Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Перед переселением начинаются массовые разводы...»

беседовала Варвара Петренко 16.04.2008, 18:56

Множество москвичей, вовлеченных в городские жилищные программы, меняют место жительства. При этом граждане сомневаются в справедливости правил, регулирующих порядок переезда, говорят об ущемлении своих прав и свобод. Власти, наоборот, считают столичное законодательство слишком либеральным и предлагают его ужесточить.

Позицию «с той стороны баррикад» прояснил «Газете.Ru» первый заместитель руководителя департамента жилищной политики и жилищного фонда столицы Николай Федосеев.

— Николай Викторович, больше всего конфликтов при переселении людей из пятиэтажек и постановке на очередь возникает не из-за нормативных метров — тут все однозначно, а из-за того, что проживающие под одной крышей несколько поколений родственников претендуют на несколько отдельных квартир. Вопреки Семейному кодексу РФ жилищный департамент города считает прописанных в одной квартире стариков, их детей и взрослых женатых внуков одной семьей?

— Да, с точки зрения жилищных правоотношений это одна семья. Согласно ст. 1 Закона г. Москвы от 14.06.2006 № 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», члены семьи заявителя — это супруг (супруга) и их несовершеннолетние дети независимо от места их жительства, лица, объединенные признаками родства или свойства, совместно проживающие в жилом помещении, а также граждане, проживающие совместно с заявителем, в том числе вселенные им в жилое помещение в качестве членов семьи в установленном порядке либо на основании решения суда». И это определение не противоречит статьям 31 (собственники) и 69 (наниматели) Жилищного кодекса РФ.

Что же касается семейных правоотношений, то они находятся вне компетенции департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы. И это фактически подтверждено определением Верховного суда РФ от 11.07.2007 № 5-Г07-56, установившим, что

применительно к жилищным (не семейным) правоотношениям могут быть использованы специальные правовые механизмы, не находящиеся в прямом соответствии с нормами Семейного кодекса РФ.

— А почему не учитываются интересы людей, расторгнувших брак? Ведь сам факт развода говорит о том, что люди не могут больше находиться под одной крышей.

— Во-первых, в Москве действует заявительная система улучшения жилищных условий москвичей. Жилищные органы не имеют возможности бегать по загсам и самостоятельно отслеживать семейное положение всех состоящих сегодня на учёте 164 тыс. семей. Если бывшие супруги не сочли возможным проинформировать жилищные органы об изменении своего семейного положения, мы считаем их одной семьей.

А во-вторых, при определенных обстоятельствах

развод, так же как и заключение брака, может быть основанием для признания гражданина ухудшившим жилищные условия, что ведет к пятилетней отсрочке в принятии его на учёт нуждающихся или предоставлении жилья.

Развод — это личное решение супругов, и бюджет Москвы не должен нести из-за него нагрузку. Лишь по истечении 5 лет будет учитываться развод граждан и при их переселении из пятиэтажек.

— Что это за основания для пятилетней отсрочки в принятии граждан на учёт или предоставлении жилья?

— Согласно ст. 10 закона № 29, учитываются действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, а также гражданско-правовые сделки с жильем, совершение которых привело к уменьшению его размера или к отчуждению, за пять лет, предшествующих предоставлению жилья или помощи города в их приобретении.

Смысл этой нормы состоит в том, чтобы не дать возможности недобросовестным гражданам, намеренно ухудшившим свою жилищную обеспеченность путем, например, продажи своего жилья, немедленно воспользоваться той или иной помощью государства в данной сфере. Мы не свои шкурные интересы защищаем, а собственность города.

Ведь у некоторых наших переселенцев и очередников прямо эпидемия разводов и вселений всех родственников до седьмого колена начинается за год-два перед подходом очереди или началом переселения. А вот вы, как налогоплательщик, готовы фактически из своего кармана оплатить предоставление второй, а иногда и третьей квартиры таким шустрым гражданам?

К действиям, повлекшим ухудшение жилищных условий, относятся:

- изменение порядка пользования жилыми помещениями путем совершения сделок;

- обмен жилыми помещениями;

- невыполнение условий договоров о пользовании жилыми помещениями, повлекшее выселение граждан в судебном порядке;

- изменение состава семьи, в том числе в результате расторжения брака;

- вселение в жилое помещение иных лиц (за исключением вселения временных жильцов);

- выдел доли собственниками жилых помещений;

- отчуждение имеющегося в собственности граждан и членов их семей жилого помещения или частей жилого помещения.


— Но ведь должны же быть какие-то исключения?

— Конечно. Прежде всего, это вселение несовершеннолетних детей по месту жительства любого из родителей. Что касается супруга или нетрудоспособных родителей, то их вселение не считается действием, повлекшими ухудшение жилищных условий, если ранее они были приняты на жилищный учет в городе Москве или проживали в непригодном и не подлежащем ремонту помещении. А также если они безвозмездно передали жилое помещение по предыдущему месту жительства в Москве органам государственной власти города.

