Московские «пацаны» прибирают к рукам провинцию

Фото: ИТАР-ТАСС
Вам не приходило в голову, что Москва живет и растет не потому, что она Москва, а потому, что она обирает и высасывает соки из всей страны? И люди толпами едут в Москву отнюдь не любоваться архитектурными памятниками, а вслед за финансовыми потоками, которые утекают из их родных мест в первопрестольную. Деньгам уже стало тесно в столице.

Мы публикуем отклик на «личный опыт» нашего читателя «Почему я остался жить в Москве». — ред.

Итогом стало то, что московские «пацаны» прибирают в провинции к рукам всё, что может приносить доход. При этом о какой-то перспективе нет заботы вообще: сорвать куш , ограбить, ободрать сейчас, а завтра будь что будет! И примеров тому масса.

В провинциальном городишке с населением в 200 с небольшим тысяч, где я живу, местный предприниматель создал хорошую сеть супермаркетов. Народ туда с удовольствием потянулся. И вдруг перед Новым годом у всей сети неожиданно появляются новые хозяева. Причём стремительно, в одночасье.

Оказывается, приехали москвичи и предложили хозяину альтернативу: или вот тебе денег мешок за твои магазины со всеми потрохами, или...

Итогом стало то, что цены взлетели процентов на 20, зарплаты у персонала понизились, неслабый соцпакет просто на ноль умножился. Народ (в смысле, покупатели) из магазинов исчез...

Все промышленные предприятия, за исключением объектов энергетики, давно принадлежат москвичам. Итог: оборудование не меняется, и никто его не собирается менять.

Зарплаты у рабочих - только чтобы с голоду не подохнуть (видно, москвичи хорошо изучили труды Тейлора и Форда!), экология гробится жутко, но на системы очистки выбросов никто и не думает тратиться - а нафига, до Москвы-то всё равно не долетит этот смог.

Теперь большим дядям и этого стало мало, и они принялись за ключевые отрасли экономики. Например, готовят законопроект о приватизации атомной энергетики. С иезуитской формулировкой: «со 100% контролем со стороны государства». Ага! Сегодня - государство, а завтра - Иван Иваныч.

И вот тогда действительно наступит полный абзац! Потому что отношение-то будет не как у хозяина, а как у временщика - хапнуть, пока есть возможность. А там уж можно и в Швейцарию рвануть. Да ведь можно и не успеть добежать.

Москву-то как тряхнуло во время отключения электроэнергии в мае 2005-го? Делов-то! Если б в провинции на такие инциденты обращали бы столько же внимания, то радио и газеты только и говорили бы об очередной обесточке.

Да, в провинции грязно, бедно, раздолбанные дороги. Но за счёт этого Москва цветёт и пахнет!

И у Вас ещё хватает наглости и цинизма осуждать людей за то, что они едут в поисках нормального заработка?! Да если б дома была достойная работа, так провались она, эта столица, вместе со своими снобами-хамами москвичами! Москва - больной город, устаёшь от него безмерно.

Так что автора Antonio я понимаю в том, что жизнь в Москве в чём-то легче и интересней, но не разделяю его желания жить в Москве.

И интересно было бы посмотреть на Москву, когда б из неё исчезли разом дворники-таджики или торговцы-азербайджанцы.

Уж точно, москвичи бы за метлы не взялись бы и за прилавки не встали бы на тех условиях, на которых приезжие работают.

Да что там: как-то случилось мне часов в 12 ночи пройти от Сокольников по Стромынке. Неподалёку от метро на каждом парапетике, на каждой скамейке шла пьянка. Причём это были не приезжие, ибо приезжие на машинах с московскими номерами не катаются!

Пустые бутылки и стаканы бросали, ессно, прямо тут же. Площадь напоминает свалку. Наутро, в шестом часу, иду к метро. Всё чисто! Хотите сказать, это вчерашняя пьянь погрузила всё в свои тачки и увезла на мусорку?

Так что совершенно согласен с утверждением, что надо НОРМАЛЬНЫЕ рабочие места создавать там, где люди живут. С НОРМАЛЬНОЙ зарплатой. А не так, когда члены совета директоров РАО ЕЭС гребут миллионные зарплаты, а монтажник-линейщик (дождь, мороз, пурга, жена рожает - не волнует, линию восстанавливать надо!) получает... Эх, да что там!

Впрочем, это всё пустое. Совесть никогда ни у кого не просыпается. Она только умирает.