Как я снимал комнату у бабушки-монстра

Фото: kinoclub.by.ru
О том, как снимают квартиры в цивилизованном мире, мне понятно. Только почему-то никто особо не рассказывает, как это происходит в России. Я вот как-то снимал комнату в Москве. Вспоминаю об этом с ужасом и содроганием.

Мы публикуем отклик на «личный опыт» нашего читателя «Как снимают квартиры в цивилизованном мире» . — ред.

Начать поиски жилья в Москве мне посоветовали с Банного переулка. Не знаю, существует ли это место сейчас, но не так давно на Проспекте мира, примерно посередине между станциями метро «Проспект мира» и «Рижская», прямо на улице собирались люди, которые ходят сдать или снять жилье.

Тех, кто хотел снять, было там намного больше. Пожалуй, можно сказать, что тех, кто сдает, там почти совсем не было. Вот там я и познакомился с некой предприимчивой женщиной Наташей, оказывающей риэлторские услуги.

Брала она, в отличие от агентств, не 100, а 50% от месячной платы за комнату. Поэтому я решил воспользоваться ее услугами. Почти сразу же мне был предложен с виду подходящий вариант, и мы поехали смотреть комнату.

Встреча происходила в метро «Текстильщики». Выяснилось, что надо подождать еще какую-то женщину, которая знает адрес и хозяйку. Минут через 20 эта дама (весьма помятого вида) появилась на горизонте в сопровождении такой же помятой дамы. Так вчетвером мы и отправились смотреть комнату.

Хозяйка показалась мне божьим одуванчиком, комната оказалась подходящей, и договор был подписан. Три дамы ушли делить полученный от меня навар со сделки, а я остался немного поговорить с хозяйкой.

Звали ее Анна Ивановна. Она накормила меня супом, я рассказал ей о себе, а она мне - о себе. Сказала, что перенесла пытку, воспитывая сына-алкоголика, что была бухгалтером, и как мне повезло снять комнату именно у нее, так как от «Текстильщиков» до центра - рукой подать. То, что ее комната была на $20 дороже обычной цены на комнаты в то время - ее, конечно же, не смущало.

В договоре было прописано, что помимо платы за комнату мы оплачиваем звонки по межгороду, однако все это осталось только на бумаге.

Видимо, я настолько мягкий человек, что этому божьему одуванчику с бульдожьей хваткой легко удалось меня продавить.

Дело было так. Через неделю после заселения ко мне приехала жена. Ей тут же было заявлено, что она должна постоянно мыть «места общего пользования». Анна Ивановна рассказала ей, что была бухгалтером, что перенесла пытку, воспитывая сына-алкоголика, а так же то, что нам очень повезло снять комнату именно у нее, ведь до центра - подать рукой.

Через месяц выяснилось, что мы, на самом деле, должны заплатить абонентскую плату за телефон, который, к слову, постоянно находился в комнате хозяйки, и чтобы позвонить - нам приходилось его просить.

Потом нам было предложено оплатить половину счета за электроэнергию - дескать, мы же тоже ее расходуем. У нас телевизор, магнитофон, а она электричеством не пользуется вовсе! Так что все расходы - наши. И давайте деньги.

Убеждения, что в договоре этого не было - не действовали. В ход шел аргумент, что она перенесла пытку, а до центра отсюда - подать рукой.

Нам рассказывалось о предыдущих жильцах, которые все (!) свое забрали с собой. Даже ручки с двери, которые они ставили сами, даже замок с дверей, так же установленный предыдущими жильцами.

Я уставал от споров и криков и отдавал деньги. Но на следующий день разговоры начинались заново.

Иногда она заходила в нашу комнату и намекала, что неплохо было бы посмотреть телевизор. Встретив отказ, она обижалась и уходила, ворча о людской неблагодарности и о том, что никто не ценит тех, кто перенес пытку.

Мы стали с неохотой возращаться по вечерам домой. Жена вообще наотрез отказывалась находиться дома без меня, так как Анна Ивановна ее пугала.

Еще через некоторое время нам было заявлено, что на днях в эту двухкомнатную квартиру приедет жить ее сын-алкоголик. В связи с этим мы должны отдать Анне Ивановне свой ключ - она хочет вынести из нашей комнаты второй диван. То есть въезд в квартиру ее сына и вынос дивана предполагался в наше отсутствие.

В ответ на наш отказ Анна Ивановна закатила скандал. «Мы что, воры? - кричала она. - Я 30 лет бухгалтером проработала, пытку перенесла. А вы???».

Однако в этом вопросе я остался тверд и непреклонен, и ключ она не получила. Зато мы лишились телефона. «У вас мобильные есть, вот по ним и звоните», - вопила она в ответ на просьбу дать телефон. И это с учетом того, что абонентскую плату за него внесли мы, а не она.

«Ага, - кричала она. - Вы не даете мне ключи потому, что там всякие колдовские обряды проводите!»

«Конечно, - отвечала ей жена, - день и ночь пентаграммы на полу рисуем и свечки жжем».

«Чтоб электричество не тратить», - тихо добавлял я.

Особого внимания в этой квартире заслуживала сантехника, находившаяся на последнем издыхании. Наверное, предполагалось, что ее починку, а еще лучше - замену, мы возьмем на себя. А то предыдущие жильцы, которые ставили все свое, все свое и забрали, уходя.

Однажды, моя кастрюлю, я не уследил за водой под раковиной, и она там что-то переполнила и затопила соседей снизу.

Ко мне в комнату ворвался сосед и практически насильно повел к себе, угрожая физической расправой.

Хозяйка же радостно сваливала всю вину на меня. Еле удалось убедить соседа в том, что подобное не повторится, и кухонным краном мы больше пользоваться не будем.

Одним словом, покой нам только снился. Да и то, признаться, недолго, так как практически каждое утро под окно приходили пившие где-то алкоголики, которые начинали громко звать своего недавно вернувшегося из тюрьмы другана.

Потом в гости пришла дочь Анны Ивановны, которая пожурила маму за то, что та сдала комнату каким-то на редкость жадным людям. Она заявила, что всегда те, кто снимают жилье, платят полностью за квартиру, электричество и телефон. И если нас это по какой-либо причине не устраивает - мы можем выметаться. Мы упорствовать не стали.

Уходили мы дня за три до конца оплаченного срока. Не было больше сил терпеть. По какой-то причине у Анны Ивановны перестал работать телефон, и в этом немедленно была обвинена моя жена. «Ты ведьма! - кричала хозяйка, исходя слюной. - Немедленно почини телефон!»

Она требовала отдать ей сделанные нами дубликаты ключей от квартиры и от комнаты. Но тут я слабину не дал - ключи мы унесли с собой. Очень хотелось заставить Анну Ивановну понервничать. Или, хотя бы, потратиться на новые замки.

Мы прожили там всего два месяца. Ощущение - что не меньше года.

Не исключено, что нас выживали целенаправленно. Возможно, это специально разработанная система, подобная той, что так красочно была показана в фильме «Дюплекс». Хозяйка быстренько делает жизнь новых жильцов кошмарной и невыносимой. Они вынуждены уйти. И снова сдача комнаты. Снова комиссионные для риэлтора и процент для хозяйки.

В заключении хочу пожелать всем не поддаваться первым впечатлениям от хозяек. Особенно опасны - именно эти самые бабульки - божьи одуванчики.