Дом упал под снос

В центре Москвы сносят обрушившийся в среду дом

ИТАР-ТАСС
В центре Москвы сносят обрушившийся в среду дом, а заодно стоящее рядом с ним здание. Столичные власти, не дожидаясь результатов экспертиз, объявили, что на месте «элемента исторической среды» будет построено муниципальное жилье. Авария стоила жизни трем гастарбайтерам, а три десятка выживших нелегалов депортируют на родину.

В четверг завершились поисково-спасательные работы на месте обрушившегося накануне дома № 71/80, стр. 3, на Садовнической набережной, и начался его снос. По предварительной версии, причиной ЧП стало несанкционированное расширение подвала — строители вырыли в нем котлованы глубиной 5–6 метров ниже уровня фундамента и, вероятно, подрыли его.

По словам самих рабочих, они предупреждали свое начальство (здание принадлежало ООО «Ильинские ворота») о том, что в доме появились трещины, но не были услышаны.

По факту обрушения секции четырехэтажного здания возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 216 УК РФ (нарушение правил строительных работ, повлекшее смерть двух и более лиц). Виновным может грозить до 7 лет лишения свободы. Кроме того, следователи установили, что строительные работы в доме велись ООО «Ильинские ворота» без согласования с городскими властями и без разрешительной документации, а трудовые отношения с работниками не были оформлены.

Зато, сообщает следствие, инвестор предоставил своим гастарбайтерам крышу над головой — в обрушившемся доме проживали полсотни нелегалов.

Под завалами оказались девять занимавшихся ремонтом рабочих, трое из них погибли. Еще 40 человек были доставлены в милицию. По словам пресс-секретаря управления ФМС по Москве Залины Корниловой, готовятся материалы на выдворение из страны 33 человек, все они граждане Узбекистана и Таджикистана.

По словам рабочих, у их погибших и пострадавших земляков на родине осталось по трое-четверо детей и их семьям нужна помощь. Однако, как объяснили «Газете.Ru» в правозащитном комитете «Гражданское содействие», обычно никакой компенсации в таких случаях люди не получают. «К сожалению, это обычная ситуация, — рассказала заместитель председателя комитета Елена Буртина. — И средства на отправку трупов на родину, скорее всего, будут собирать соотечественники. И медицинская помощь (за исключением «скорой») будет платной».

«Обвинять одних врачей нельзя — так договорились между собой страны, — считает Буртина. — Но, во-первых, надо было договариваться по-другому. А во-вторых, если человек стал жертвой на территории России, должно быть иное отношение». Кроме того, по мнению правозащитницы, хотя формально власти имеют право на депортацию, многие нелегалы становятся таковыми не по своей воле. «Работодатель обещает рабочим поставить их на миграционный учет и оформить разрешение на работу, но не делает этого, — рассказала она. — А потом уже просто поздно что-либо делать. Через три дня человек становится нелегалом и вообще боится выйти за пределы стройки». Впрочем, для властей сейчас важно не разбираться в проблемах гастарбайтеров, а продемонстрировать приверженность закону — оперативно выдворить из города появившихся тут «вдруг» нелегалов.

Столь же оперативно разобрались в мэрии с судьбой обрушившегося здания.

Не дожидаясь результатов расследования уголовного дела и технической экспертизы, городские власти дали отмашку на освобождение места под новое строительство. По словам префекта Центрального административного округа Алексея Александрова, здесь будет построено муниципальное жилье. Заодно будет снесен и соседний пустующий дом. «Вчера принято, с учетом аварийной ситуации, решение о сносе этого здания, — заявил журналистам Александров. — И принято решение о сносе соседнего здания, поскольку они составляют единый комплекс. Соседнее здание (Садовническая улица, дом 80/2) находится в собственности города Москвы».

По словам префекта, обрушившееся здание 1931 года постройки не является архитектурным памятником. Но представляет интерес для сохранения общего исторического облика Москвы. Поэтому новое жилье возведут в «стиле классической московской архитектуры». Согласие собственника на снос не требуется, поскольку этот дом представляет угрозу для людей, отметил префект.

Между тем в свое время комиссия по сносу приняла решение сохранить этот дом как элемент исторической среды.

Как объяснила «Газете.Ru» пресс-секретарь Москомнаследия Наталья Логинова, в отличие от памятников, в отношении которых возможна только реставрация, для зданий исторической застройки ограничений меньше — в них можно производить капитальный ремонт и перепланировку. Однако в случае сноса на этом месте можно строить лишь аналогичное здание таких же габаритов.

По словам члена президиума Экспертно-консультативного общественного совета при главном архитекторе Москвы Алексея Клименко, авральный снос здания исторической застройки — преступление.

«Это здание действительно не является памятником, но построенный в хорошей стилистике, большой и выразительный дом был важным элементом набережной, и его вполне можно было бы сохранить, — заявил он. — Мы, реставраторы, приходим на совершенно разваленные объекты и справляемся с ними. И здесь мы могли бы быстро сделать проект укрепления дома и привести его в порядок — это мировая практика. Но городские власти используют любую возможность для сноса, поэтому и не пригласили специалистов для экспертизы».

По мнению Клименко, эта история в Москве не первая и не последняя и она очень яркое свидетельство того, как культурное наследие сознательно доводят до состояния аварийности.

«После отселения дома оставляют бесхозными, они годами гниют без эксплуатации, стоят без охраны, и в них селятся бомжи, — рассказал эксперт. — Неспроста в соседнем с обрушившемся зданием доме было уже несколько пожаров. А после пожара дом с деревянными перекрытиями становится аварийным, и МЧС выдает предписание о его сносе».

Кроме того, считает эксперт, ЧП в очередной раз продемонстрировало, что стройки в столице — «территория вне закона».

Здесь живут нелегалы, нет никакого контроля за работами, и даже разрешения на их проведение. А о том, что работы велись вообще без проекта, власти узнают только после того, как случается ЧП. Постоянной опасности подвергаются и жители соседних домов. При этом пройти на стройку эксперту со служебным удостоверением практически невозможно: охрана свою работу знает. Тем более не приходится говорить о возможности контроля со стороны местного самоуправления.

«Как можно было расширять подвал под историческими стенами, предварительно их не скрепив, — это могли делать только люди, не имеющие ни малейшего представления о строительстве, — говорит Клименко. — Но главная причина ЧП не в невежестве прораба, а в той системе, которая позволяет вытворять такие вещи в самом центре города. И отвечать за случившееся по большому счету должны были бы создатели этой системы».