«Они будут приезжать и вонять!»

Жители Петербурга протестуют против строительства газпромовского «Охта-центра» на правом берегу Невы

Никита Зея (Санкт-Петербург) 15.01.2008, 13:06

В Петербурге скандалом закончились общественные слушания по поводу строительства «Охта-центра» – делового квартала с небоскребом «Газпрома». Горожане опасаются, что этот квартал разрушит исторический облик города, навредит экологии и приведет к транспортному коллапсу. Противники строительства предупредили власти: от решения по «Охта-центру» зависят результаты президентских выборов в Петербурге.

Слушания проводились в понедельник в бизнес-центре «Буревестник» на Малоохтинском проспекте. На них пришли около тысячи человек: все места в зале оказались заняты, многим пришлось стоять в проходах. За углом «Буревестника» дежурил автобус с ОМОНом. В зале выставили усиленные наряды милиции. Пропускали всех желающих, но у многих милиционеры проверяли сумки и ощупывали карманы, опасаясь провокаций. Накануне активисты общественных организаций — противников строительства квартала «Газпрома» заявляли, что против них готовятся акции с участием футбольных хулиганов.

По петербургскому закону «О публичных слушаниях» горожане могут выразить отношение к любому строительному проекту, потребовать его изменения и даже полностью отклонить. В это раз обсуждался так называемый временный регламент застройки территории. «Временный» — потому что местные депутаты до сих пор не приняли соответствующий закон. По сути, речь шла об отношении петербуржцев к проекту газпромовского строительства.

Заказчика строительства квартала представлял начальник отдела планирования ОАО «Общественно-деловой центр «Охта» Петр Лущин. От Смольного в президиуме сидел зампред комитета по градостроительству и архитектуре Виктор Полищук. Он сразу же пришел к выводу, что участникам слушаний ничего объяснять не надо, все и так в теме, и стал рассказывать о проекте. Полищук уточнил, что «Охта-центр» появится на правом берегу Невы, недалеко от станции метро «Новочеркасская». Квартал будет включать в себя не только небоскреб — офис «Газпрома», но и паркинги, театральный зал, музей, спортивные сооружения. «Напомню, мы обсуждаем временный регламент застройки территории, — отметил Полищук. — Это нормативно-правовой документ. Он поможет реконструировать промышленную зону в многофункциональную общественно-деловую зону».

Речь представителя Смольного прервала женщина, прорвавшаяся к сцене:

— Куда будете переселять нас, ироды?

Полищук немного растерялся:

— Никто не собирается сейчас вас переселять, — ответил чиновник.

— Да что вы говорите! — попыталась дискутировать возмущенная горожанка, но Петр Лущин, представляющий застройщика, перехватил инициативу и принялся отвечать на вопросы, которые, по его словам, оставляли в специальном журнале посетители экспозиции «Охта-центра» в администрации Красногвардейского района. Его прервали криками: «Журнала там не было! Вранье! Сами вопросы составили — сами отвечают! Дайте слово народу!» — бушевал зал.

— Я не вру. Журнал там был, — парировал Лущин. Он все же зачитал несколько вопросов из журнала и ответил на них, но его слова заглушил рев толпы.

Наконец президиум пошел на уступки. На сцену поднялся Александр Карпов, директор общественной организации «Эком», которая незадолго до слушаний провела независимую экспертизу проекта. В зал тем временем «спустили» два микрофона для желающих выступить, не поднимаясь на сцену.

— Про башню во временном регламенте ничего не сказано, — обратил внимание чиновников Карпов. — Современное высотное офисное здание будет жрать энергию и воду, производить отходов больше, чем промышленная зона. Регламент нарушает законодательство, в нем много технических ошибок.

Мы считаем, что принятие этого документа в данном виде невозможно, — подытожил представитель горожан.

Зал аплодировал.

— Есть ли лицензия у вашей организации? — спросил Лущин. — На каком основании вы проводили экспертизу?

— На основании статьи Конституции, которая позволяет пользоваться открытыми данными и защищать права людей. Вы считаете, что на чтение законов нужна лицензия?

