Пенсионный советник

Семья алкоголиков отобрала у меня квартиру

Надежда Р. 22.03.2006, 16:48

В нашей стране закон защищает кого угодно — алкоголиков, психов - но только не нормальных людей. Я всю жизнь работала, платила налоги, не пользовалась никакими льготами. В итоге наш самый гуманный суд в мире обозвал меня «недобросовестным приобретателем» и отобрал честно купленную пять лет назад квартиру.

Эту квартиру я приобрела через процветающее и поныне агентство недвижимости. Продавцы – дочь, мать и еще двое ее несовершеннолетних детей - переехали в предварительно купленную им той же фирмой квартиру в городе Алексин, в Тульской области.

Не буду говорить, что личности продавцов внушали мне особое доверие. Семейка, как я поняла еще тогда, была сильно пьющая. Но я положилась на надежность фирмы.

К тому же, мне предоставили все необходимые справки, среди которых были: разрешение на продажу квартиры при условии покупки трехкомнатной квартиры в Алексине от отдела опеки, заключения из наркологического и психоневрологического диспансеров о том, что у продавцов «отсутствуют противопоказания для оформления купли-продажи».

Наверное знающая свое дело фирма действительно сделала все, как следует. Но произошло непредвиденное. Через месяц после переезда в Алексин бывшая хозяйка квартиры умерла, и опекунство над ее несовершеннолетними детьми взяла на себя родственница.

Первое, что сделала опекунша – побежала в прокуратуру и криминальную милицию. Там она рассказала, что я совместно с риэлторами спаивала продавцов, не пускала их на улицу, и денег за проданную квартиру не отдала.

Кстати, потом оказалось, наши продавцы уже имели опыт «зарабатывания» на продаже полученных от государства квадратных метров. Пятью годами раньше они уже продали квартиру гораздо большего размера и в лучшем районе. Но тогда никто из родственников, в том числе и заботливая опекунша, не приняли никаких мер, чтобы защитить детей, никуда не жаловались и не судились. Только когда мать умерла, они воспылали любовью к детям - за государственную пенсию сиротам и квартиру в Москве.

В первый раз фактов нарушения законности обнаружено не было, и нас оставили в покое, но не надолго. Еще через год, заручившись кое-чьей поддержкой, опекунша подала в суд заявление о признании недействительным договора купли-продажи квартиры и вселении в нее старых хозяев.

Настаивая на незаконности сделки, она утверждала, что семья состояла на учете, как неблагополучная, что мать и дочь вели аморальный образ жизни, пили запоем и не понимали что творят. А я этим, якобы, воспользовалась.

Причем, обвинения предъявлялись одной мне, хотя за время подготовка и оформление двух сделок купли-продажи мать и дочь общались (или должны были общаться) с большим количеством ответственных чиновников и с врачами в диспансерах. У меня же на руках есть все необходимые справки! Несколько раз с ними занимались в попечительском совете управы, чиновники из БТИ и ДЭЗ выдавали им справки, в милиции шесть человек вели с ними беседы, два нотариуса в разных городах разъясняли им условия сделки. Состояние их здоровья освидетельствовали два врача-специалиста, подтвердившие, что «отсутствуют признаки наркологического заболевания» и «нет противопоказаний для совершения сделки».

Разбирательство длилось три года. Дело оказалось сложным, потребовались медицинские экспертизы. Истцы предоставили заключение судебно-психиатрической экспертизы продавщицы (дочери) о том, что несколько лет назад она «не могла понимать своих действий и руководить ими при оформлении договора купли-продажи». Однако, в материалах дела не было никаких документов и показаний свидетелей о том, что в момент сделки продавщица была в запое. Ведущий дело судья усомнился в заключении, и направил дочь на повторное обследование в другую больницу. Откуда пришло уже иное заключение: «невозможно определить амбулаторно, надо направлять на стационарное обследование». В результате суд направил ее на обследование в стационар, но она туда просто не пришла.

А после этого начались чудеса! Дело передали другому судье. Новый, только что назначенный прокурор поддержал иск и заявил, что меня нельзя признать добросовестным приобретателем. Потому что я видела, что продавцы алкоголики и приобрела у них квартиру по невысокой цене.

(Как прокурор определил, что я купила квартиру по невысокой цене, мне не понятно. Я заплатила за квартиру 22 000 у.е. по рыночным ценам декабря 2000 года, и если бы он удосужился проконсультироваться у специалистов, то не стал бы меня обвинять).

В итоге, судья вынес решение за одно заседание! При этом, он опирался на заключение первой экспертизы, которое раньше самим судом уже было поставлено под сомнение. А еще - на показания истцов, что продавщица-мать скончалась от алкогольно-печеночной недостаточности. Хотя в материалах дела есть постановление следователя, где написано, что в результате вскрытия судмедэксперт сделал заключение, что она умерла в результате сердечной недостаточности! Кроме того, меня обвинили в том, что я «не приняла должных мер к тому, чтобы установить, что продажа квартиры осуществляется лицом, ранее проходившим лечение в психиатрических больницах и стоявшем на учете в ПНД».

Но какие полномочия у меня, у частного лица, есть для принятия подобных мер?? Разве справки у продавцов от нарколога и из психдиспансера не являются документами? Или судья считает эти справки незаконными? И почему детскую школу-интернат, где училась дочь, называют «психиатрической больницей»? Причем, по мнению судьи, выходит, что я как покупатель должна принимать «меры», а продавцы имеют право обмануть покупателя, скрывая ненадежность сделки.

Судью и прокурора почему-то не заинтересовал тот факт, что продавщица на заседании суда призналась, что она с матерью сознательно при получении справки из ПНД скрыла от врача то, что в детстве стояла там на учете.

В результате такого решения суда, продавцы (а на самом деле - ретивые «опекуны»), продавшие в 2000 году квартиру за 22 000 долларов, должны по решению суда возвратить мне 16 500 долларов (эта сумма указана в расписке, договор с риэлторской фирмой, где указана полная цена, судом тоже не был принят во внимание!) Но еще до того, как они должны вернуть мне эти деньги , на которые теперь уже и комнаты не купишь, они по решению суда должны получить назад свою бывшую квартиру! А квартира подорожала, да еще с учетом инфляции, в несколько раз. Более того, эта же семейка имеет право еще раз продать эту квартиру, потому что продавщица-дочь признана судом дееспособной! И, видимо, ничто не помешает им повторить всю эту схему еще раз – а почему бы и нет?

Риэлторы и нотариусы положили к себе в карман немалые деньги за оформление и посредническую деятельность, но по суду, вроде как, они вообще ни при чем. Как и выдававшие справки и разрешения чиновники и врачи.

Никто за свои подписи и печати не отвечает! А я остаюсь на улице, без квартиры, без прописки и - без денег! Потому что возврат даже 16 000 долларов ничем не гарантирован. Ничего мне эта семейка не вернет, это ясно с самого начала. «Денег нет» – и весь сказ.

Я думаю, признав меня недобросовестным покупателем, государство поступает в высшей степени несправедливо. Разве у меня нет гражданских прав? Конституцию кто-то отменил или, по мнению судьи, я не имею право на жилье и работу? Другие получают квартиры, за них не платят, не работают, и им у нас в государстве живется хорошо, а я, добросовестный и законопослушный налогоплательщик, ничего не прошу у государства и оказываюсь на свалке. Я много могу спросить у государства взамен моего честного труда, но прошу только одного - защиты и справедливости. Как мне жить дальше??