Есть еще случаи расторжения договора ренты по инициативе получателя ренты, признание сделки с жильем недействительной в судебном порядке, а также отказ от принятия дара одаряемым и отказ дарителя от исполнения договора дарения.

— А почему вы предлагаете увеличить срок, прошедший с момента ухудшения жилищных условий, до 10 лет?

— Установленный сегодня городским законодательством срок в 5 лет не является достаточным препятствием. О том, что дом будет сноситься, обычно становится известно задолго до принятия правового акта об его освобождении. И до переселения у жильцов остается еще много времени, чтобы начать массово разводиться и прописывать родственников. Увеличение срока до 10 лет сведет подобные действия к минимуму.

— Но один путь обойти ваши ограничения все-таки остается — прописать у себя родственника, больного, к примеру, туберкулезом. При этом ему не обязательно даже быть москвичом.

— Действительно, перечень заболеваний, дающих гражданам, проживающим в квартире, занятой несколькими семьями, внеочередное право на улучшение жилищных условий, выглядит, на наш взгляд, несколько странно. Этот перечень утвержден постановлением правительства РФ от 16.06.2006 № 378 и включает в себя 11 пунктов, в частности, активные формы туберкулеза с выделением микобактерий, злокачественные новообразования, сопровождающиеся обильными выделениями, хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями.

Но нужно и можно ли лечить туберкулез или хронические и затяжные психические расстройства немедленным предоставлением больному отдельной квартиры? Или, может быть, его следует поместить в специализированное медицинское учреждение, как это делается во всем мире и, кстати, предусмотрено российским законодательством?

Ведь, согласно медицинской статистике, туберкулез неизлечим лишь у 5% больных (80% заболевших выздоравливают в течение 2 лет, еще 15% уклоняются от лечения). При этом в Жилищном кодексе РФ (глава 7) отсутствуют какие-либо дополнительные условия предоставления жилья внеочередникам, страдающим тяжелыми формами заболеваний, кроме наличия у гражданина самой этой льготы.

Нет даже нормы об однократности помощи государства таким гражданам в улучшении их жилищных условий. И это дает возможности для злоупотреблений: внеочередники, обеспеченные даже свыше нормы предоставления, могут, тем не менее, неоднократно получать бесплатное жилье.

Кроме того, в ЖК РФ отсутствует четкое определение того, кто именно обеспечивается вне очереди по договору социального найма — только те граждане, кто непосредственно обладает льготой, или вместе с ними необходимо обеспечивать всех (или часть) членов их семей. При этом срок проживания гражданина в городе Москве во внимание тоже не принимается.

И давайте спросим у москвичей, а хотят ли они, чтобы их соседом по подъезду во многоквартирном доме оказался туберкулезный больной с выделением бактерий, пользующийся тем же лифтом, берущийся за дверные ручки в подъезде.

— Давайте вернемся к здоровым и законопослушным горожанам. Многие москвичи жалуются, что при предоставлении квартиры чиновники на местах относятся к ним субъективно. Недостаток конкретики в законе дает право чиновнику принять решение о том, какую именно норму применить к тому или иному заявителю. А разные нормы — это разное число квадратных метров, комнат и даже квартир, что особенно важно, когда вместе проживают несколько поколений.

— Статья 20 закона устанавливает размер площади жилого помещения, предоставляемого в пользование либо приобретаемого в собственность с помощью города. Хотя норма предоставления в Москве установлена в размере 18 кв. метров на человека, в ч. 4 этой статьи отдельно указаны размеры площади, которая может при предоставлении квартиры превышать эту норму с учётом состава и численности семьи очередников, технических особенностей строящегося в городе жилья, а также возможностей города по удовлетворению права граждан на улучшение жилищных условий.

Эти размеры дифференцируются следующим образом:
— на одиноко проживающего гражданина — до 36 кв. м;
— на семью, состоящую из супругов, — однокомнатная квартира площадью от 36 до 44 квадратных метров;
— на семью, состоящую из двух граждан, не являющихся супругами, — двухкомнатная квартира площадью от 36 до 50 квадратных метров;
— на семью из трех граждан, в составе которой есть супруги, — двухкомнатная квартира площадью от 54 до 62 квадратных метров;
— на семью из трех граждан, в составе которой нет супругов, — трехкомнатная квартира площадью от 62 до 74 квадратных метров;
— на семью из четырех и более граждан — жилое помещение площадью по 18 квадратных метров на одного члена семьи.

Как видите, в законе учитываются особенности состава семьи очередников, хотя практика применения этой статьи, конечно, вызывает много споров.

Но напоминаю: семейные правоотношения находятся вне компетенции департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы.