Пенсионный советник

У нас отбирают жилье, наплевав на закон и мораль

Светлана Москвина 16.02.2010, 12:38

Нашу семью выселяют из служебного жилья. За 30 лет работы в системе ФСБ мои родители не получили не только нормальной квартиры, но даже права проживать в предоставленной им еще в 1983 году служебной.

Мои родители всю жизнь проработали в ФГОУ «Институт ФСБ» в Санкт-Петербурге, исправно работали, всегда были на хорошем счету у начальства. С 1988 года они стояли на очереди на получение жилья и ждали, когда же эта очередь дойдет-таки до нас. Квартиры за это время выделялись, и не раз. Однако, все время находились «более нуждающиеся» высокие чины, а нас постоянно отодвигали и отодвигали на второй план.

Маме недавно прямо сказали в глаза, мол, да – квартиры выделялись, и вам незаконно не дали, но вы, все равно, уже ничего не докажете.

К тому же, у нас, вроде бы, была крыша над головой – квартира в 27 кв. метров в пристройке к основному зданию института — и постоянная прописка в ней. А когда в 1991 году родился мой брат, и родители вновь подняли вопрос об улучшении жилищных условий, им выделили, правда, без документов по устному распоряжению руководства такую же соседнюю квартиру.

На тот момент, руководство института еще учитывало соц. нормы. Не могу сказать, было ли еще какое-то письменное соглашение, но, если оно и было, то давно уже уничтожено сотрудниками института (как и большинство документов по квартире).

А в 2009 году новое руководство института (прибывшее руководить из Москвы) принимает решение выселить нас из обеих квартир. Мотивировки разнятся: то у них генерал без квартиры, то сотрудники прямо в кабинетах живут. А в последний раз сказали, что они-то нас, чисто по-человечески очень жалеют, а вот генерал приказал, они и ринулись в бой.

Сначала были давление, угрозы, запугивания. На маму давили со всех сторон, принуждали написать заявление об увольнении по собственному желанию. Вечерами она плакала дома от обиды, несправедливости и бессилия. А я все дни с огромным животом (я в это время ждала ребенка) носилась по адвокатам и строчила письма сильным мира сего. Письма гуляли по инстанциям, и в результате приходили (и приходят сейчас) банальные отписки. Получатся, что все эти вопросы находятся просто «ни в чьем» ведомстве.

В июле 2009 года руководство институт подало иск в суд о нашем выселении из квартиры.

Мы вздохнули с облегчением в надежде, что этот беспредел закончится, и дальше будут только правовые действия. И мы через суд добьемся заключения договора найма. Как же мы тогда ошибались! Руководства стало пакостить по мелкому. Лишили маму части надбавок, мотивируя тем, что человек плохо работает.
Интересно получается, почти 30 лет она работала хорошо, а тут вдруг стала работать плохо. На все наши просьбы как-то мотивировать свои поступки, ответом нам была тишина.

В сентябре 2009 года у меня родилась дочка, и ребенка отказались прописывать. А это, что естественно, повлекло за собой массу проблем. Но как оказывается на данный момент – те проблемы были совсем не проблемами.

В начале декабря 2009 года, видимо, решив, что ждать решение суда – дело неблагодарное и очень длительное, руководство решило действовать своими способами. Сначала огородили территорию, сделали ворота, повесили навесной замок (нам ключи, конечно же, не дали).

Калитку сделали таким способом, что прогулка с ребенком превращается в бег с препятствиями, коляску приходится переносить чуть ли не на руках. Мы фактически заперты за забором, попасть к нам никто не может, я не смогла даже вызвать ребенку неотложку, когда это было необходимо. А не дай бог, пожар! Но и этого показалось мало.

К нам стали совершаться ежедневные рейды сотрудников института с целью выявления всевозможных нарушений – пожарная безопасность, техническое состояние коммуникаций, состояние помещений. И все эти проверки непременно сопровождаются фотосъемкой (без нашего согласия), угрозами, криками и прочим.

Во время последней проверки нас вообще настоятельно просили открыть шкафы, дабы сфотографировать наши личные вещи. На двери подъезда установили домофон и теперь, для того, чтобы попасть домой (так же, как и выйти на улицу), приходится подолгу звонить, пристально смотреть в камеру, дабы тебя сличили с фотографией, обязательно назвать свою фамилию, иначе и домой не впустят, и на улицу тоже не выпустят.

