Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Соседку угробили из-за квартиры на наших глазах

Елена 10.07.2006, 16:43

Вполне понимаю опасения автора за своего брата. Практически на наших глазах из-за квартиры угробили старуху соседку. И никто даже глазом моргнуть не успел.

Мы публикуем отклик на «личный опыт» нашего читателя «Из-за этой приватизации я могу потерять брата». — ред.

Хотя, возможно, будь мы немного внимательней к ней, этого могло бы не произойти. Но теперь уже ничего не изменишь.

В нашем подъезде почти никто ни с кем не знаком. Но эту пенсионерку знали многие - разговорчивая старушка, похоронив мужа, страдала от одиночества и старалась по возможности общаться с соседями.

Прошлой осенью у нее появились жильцы — старушка пустила к себе девушку-студентку. И самой квартиранткой, и регулярно навещавшей ее мамой (как она говорила, из Подмосковья) соседка была очень довольна.

Милые женщины относились к ней, как к родному человеку, выслушивали жалобы, убирали квартиру, приносили продукты. Сейчас, вспоминая этих людей, я думаю, что не очень-то они были похожи на дочь и мать - и внешне, и по возрасту. Но тогда никому не было до этого дела.

Обходительная «мама» студентки, кроме всего прочего, оказалась еще и врачом, и стала лечить больные суставы старушки. Уколы ее действовали странно

- общительная пенсионерка стала замкнутой, молчаливой и какой-то запуганной. На улицу она стала выходить все реже и реже. Но, опять же, у кого сейчас есть силы и время обращать внимание на чужого человека? Мы и не зацикливались на этом.

А потом старушка пропала. Кто-то из соседей вроде бы видел, как ее увозила «скорая помощь», но наверняка утверждать не мог.

А спустя еще какое-то время в ее квартире начался ремонт. «Студентка» со своей мамой здесь уже не появлялись, заправлял всем какой-то мужчина.

И тут соседи наконец-то забеспокоились. Мы стали обзванивать больницы и морги, но старушки нигде не было. В конце концов, нашли ее в одной из подмосковных психушек и поехали туда. Как нам там объяснили, из медицинских документов следовало, что ее сняли с электрички в «зоне действия» этой больницы в момент приступа шизофрении.

Слышать это было странно, соседка была совершенно одинока, и, насколько мы могли вспомнить, никогда ни к кому не ездила в Подмосковье. А последние годы, из-за больных суставов вообще не выбиралась никуда дальше ближайшего магазина.

И с головой у нее до появления жильцов все было в порядке.

Нам разрешили повидаться. Выглядела она ужасно, никого не узнавала, на вопросы не отвечала. По словам врача, у нее произошел полный распад личности, и помочь ей уже невозможно. И, вообще, судя по всему, дни ее сочтены. А еще он сказал, что поступила она в тяжелом состоянии, и установить личность удалось только по документам, которые, по счастью, оказались у нее с собой.

Следующий наш визит был в паспортный стол, но разговаривать с нами - посторонними лицами — там наотрез отказались.

Потом, через третьи руки удалось все-таки узнать, что перед психушкой соседка успела оперативно приватизировать и «подарить» свою квартиру. А затем эту квартиру так же оперативно продали.

Участковый милиционер, выслушав меня, покрутил пальцем у виска. Прописана старушка остается в этой квартире, никто ее не выгонял, тем более, не убивал, а то, что заболела - так все под богом ходим. «Вспомни, сколько ей лет, ты столько не проживешь», — посоветовал участковый и просил не морочить ему больше голову.

А вечером я «случайно» столкнулась с мужчиной, распоряжающимся сейчас в соседской квартире.

Ласково улыбаясь, он поинтересовался, а почему, собственно, я так волнуюсь из-за этой квартиры. А закончилась наша беседа примерно так: «Вы такая занятая женщина, все время на работе, а дети ваши бегают тут без присмотра. Займитесь-ка лучше ими, и не суйте нос в чужие дела». Разумеется, я сразу прекратила «совать нос в чужие дела», не внять такому серьезному предупреждению было невозможно.

Конечно, я все понимаю, и то, что, помочь старушке уже невозможно (здоровье не вернешь, и квартира ей эта теперь уже не нужна), и то, что противостоять опутавшему все вокруг криминалу невозможно. Но меня, и, думаю, других наших соседей, запоздало мучает совесть.

А еще мне очень страшно, получается, что в любой момент с каждым из нас может случиться все, что угодно.