— Молодец! Браво!!! — вновь закричали из зала.

— Мы читали ваше экспертное заключение. Многие пункты там правильны. Их обязательно учтут, — попытался успокоить всех представитель Смольного.

Однако успокоить женщину, пытавшуюся добиться ответа на свой вопрос, Полищуку не удалось. Выяснилось, что в зону застройки «Охта-центра» попал дом номер 6 на Малоохтинском проспекте, в котором она живет. Встревоженные жильцы явились на слушания чуть ли не в полном составе. Наперебой они выкрикивали, что их дом ждет судьба пятиэтажки на улице Эсперова (этот жилой дом на Крестовском острове попал в зону застройки коттеджей для судей Конституционного суда и был снесен под предлогом аварийного состояния — «Газета.Ru»).

— Я вам даю честное слово, что расселять и выселять никого из этого дома не будут. Живите там спокойно, — пытался перекричать зал Лущин.

— Все, что вы нам выскажете, будет занесено в протокол, проанализировано и учтено, — поддержал его Полищук.

— Мы вам не верим! — единогласно отвечал зал. — Исключите дом из зоны застройки!

— Одному «Газпрому» надо не меньше 20 тысяч машин для сотрудников. Они будут приезжать и вонять! — взвилась из зала невысокая женщина. — Я Елена Мельникова, представляю инициативную группу, подавшую в суд на строительство «Охта-центра». Постановление Смольного о строительстве нарушает не только российский закон, но и международный!

На этом терпение Виктора Полищука лопнуло.

— Ваша задача — что, чиркнуть спичкой о бочку с бензином?! Как вы не понимаете?! Зона застройки учтена в генплане Петербурга!

Мы должны вывести промзоны, развивать депрессивные унылые набережные, убрать унылые фабричные корпуса, которые выходят на набережную и не украшают наш город! — пояснил он. — Вот Хельсинки выводит порт из центра города и строит на его месте общественно-деловой центр…

— Да пускай Хельсинки делает что угодно. То у них Хельсинки, то Париж. Мы здесь живем! — не умолкал зал.

— Вы меня оскорбили как петербурженку. Исторические фабричные здания нужно не сносить, а реконструировать и сохранять. Это наше наследие! — заявила Мельникова.

Полищук схватился за голову.

Встал пожилой ветеран, представившийся Василием Лысенко:

— Вот, каждый печется о своем доме. А про высотную башню, которую будет видно во всем городе, не говорят. Место «Газпрома» — на дамбе!

— Туда его! — взревел зал.

— По постановлению правительства, принятому перед Новым годом, в этой зоне высотный регламент — 100 метров, — пытался пояснить Полищук.

— Со-рок во-семь! Со-рок во-семь! — дружно скандировать зал в ответ (48 м — предельная высота зданий согласно действующему в городе высотному регламенту до появления проекта «Газпрома» — «Газета.Ru»).

— У моста Александра Невского банк «Санкт-Петербург» хочет построить общественно-деловой центр «Сэттл-Сити», — сообщила лидер организации «Охтинская дуга» Татьяна Красавина. — Это два 100-метровых здания. У Ладожского вокзала строится пять высоток — жилой комплекс «Аманда». Здесь строят «Газпром-сити». Все это рядом. Гнездить друг на друге бизнес-кварталы — это преступление! Высотки должны быть убраны. Охта и сейчас в транспортном коллапсе. А что будет, когда все это построят? Вы, может, не заметили, что здесь живут люди? И еще. Новый высотный регламент не принят. Это вранье. Правительство города будет рассматривать его завтра (15 января — «Газета. Ru»). Мы категорически против его принятия и требуем проведения по нему публичных слушаний. Зачинщик высотных территорий — вице-губернатор Вахмистров. Но это уровень федеральный. Документ должен быть согласован с правительством России! Петербургский плоский ландшафт, небесная линия, является универсальной ценностью, принятой международным сообществом!

Слово взял человек из зала:

— Сегодня мы участвуем в лохотроне, — заявил он. — Юридического понятии «временный регламент застройки» не существует.

Президиум пытался спорить, но его не слушали.

