самоуправления, юридические или физические лица». Копия договора между заказчиком и экспертом должна быть предоставлена вместе с самим заключением.

Заявки о включении памятника культуры регионального значения в единый реестр подаются в Москомнаследие и рассматриваются в течение 45 дней. При положительном решении в срок, не превышающий года, выйдет правовой акт правительства города о включении памятника в госреестр. При этом последнее слово все равно остается за чиновниками: Москомнаследие может прийти к выводу о несоответствии заключения экспертизы требованиям закона, а также не согласиться с ее выводами. В случае отрицательного решения Москомнаследие может назначить повторную экспертизу.

Кроме того, будет проведена ревизия перечня объектов, ранее рекомендованных для включения в Единый государственный реестр.

До 1 февраля 2011 года Москомнаследию поручается провести инвентаризацию поступивших рекомендаций — насколько те совпадают с выводами историко-культурных исследований объекта. О результатах пересмотра этих рекомендаций их заявителей обещают проинформировать отдельно. По итогам проведенной инвентаризации должен быть сформирован перечень объектов, «обладающих признаками объектов культурного наследия». А в срок до 10 декабря 2011 года должна быть организована экспертиза объектов, уже отнесенных к выявленным объектам культурного наследия до вступления в силу положения о государственной историко-культурной экспертизе.

По мнению «Архнадзора», постановление правительства Москвы направлено на торможение и сворачивание процесса выявления памятников.

Как замечает координатор движения Рустам Рахматуллин, следствием постановления станет инвентаризация более чем 1,5 тыс. принятых ранее Москомнаследием заявлений об обнаружении памятников, а также повторная экспертиза более чем 500 уже прошедших экспертизу объектов, что может привести к сокращению числа и тех и других.

«В постановлении дается поручение Москомнаследию в ближайшие полтора года провести инвентаризацию официально зарегистрированных (но еще не прошедших экспертизу) заявок и по ее итогам сформировать новый перечень заявленных памятников, то есть прошерстить уже имеющийся, — объяснил эксперт «Газете.Ru». — По нашему убеждению, это новое поле для злоупотреблений. Кроме того, 576 объектов, уже признанных экспертами Москомнаследия в качестве выявленных памятников и ожидающих решения мэра о переводе их в статусные региональные памятники, теперь, согласно постановлению, должны быть заново представлены на экспертизу».

Таким образом, в зону риска попадают уже более 2 тыс. объектов, считает эксперт.

«При этом специально оговаривается, что ранее выявленные памятники охраняются в соответствии с законом, — отмечает Рахматуллин. — Образуется новая категория, так сказать, недовыявленных памятников: старая экспертиза по ним считается недостаточной для включения в государственный реестр, но достаточной для государственной охраны. Это правовой нонсенс».

Кроме того, по его мнению, новый порядок сужает круг заявителей, обязывая их самостоятельно заказывать экспертизу. «Федеральный закон допускает, что заказчиком экспертизы может выступать заявитель, но не обязывает его это делать, — говорит он. — Многие заявки «висят» в Москомнаследии с 70-х годов, некоторых заявителей уже нет в живых, некоторые организации-заявители упразднены; кто же будет заказывать экспертизу?» Таким образом, считает эксперт, это положение московского документа вольно толкует и сужает федеральный закон и может быть оспорено юридически. Так же как и положение о повторной экспертизе ранее выявленных памятников.

Остается открытым вопрос, кто же будет проводить экспертизу.

Дело в том, что подписанное более года назад премьером Владимиром Путиным положение о госэкспертизе (подзаконный акт к закону 2002 года) определило экспертизу как авторский акт аккредитованного государством эксперта. Но самого положения об аккредитации до сих пор не появилось. В результате экспертная работа оказалась парализована. Ранее по сложившейся за 7 лет существования закона практике роль эксперта выполнял научно-методический совет Москомнаследия, но теперь его заключения не имеют юридической силы.

«Из-за отсутствия бумажки Минкульта, позволяющей специалистам проводить экспертную работу, она уже более года остановлена по всей России, — говорит вице-президент Академии художественной критики Алексей Клименко. — А готовые документы и стоящие под ними подписи специалистов считаются недействительными. Например, остаются без употребления 33 тома материалов исследований по Пушкинской площади, подготовленных с целью признания ее достопримечательным местом». Напомним, что столичные власти намерены построить под площадью подземное сооружение площадью 96 тыс. кв. м для торговли и досуга с мультиплексом, всесезонным катком и парковкой на 800 автомест. Архитекторы уверены, что площадь после застройки лишится своего рельефа и ландшафта. Единственный способ сохранить ее в прежнем виде — добиться, чтобы федеральные власти признали ее достопримечательным местом федерального значения.

По такому принципу, отмечает Клименко, уничтожаются не признанные памятниками артефакты. «Последний такой пример — усадьба купцов Алексеевых в Бахрушинском переулке, — рассказал он. — Дело же не в том, как она выглядела, а в ее подлинности. То же самое касается и снесенного в Кадашах Дома дьякона. Но сейчас судьбу культурного наследия решают не специалисты по его охране, а комиссия стройкомплекса по сносу».

По мнению Клименко, законы делаются «дырявыми» умышленно. «В нашем законодательстве постоянно существует нехватка подзаконных актов, что делает законы нереализуемыми, — говорит он. — 73-й закон «Об объектах культурного наследия народов РФ» сам по себе хорош, но он не действует. Поэтому можно было бы порадоваться сегодняшнему появлению порядка включения памятников в госреестр. Но доверия к нему, к сожалению, нет никакого».