Как и что плавает по Чистым прудам

Александр Вяльцев 02.06.2006, 14:57

Как известно из книжек, «огораживанием» занялись еще в XIV веке английские лорды-феодалы. Бывшие общинные (общественные) земли становились частными, огораживались забором, крестьяне, жившие в этих местах и пользовавшиеся ими, разорялись или изгонялись. С этого, собственно, начался английский капитализм.

Эта норма очень важна. До недавнего времени у нас все было не так. Если государство вдруг огораживало, скажем, пустырь, на котором ты гулял с собакой, и начинало там чего-то строить или огораживало огромный кусок леса рядом с твоей дачей и устраивало там полигон и т.д. — этому можно было огорчаться, как и тому, что тебе в этой стране ничего не принадлежит. Государство дает и отбирает, созидает и крушит, как ветхозаветный Иегова, никому не давая отчета. Все были равны в бесправии и могли радоваться лишь тому, что, с точки зрения высших, непонятных тебе интересов, эти заборы для чего-то нужны.

Наш, российский капитализм начался с захвата фабрик, нефтяных вышек, зданий в Москве. Целые огромные заводы, недавно государственные, в одночасье находили владельца, покупавшего их за копейки, еще и занятые у того же государства. Земля была пустынна и заброшена и использовалась всеми.

Но прогресс не остановить: вдруг кусок леса, по которому ты привык ходить, оказывался сданным в аренду фирме, огородившей его забором и устраивающей там корпоративные вечеринки.

Стоял когда-то на Чистопрудном бульваре милый индийский ресторан «Джалтаранг» с дешевым кафе, любимым московскими неформалами. Лет восемь назад ресторан снесли и в дикой эклектичной архитектуре возвели невесть что под именем спортивно-оздоровительного центра «Белый лебедь». Отхватили заодно метров десять пруда. Прямо на бульваре устроили парковку. И машины дешевле «Мерседеса» на ней не парковались.

Идея понравилась. Два года назад ресторан «Ностальжи» устроил свой «филиал» прямо на водной глади одного из двух прудов в центре Москвы. Зато куда-то исчезли плававшие по нему много лет лодочки. А также лебеди и утки.

Злоключения бульвара на этом не кончились. В этом году в обстановке бурного протеста местных жителей рядом с вставшим на новый ремонт «Белым лебедем» установили памятник казахскому поэту Абаю Кунанбаеву, «классику» казахской литературы, — «дар республики Казахстан столице России городу Москве». Чтобы избежать эксцессов, «дар» постоянно охраняет милицейский наряд в машине. Охранять же в Москве больше нечего!

Не успели отшуметь страсти по поводу Кунанбаева, «творца бессмертного слова», Чистопрудный бульвар подвергся новой агрессии — кто бы мог думать, со стороны театра «Современник», наследника демократических традиций 60-х, любимца наших либералов! Он решил порадовать москвичей пышным торжеством по поводу своего пятидесятилетия, прямо на водах озера устроив огромную эстраду (пример «Ностальжи» оказался заразителен: зрители партера, вероятно, будут сидеть в лодках). А заодно перегородив весь правый берег, устроив там «vip-зону», как у нас принято, где разбил шатры, похожие на стоянку войск золотоордынского хана, поставил столики и устроил буфет «Современник» — с пивом, вином и закусками (ограждения были выставлены незадолго до фестиваля «Черешневый лес», простояли более недели и были убраны после 28 мая» — ред.).

Для всех граждан? Ни в коем случае: вас туда не пустят даже за деньги. И возродил лодочную станцию — для тех же Vip-персон. Вот как теперь выглядит ваш «современник», если вы не знали.

Автор решил полюбопытствовать, почему нарушено его гражданское право — ходить по общественному бульвару, кто его перегородил, на каком основании. Охранники «vip-зоны» мягко посоветовали ему убираться вон по добру по здорову, не создавать конфликта, иначе он окажется в другом месте. Остается только гадать, в каком. Удостоверения свои они показывать отказались. Какие-либо документы, разрешения на «огораживание» — тоже. Просто поставили заборчики, натянули красно-белые полоски, как на месте преступления, — и точка.

Парень с наглым тупым лицом с повязкой дружинника недоумевал: все же сворачивают с бульвара прямо на проезжую часть — и не возмущаются! Чего тебе-то надо?!

За «справедливостью» мне предложили обратиться в театр «Современник». Не сомневаюсь, что «Современник» получил все нужные разрешения на эту акцию. И все же я позвонил по телефону горячий линии правительства Москвы. Там ничего про бульвар не знали и отослали в префектуру Центрального округа. Оттуда — в управу района «Басманный». В управе мне предложили позвонить в их торговый отдел (есть там и такой — именно он занимается раздачей земли под рестораны и пр.). Но и в нем ничего о захвате земли не знали и никаких документов не видели. Дали телефон секретаря главы управы.

Ответ секретаря был лаконичен: «Закрыли берег — значит надо». Кому надо? Все же мне удалось добиться от нее (секретаря), что документ действительно существует, хотя она его не видела. «Кто подписал? Наверное, глава управы…»

«Зато мы разбили на бульваре несколько цветочных грядок, — легко оправдается она (управа). — Насадили кустики», — черешни, надо думать, в честь совмещенного с пятидесятилетием театра фестиваля «Черешневый лес». Сомневаюсь, что хоть один переживет зиму. Но денег у нас много, хрен их жалеть.

На следующий день я повторил попытку пройти по недоступному бульвару. С тем же результатом. Охранник, не в форме, а в простом свитере, меня не пустил. На каком основании?
— Потому что проходит фестиваль «Черешневый лес».
— И что поэтому?
— Поэтому закрыто. Всего доброго.
- Объясните связь?
— Без комментариев.
— Отлично. Кто вы, простите, представьтесь.
— Без комментариев, без представлений.

Я обошел озеро и пролез на бульвар с другой стороны. Так я очутился в пресловутой «vip-зоне». Красиво живет эта «зона»: каждая палатка предлагает меню разных лет существования театрального буфета.

Например, палатка с такой афишей: «Буфет театра «Современник»-1986–1996»: стоит бесконечный ряд попсовых металлических контейнеров с горячей едой. Морозится в специальном тазу дорогое шампанское, щедро разбросаны по белоснежному столу упакованные салаты. Напитки уже разлиты в бокалы и ждут уважаемых людей, которые снизойдут их пригубить.

Наконец на меня обратили внимания — менеджер компании, которая организовала этот «замечательный» фестиваль (а в управе района «Басманный» мне сказали, что устали от звонков жителей, возмущенных шумом).

Его задело, что какой-то человек тут ходит, фотографирует и мешает работе. А у них тут вино, еда — вдруг я украду! За это очень досталось охранникам, проворонившим нарушителя. Менеджер соврал, что у нас здесь никогда не было лавочек, а их замечательная компания их поставила. И спросил, зачем я взял с собой ребенка (а со мной на «задание» увязался мой сын), и посоветовал водить его в музеи и театры, а не на территорию со «спецобслуживанием», как он ее назвал.

«Вот чему надо учить ребенка», — сообщил этот «песталоцци».
«Я учу ребенка самому главному, — ответил я, — отстаивать свое гражданское достоинство».

У главного входа на территорию со «спецобслуживанием» стоит «Ауди» последней модели, вроде тех, что «украшают» входы в московские казино, — с рекламой фестиваля и наименованием спонсоров. А к «плавучему» ресторану «Ностальжи» теперь швартуется настоящая гондола. Как называть тех, кто в ней плавает?