Пенсионный советник

Почему я ушла из риэлтерской компании

Ольга 19.08.2005, 15:15

Мне «посчастливилось» работать в одной из самых крупных московских риэлтерских компаний, которая у всех на слуху. И своей главной ошибкой считаю то, что ушла оттуда не сразу, а только через 1,5 года. Кстати, для рядового риэлтера — это солидный стаж, текучка там страшная. Заработать так ничего и не удалось, а столько унижений и стыда мне не приходилось испытывать нигде.

Воспитательный процесс в отношении сотрудников в нашей организации шел постоянно. Вначале людей набирали на обучение. Кто эти ученики, понятно — люди, которым срочно нужна работа, а деньги на пределе. Тем не менее, заплатив 2000 руб. за два дня липовой учебы, начала занятий пришлось ждать еще два месяца. «Учат» всех желающих, хотя 80% из нас были приезжие, а наши начальники прекрасно понимали, что выживают в риэлтерском бизнесе только местные, хоть с какими-нибудь связями.

Я попала в отдел вторичной недвижимости. Но хоть каких-то денег не видела еще очень долго. Дело в том, что риэлтер работает за процент от сделки. У нас существовала очень жесткая система, когда человека несколько месяцев не подпускают «к дежурству» (т.е. к телефону). И все это время ты реально не работаешь, а значит, ничего не получаешь. Думаете, это для того, чтобы работника выжить? Нет, все гораздо сложнее.

Человека «выдерживают», чтобы воспитать из него настоящего бойца, который, дорвавшись наконец до клиента, вытянет из него по максимуму.

Видимо, решив, что я «созрела», меня допустили к первым клиентам. Ситуация была простая — люди хотели переехать в определенный район, а заодно расшириться. Но их квартира достаточно долго не продавалась. И тут за два дня находится то, что им нужно. Но покупать надо срочно, а под них покупателя так и нет. Эту «случайно найденную», а на самом деле выкупленную раньше у игрока квартиру (проигрался и отдал за $60 тыс. квартиру стоимостью $120 тыс.) оформили на меня. И я, честно глядя в глаза клиентам, врала, что у них полно конкурентов, а хозяева понравившейся им квартиры не могут ждать. В итоге клиенты сдались и сбросили цену, прибыль конторы после продажи их квартиры составила почти $20 тыс., а я получила свои 30 сребреников.

В принципе, дельта в $15 тыс. — это норма для нашей компании, $4-5 тыс. деньгами тут не считают.

Возможно, начальство и было мной довольно, (вернее своей системой воспитания), но расслабиться мне не дали. Просто я стала полноценным винтиком этой страшной системы. К тому времени, когда начали капать первые проценты от заключенных сделок, я научилась разводить клиента, держать его на крючке и доводить до кондиции. Навострилась подгребать дефицитные квартиры, одинаково виртуозно химичить, что с договорами и допсоглашениями, что с банковскими ячейками. Но все равно я была «плохая».

В нашей конторе существует замечательная вещь — план. (Коммунисты отдыхают). План не выполняет никто. «Бездельников» вызывают на ковер и размазывают по полной программе.

Если же со сделкой возникают какие-то проблемы, выясняется, что вся ответственность компании — блеф. Какие там еще «гарантии фирмы», «проработки юристов»! В результате отвечаешь за все ты, риэлтер, и не как представитель фирмы, а как физическое лицо. Тебя могут подставить например, и чтобы избежать проблем с налоговой.

Вообще, риэлтер у нас виноват во всем. Допустим, вы выкупили квартиру, а она быстро не продается. Но компания вложила деньги, и ей нужен процент. (Они работают как банк, за проценты). И этот процент вешается на риэлтера, который, кстати, не самостоятельно принимал решение о выкупе, а по указанию начальства. А где взять эти деньги? Только с других сделок.

Одна моя сотрудница, действительно прирожденный риэлтер, попав в такое положение, умудрилась продавать квартиры с дельтой 8% (вообще наша контора на каждой сделке берет не менее 6%, если ты заикнешься про 4%, тебя уничтожат), прописывала клиентам штрафные санкции, и все равно долго не могла выбраться из этой кабалы. Когда она, наконец, развязалась с этими выплатами, она сразу ушла в другую компанию.

Те риэлтеры, которые хоть немного думают об интересах клиента, то есть просто нормальные люди, уходят из этой жуткой системы совсем.

Надо иметь особую психику, чтобы равнодушно взирать на манипуляции вокруг квартир игроков, наркоманов, алкоголиков, на совершенно криминальные действия по отношению к одиноким старикам. Поверьте мне, отделы, специализирующиеся на таких делах, есть в каждой риэлтерской конторе. А уж паразитировать на приватизации не догадался только ленивый. Если клиенты потеряли право на приватизацию, но хотят сохранить квартиру, почему им не помочь? Сотрудника, который не использовал свое право на приватизацию, женят на хозяйке квартиры, прописывают, потом он приватизирует квартиру и возвращает ее назад. Год назад такая услуга стоила около $45 тыс.

Хорошие продажи раздают в нашей компании только особо приближенным. Остальные всегда рискуют и сами, и другими, завязанными в общей цепочке клиентами. Поэтому выживают здесь единицы, остальные бегут. Но уйти можно только тогда, когда ты ничего компании не должен. В этом плане хуже всего тем, кто работает с новостройками.

Часто это люди, которые сами купили на относительно льготных условиях квартиру в том доме, с которым работают. Таким уйти не удается, надо отрабатывать.

Лично для меня последней каплей стало, когда мой клиент вообще мог остаться без квартиры. В семье, которая продавала московскую квартиру и покупала в области, был наркоман. Регистрация в Москве проходит в течение месяца, а в области — в течение недели. Но так получилось, что в области приостановили регистрацию на 10 дней из-за ошибки в 0,2 кв. м, допущенной в БТИ. Все это, конечно, решалось. Но у людей был шок — там продали, здесь не регистрируют. У наркомана началось буйство, он начал бегать и жаловаться на компанию везде, где только можно. А мое начальство, вместо того, чтобы помочь ускорить дела в области, решило разорвать всю сделку.

Меня прорабатывали на собрании, обзывали «врагом фирмы», а я только рыдала на весь офис и умоляла не разрывать сделку. В конце концов, мне все же дали возможность разгрести эту кашу. Деньги я тогда, естественно, потеряла, но дело было уже даже не в этом. Просто больше я уже не могла участвовать в этом лохотроне. Ни в каком качестве.