Москвичи не смогли отстоять свои гаражи

Варвара Петренко 30.03.2009, 19:32

«Силовая операция» на территории ГСК-8 в столичном районе Некрасовка завершена — более 600 капитальных гаражей разрушены, а то, что от них осталось, растащено мародерами. Так и не получившие компенсацию автовладельцы намерены продолжить борьбу за бывшую собственность.

В столичном районе Некрасовка закончился снос крупного ГСК. Силовое «освобождение участка» для нового строительства продолжалось несколько месяцев. Граждане, как могли, оборонялись, закрытые изнутри ворота штурмовал ОМОН, за ним шли милиция, строители и тяжелая техника.

Итог «военных действий» — уголовное дело по обвинению в «применении насилия, опасного для здоровья, в отношении сотрудника милиции», возбужденное против одного из членов ГСК, и обвинение председателя кооператива по статье КоАП о «неповиновение распоряжению сотрудника милиции».

Заявления самих членов кооператива об избиениях и уничтоженном имуществе милиция принимать не стала.

Напомним, что ГСК-8 существует с 60-х годов, земля под 640 капитальными кирпичными гаражами до 1995 года находилась в бессрочном пользовании, затем был заключен договор аренды. В ноябре 2005 года договор был расторгнут в одностороннем порядке, а участок передан компании ЗАО ТУКС-7.

Людям предложили подписать согласие на компенсацию в 300–350 тыс. рублей (стоимость «ракушки»). Либо заключить договоры долевого участия на строительство машиномест в многоуровневом паркинге на территории района. Представляющий собой практически открытую стоянку с отделенными друг от друга металлической сеткой машиноместами паркинг не вдохновил автовладельцев. К тому же объект не принят госкомиссией, на участок нет землеотвода, а значит, нет и возможности оформления права собственности.

На предложенные варианты согласилась лишь десятая часть членов ГСК, и весной 2006 года префектура подала иск на отказывающихся освобождать участок собственников гаражей. Кузьминский районный суд определил размер компенсации в те же 300–350 тыс. рублей.

Затем последовала череда встречных исков и судебных разбирательств, в результате которых Арбитражный суд Москвы прекратил дело об освобождении территории ГСК по иску департамента земельных ресурсов. А мировой судья 137-го судебного участка района Некрасовка определил запретить управе района, префектуре ЮВАО и строительной фирме сносить строения и гаражные боксы на территории кооператива.

Позже по иску префектуры мировой судья снял арест на снос с 69 боксов, чьи владельцы подписали документы на компенсацию.

Однако обеспечительные меры в отношении строений и остальных 570 гаражей на территории ГСК оставались в силе.

Руководители управы и префектуры обещали людям, что, пока вопрос не решится в судебном порядке, сноса не будет. По словам члена правления ГСК-8 Владимира Попова, собственники большинства гаражей не получали ни предложений об освобождении гаражей в добровольном порядке, ни повесток о принудительном сносе. А руководитель Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве Фердауис Юсупов на встрече с инициативной группой объяснил, что в отношении гаражей, по которым не приняты судебные решения и люди не получили компенсации, ничего предприниматься не будет. Тем не менее сломано было все.

Сейчас, когда гаражей уже нет, власти предлагают гражданам вернуться в правовое поле.

В четверг представители ГСК, префектуры и профильного департамента мэрии сели за «круглый стол», организованный фракцией «Яблоко» в Мосгордуме. И вновь ни до чего не договорились. Начальник управления гаражного строительства департамента дорожно-мостового строительства и инженерных строений Виталий Крючков объяснил, что «позиция департамента – снижение конфликтности ситуации при решении вопроса освобождения участка».

По его словам, с 277 членами ГСК уже договорились о заключении договоров долевого участия на строительство машиномест. С оставшимися 224 обсуждается вопрос повышения компенсации, но это будет возможно только при «наличии юридических оснований».

На вопрос членов ГСК, почему было нарушено обещание не принимать силовых мер, чиновник ответил, что не все в его власти. «Наше управление занимается оформлением документов, процесс подготовки участка под строительство нам не подвластен, — объяснил он. – Мы договаривались с отвечающими за освобождение участка людьми, под наше честное слово они ждали. Но сроки срывались, и они приняли меры, которые я не хочу комментировать». Руководитель правового управления департамента Александр Федькин оправдываться не был настроен.

«Есть судебный акт, который подлежит неукоснительному выполнению, — заявил он. — Если при этом были нарушения — это вопрос правоохранительных органов».

Что до механизмов выплаты компенсации собственникам гаражей, то, по словам Федькина, сумма оценки и размер компенсации утверждены вступившим в силу судебным решением. «Бюджетное финансирование регламентируется строже, чем вы думаете, — объяснил юрист. — 330 тыс. рублей — уже особо крупный размер. И нарушать его никто не позволит».

«Можно заключить мировое соглашение и увеличить размер компенсации хотя бы до себестоимости гаража (780 тыс. рублей на конец прошлого года), — возразил депутат Сергей Митрохин. – В аналогичной ситуации в Южном Бутово руководство города проявило политическую волю и пошло на равноценную компенсацию». Однако, по мнению Федькина, ни о каком мировом соглашении речь идти не может, так как гражданам со своей стороны нечего предложить правительству Москвы:

«У вас нет земли, нет уже и имущества. А нет имущества – нет и права собственности на него».

Тут Крючков снова призвал всех жить дружно и пообещал попробовать замолвить наверху словечко о повышении размера компенсации. Но более интересное решение, на его взгляд, заключается все в том же оформлении договоров долевого участия на машиноместа за счет предложенной компенсации (тем более что никто ее так и не получил). Но делать это надо срочно, предупредил чиновник, а то скоро паркинг сдадут, и тогда будет уже поздно. «Это большая удача, что паркинг еще не сдан, но я боюсь, что мы можем не успеть», — заявил он.

«Мы разочарованы, — призналась после заседания председатель ГСК Ольга Солодягина. — Несмотря ни на что, мы надеялись, что обещания пересмотреть размер компенсации будут исполнены. На момент слома гаражей про соблюдение закона никто не вспоминал. А когда речь зашла о наших интересах — все стало по-другому».

Что же касается людей, согласившихся на паркинг, то, по словам члена ГСК Игоря Леонова, все они работают на двух расположенных в Некрасовке предприятиях, и на них оказывается сильное давление, «прямо как во время выборов». Остальные 200 человек уже подали заявления в прокуратуру о повреждении и уничтожении имущества.

«Дождемся ответа из прокуратуры — тогда будем решать, что делать дальше», — сказала Солодягина.

По мнению адвоката московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Антона Лелявского, доказав незаконность сноса гаражей, их владельцы могли бы потребовать взыскания в судебном порядке нанесенного им ущерба. Но сделать это будет сложно. Более реально обжаловать определенную Кузьминским судом цену компенсации, в том числе в порядке надзора.

«Заново идти в суд не надо, — считает юрист. – Надо написать надзорную жалобу со ссылкой на компетентное мнение экспертов о действительной рыночной стоимости гаражей».

Однако, тот факт, что гаражи уже снесены, играет против их владельцев. Оценивать имущество, которого уже физически нет, придется по дополнительным критериям, и доказывать объективность оценки будет сложнее.