Зато нам было заявлено, что мы обязаны впускать в квартиру сотрудников института без объяснения причин и так часто, как они посчитают нужным.

В середине декабря, ворвавшись к нам в начале 11-го вечера, сотрудники института стали требовать, чтобы мой муж (он тут не прописан) покинул квартиру. В противном случае, грозились на следующий день, зная, что днем дома находимся только я и ребенок, выломать двери и выставить вместе с вещами на мороз. Муж ушел, дабы не подвергать нас опасности, и уже месяц его к нам не пускают. У меня от всех этих стрессов полностью пропало грудное молоко. После каждого такого варварского набега я чуть ли не до утра успокаиваю плачущую дочку.

Милиция нам помогать отказалась, мотивируя тем, что боятся за свои погоны.

Предложили нам во всем разобраться самим. Сильные мира сего тоже молчат. А ФСБшники, тем временем, почувствовав полную безнаказанность, продолжают все больше и больше «перекрывать кислород». Так, дано указание не впускать к нам в квартиру сотрудников органа опеки и попечительства, которые обязаны на основании запроса суда обследовать жилищно-бытовые условия проживания дочери.

И неизвестно, чем все это в итоге закончится. Как заявила адвокат института на суде, повергнув в шок даже судью: «Если командир скажет, то мы будем выселять и остальных. Так как он царь, бог и полнейший владыка». (Кроме нас, в этом доме проживает еще 2 семьи, и с них, так как дело еще не дошло до суда, взята подписка, что они освободят квартиры по первому требованию). На что судья, удивившись безмерно, даже уточнила, а не является ли у нас институт отдельным государством, если там все решается без суда и следствия?

Никогда не думала, что столкнусь с таким самоуправством со стороны наших правоохранительных органов. Более того – со стороны ФСБ, казалось бы, уж кто, как ни они должны чтить и уважать закон. А на деле все оказывается наоборот.

«Газета.Ru» обратилась за комментарием к заместителю начальника ФГОУ Институт ФСБ России Владимиру Павлову.

Как рассказал представитель института, никаких нарушений со стороны ведомства не было. «Граждане проживают на территории режимного института, и порядок здесь обусловлен соответствующими положениями, — объяснил Павлов. – Кроме того, по положению, в служебных квартирах могут проживать только сотрудники. А их взрослая дочь не является сотрудником нашей системы, у нее уже своя семья и другая фамилия».

По его словам, 26 января районным судом было принято решение о выселении Москвиной из квартиры (той, на которую нет документов). Что касается второй квартиры, в которой проживают ее родители и брат, то рассматриваться иск о выселении будет в более высокой инстанции.

«Такое решение приняла судья районного суда, так как сама она не имеет права работать со многими нашими документами, которые требуют определенного допуска, — рассказал Павлов. – В городском суде есть судьи, получившие соответствующие лицензии».

При этом, по его словам, проживающие в служебной квартире сотрудники института – просто «склочные люди, которые пытаются побольше урвать, и всем пишут, отнимая время». «Они злоупотребляют, по нормам они даже не могут стать на очередь – нами установлено, что у них есть другое жилье, и они его сдают», — заявил Павлов.

«Газета. Ru» попросила прокомментировать ситуацию управляющего партнера юридической компании «Добронравов и партнеры» Юрия Добронравова.

По мнению юриста, сейчас вопрос упирается в судебную оценку обнаруженной институтом жилплощади своих сотрудников. И не только ее размера, но и того, насколько она приспособлена для проживания этой семьи.

По закону о введении в действие Жилищного кодекса РФ от 2005 года, если жильцов нельзя было выселить по действовавшему ранее ЖК РСФСР, то нельзя и сейчас. И если они, даже приобретя какое-то другое жилье, по-прежнему, являются нуждающимися в улучшении жилищных условий, суд встанет на их сторону. Тем более, что они остаются в служебных отношениях с институтом.

«Служебное жилье предоставляется тем сотрудникам, у которых нет никакого другого, — объяснил юрист. – И понятно, что, в свое время, его выделяли не на дочку, и уж тем более, внучку. Но один из 11 базовых принципов, на которых строится законодательство заключается в том, что положение несовершеннолетних детей не должно ухудшаться. И если при выселении условия проживания ребенка будут ухудшены, суд должен учесть это обстоятельство».