— Да ваши же дети, внуки будут работать в этом общественно-деловом центре! — пытались вразумить народ чиновники.

Но это только подлило масла в огонь народного гнева.

— Вы сами в это верите? — негодовали граждане.

Микрофон тем временем достался гражданину в пиджаке, но с военной выправкой.

— Высотное здание «Охта-центра» может явиться маяком для наведения ракет западной ПРО! — уверенно отчеканил он. — С какой целью оно строится в Петербурге?

Сидящие в президиуме оказались в замешательстве.

— Это правда… Здания выше 50 метров (зал вновь взвыл) являются стратегическими объектами. Но с военными мы согласовали этот вопрос.

На сцену поднялся Евгений Козлов, координатор Движения гражданских инициатив:

— Нынешние слушания — наш последний бастион. После никаких слушаний быть не может. 400-метровая высотная башня не вошла в регламент, но фактически ей дают зеленый свет. Высотный регламент — 48 метров — в Петербурге не отменен. Скажите, кто является председателем совета директоров «Газпрома»?

— Медведев, Медведев! — выкрикнули из зала.

— А кем он сейчас являе..?

Президиум, наконец, спохватился и выключил докладчику микрофон: «Просим вас говорить по теме!»

— Включите микрофон! Мик-ро-фон! — понеслось из зала.

Микрофон пришлось включить.

«Хочу предупредить всех, что результаты президентских выборов в Петербурге будут зависеть от решения по «Охта-центру», — закончил оратор.

Зал завелся и принялся скандировать: «Земля — народу!»

— Хотите землю — оформляйте ТСЖ, — посоветовал Полищук.

— Это наш город! — зазвучало в ответ.

— Ладно, вы не считаетесь с людьми, — встал Владимир Дмитриев, депутат-коммунист законодательного собрания, — но зачем комитет по градостроительству сделал из этого временного регламента застройки подстилку под «Газпром»? В таком виде регламент принять невозможно.

— Правильно! — поддержал народ своего избранника.

— Да с ними говорить бесполезно, они уже решили все! — послышалась реплика из зала.

— Не надо политических спекуляций, — ответил Лущин. — Мы люди дела и будем заниматься делом во благо всем.

Зал зарычал так, что на окнах заколыхались занавески. Положение попытались спасти горожане, поддерживающие «Газпром».

— А вот я против того, чтобы наш район оставался как серая плесень. «Охта-центр» нужен! Это мнение мое и моей семьи, — поднялась женщина из передних рядов.

— Подкидная! — всполошился зал.

— Спасибо, мы вам очень благодарны и обязательно занесем ваше мнение в протокол, — оживился Лучин.

Зал ахнул, изумленный таким коварством.

— Концертный комплекс, театральный зал, современный искусственный каток, торговые площади, зеленая зона, новая станция метро — это все для вас, — увещевали из президиума.

— Мы вам не верим! — упорствовали из зала. — То, что вы делаете, против людей. Проект несет нам экологическую катастрофу. Почему бы вам не найти место где-нибудь у Кольцевой автодороги, вдоль вантового моста? Сделайте новый кусок города, и мы вам будем аплодировать!

— На месте будущего строительства, где когда-то была крепость «Ниеншанц», сейчас архитекторы ведут раскопки, — говорил Лущин.

— Там экскаваторы копают. Кто так раскопки ведет? — отвечали ему.

— Давайте голосовать. Встаньте те, кто против строительства, — горячились антибашенные активисты. Встал почти весь зал. Десятка два остались сидеть, смущенно поглядывая друг на друга.

— Голосование в публичных слушаниях не предусмотрено, — торопливо заявили из президиума.

Откровенный разговор народа с чиновниками и бизнесменами длился ровно три часа.

— Слушания прошли конструктивно, — резюмировали газпромовцы. — Надо учиться обсуждать с народом крупные проекты.

— Это важно не только для Петербурга, но и для всей России, — заявили представители Смольного. — Слушания ни к чему не привели. Регламент застройки в таком виде принимать нельзя.

— Стороны остались при своем, — резюмировали противники «Охта-центра».