Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Рынок рухнул сам по себе

Следствие по обрушению Басманного рынка приостановлено «за неустановлением лиц, виновных в произошедшем»

Алина Черноиванова 03.06.2008, 13:49

Уголовное дело по факту обрушения Басманного рынка в Москве приостановлено, а по сути, стало «глухарем». За 2,5 года с момента катастрофы следствие лишь убедилось, что найти конкретного виновного в этой трагедии невозможно. Доказать вину единственного обвиняемого, директора рынка Марка Мишиева, прокуратуре не удалось.

Во вторник следственный комитет при прокуратуре Москвы сообщил, что следствие по делу об обрушении Басманного рынка в феврале 2006 года приостановлено. По словам официального представителя СУ СК столичной прокуратуры Михаила Ионкина, «расследование уголовного дела, возбужденного по ч. 3 ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам), приостановлено в связи с неустановлением лиц, виновных в произошедшем».

Доказать вину единственного обвиняемого по делу, директора Басманного рынка Марка Мишиева, следствию не удалось.

Более года по запросу СК велась экспертиза, которая должна была дать ответ о причинах обрушения, уточняет ИТАР-ТАСС. «Экспертиза выясняла, были ли какие-либо нарушения от момента проектирования здания рынка до его эксплуатации, но, что именно привело к обрушению, экспертам установить так и не удалось», — заметил представитель следственного управления Михаил Ионкин.

Вывод об отсутствии виновного в этой катастрофе напрашивался с самого начала. Еще весной 2006 года «Газета.Ru» выяснила, что рынок обрушился «по совокупности разных факторов».

Напомним, что трагедия произошла ранним утром 23 февраля 2006 года. Под кровлей и железобетонными конструкциями здания оказались около 100 человек, 66 из них погибли. В рамках возбужденного по факту уголовного дела был задержан директор Басманного рынка Марк Мишиев. Следователи считали, что Мишиев «не организовал мониторинга технического состояния здания рынка, не принял надлежащих мер к его правильной эксплуатации, текущему и капитальному ремонту, допускал неоднократно самовольную перепланировку помещений, что привело к неконтролируемой изношенности здания и обветшанию его конструкций».

Как заявил тогда прокурор Москвы Анатолий Зуев, директор рынка кроме всего прочего «грубо нарушил регламент, по которому были установлены часы работы рынка — с 7.00 до 19.00, а также требовалось введение на рынке в ночное время пропускного режима, в указанное время запрещался пропуск в помещения рынка посторонних лиц и ведение торговли, нахождение в ночное время на территории рынка большого числа людей, не являющихся работниками рынка и осуществлявших торговлю». Из-за этих нарушений в момент обрушения крыши на территории рынка находилось значительно больше людей, чем должно быть. Впрочем, суд счел такую меру пресечения, как арест, лишней для Мишиева. Директор рынка был освобожден из-под стражи и на время расследования дела оставался на свободе.

Тем временем, как обычно, московские власти организовали собственное расследование причин происшествия. И уже к концу апреля 2006 года техническая комиссия подготовила свое экспертное заключение, согласно которому причиной обрушения купола рынка стала совокупность различных недочетов, усугубленная неудовлетворительной эксплуатацией здания.

В ходе расследования столичные эксперты прежде всего исключили возможность разрушения рынка из-за проектных недостатков. Таким образом, они сняли любые подозрения с проектировщика здания Нодара Канчели. (Впрочем, сам факт того, что рынок безопасно использовался более 30 лет, уже говорил за себя).

Правда, кое-какие промахи в работе Канчели все же нашлись. Обследовав стальные конструкции каркаса, эксперты обнаружили, что «конструкции опорного цилиндра были изготовлены из кипящей стали» (не соответствующей необходимым требованиям качества). Но, по всей видимости, рынок и с таким каркасом простоял бы еще несколько десятков лет, если бы техническая эксплуатация здания велась надлежащим образом.

Основная проблема была в коррозии несущих конструкций.

Эксперты подтвердили, что утеплитель кровли «местами находился в переувлажненном состоянии, а некоторые элементы несущих конструкций оболочки имели коррозийный износ до 50%». Кроме того, к 850-летию Москвы на рынке провели реконструкцию для «увеличения мест торговли, повышения качества услуг, а также увеличения товарооборота». По мнению технической комиссии, «реконструкция с возможной перепланировкой антресольного этажа могла привести к возникновению дополнительной нагрузки на несущие конструкции».

Критическим для Басманного рынка оказался сильный снегопад, прошедший в столице в ночь с 22 на 23 февраля 2006 года.

Снег еще больше нагрузил и без того деформированные несущие конструкции здания. По версии экспертов, подкос (наклонный брус, который поддерживает горизонтальные элементы конструкции и опирается на вертикальные элементы) потерял устойчивость. Нагрузка подвесок антресоли кольца вместо проектных 14–16 тонн увеличилась до 25–30 тонн, и началось разрушение опорного контура кольца оболочки. Рухнувший опорный контур повлек за собой «прогрессирующее обрушение объекта», говорилось в заключении комиссии.

Согласно выводам экспертов, обрушение могла вызвать как сама перегрузка антресолей в процессе эксплуатации, так и «факторы, которые могли накапливаться постепенно и не проявляться в течение длительного времени».

Таким образом, столичная техническая комиссия решила, что в обрушении Басманного рынка виноваты все и никто одновременно: могли сыграть свою роль и дефекты конструкции, и резкое изменение метеоусловий, и сочетание всех этих факторов вместе.

Как признался тогда проектировщик Нодар Канчели, «по заключению получается, что никто не виновен». Учитывая же, что рынок до момента своего обрушения оставался госпредприятием (за его состояние отвечал департамент имущества правительства Москвы), оставалось только констатировать, что больше 20 лет столичные власти сами не следили за его техническим состоянием, а за пять лет до обрушения еще и перегрузили конструкцию здания. А значит, конкретного виновного в трагедии, происшедшей по совокупности разных факторов, найти фактически невозможно.

К такому же мнению, по всей видимости, пришли в итоге и эксперты Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте России, которым следствие поручило комплексную строительно-техническую судебную экспертизу обрушившегося рынка.

Адвокат Марка Мишиева Николай Клен узнал о приостановлении уголовного дела от корреспондента «Газеты.Ru», поэтому пока не смог прокомментировать мотивировку решения следствия.

«С тех пор как Мишиева освободили из-под стражи, ничего интересного не происходило. Шли экспертизы — назначались одна за другой, — сказал Николай Клен. — Так что спасибо за новость. Как только получу на руки решение о приостановлении дела в отношении моего клиента, смогу что-то более конкретное сказать».