Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Мы ходим домой сквозь толпу озверелой пьяни

DS 14.04.2006, 13:14

Московские мэрия и милиция разжигают ксенофобию. Не знаю, как в остальной Москве, а на Чистопрудном бульваре точно. Поясню.

Недавно на бульваре был установлен памятник просветителю казахов Абаю Кунабаеву – подарок Москве от суверенного Казахстана. Естественно, местные жители, не обрадованные таким презентом, собирали подписи против и ходили по инстанциям, но, по лужковской традиции, на их мнение наплевали.

Перед открытием ночью поспешно засыпали лужи гравием, закрыли ближайшую стройку чем-то цветастым, а потом блокировали на полдня весь бульвар, растащили куда-то припаркованные машины, нагнали милиции и в присутствии Путина и Назарбаева провели церемонию. Абай не очень у совместных русско-казахски проектировщиков вышел, но всяко красивее, чем будка-туалет, стоявшая на его месте.

К тому же этот выкрашенный бронзовкой мужик в тюбетейке раз в десять ниже Петра I – из-за деревьев его за полсотни шагов не видно, пусть стоит.

И тут началось самое интересное. У ног просветителя выставили круглосуточный милицейский пост, видимо, чтобы осчастливленные подарком москвичи не выразили свое отношение с помощью кирпичей и баллончиков с краской. Теперь у монумента день и ночь стоит машина, а то и две, полная ментов. Вокруг все тихо и прилично.

Зато через сто метров…

В начале бульвара стоит памятник другому деятелю культуры, в Москве несколько более известному. Зовут его Александр Сергеевич Грибоедов.

Постамент памятника создателю первой великой русской пьесы обклеен стикерами радио «Ультра» и остатками небрежно содранных фашистских и антифашистских листовок. А под ним творится вообще беспредел: тротуар густо засыпан мусором, обходя лужи блевотины и мочи, прохожие хрустят осколками пивных и водочных бутылок, а вокруг, особенно по выходным, бушует перманентный дебош.

Пьянь всех возрастов – и молодежная, в черных тряпках готов или бритая наголо, и постарше, уже потерявшая любой человеческий облик – пьет, испражняется, лупит друг друга, орет матерные песни, лапает девок. И никакой милиции рядом не наблюдается.

Когда погода хорошая, все это как-то можно обойти, но вот когда дождь, жителям бульвара приходится сидеть дома или выбираться по делам на машине.

Все отребье забивается в вестибюль метро рядом с памятником — пройти невозможно.

Приходится проталкиваться через озверелую толпу пьяни, особенно с детьми. Болтающиеся у эскалаторов «защитники порядка» на неоднократные просьбы что-то сделать неизменно отделываются отговорками. Продолжается это уже давно, но Абай с его благолепием и соседи, которые стали костерить неповинный казахский народ, стали последней каплей – может, письмо в газету что-то сдвинет.

По-моему, уж если просветителя надо охранять, то пусть казахи за свои деньги нанимают охранников, а не пользуются местными силами (кстати, в Климентовском переулке у Третьяковки охранники все-таки держат перепившуюся толпу в рамках). Скучающим у Абая милиционерам очень полезно было бы переехать всего на сотню метров к метро – там скучать не придется. А рано или поздно переезжать будут, когда какой-нибудь скинхед прямо под Грибоедовым поломает кости казахскому дипломату.

Чтобы мое письмо дошло до того, кто несет за это ответственность, придется нахамить – в Москве хамство традиционно лучше доходит, чем интеллигентный разговор.

Только непонятно, кого в данном случае обзывать «чурками»: не то городское начальство, прикрывающе кепками и фуражками свои ум и культутру, не то опухшего вида население славянской внешности, приезжающее со всех окраин срать к подножию великого русского писателя, не то посольство Казахстана на Чистопрудном. Спасибо всем, родные!

Извините за резкий тон — просто за детей боюсь.

P.S. Кстати, подобное свинское отношение наблюдается на Новой площади к памятнику Кириллу и Мефодию. Там «пивной путч» с водопадом фекалий продолжается много лет: жилых домов рядом нет, так что шуметь некому, а федеральным чиновникам, работающим вокруг, явно наплевать.