Польский сейм установил День памяти жертв Августовской облавы НКВД

09.07.2015, 20:04

Депутаты польского сейма приняли закон об объявлении 12 июля Днем памяти жертв Августовской облавы лета 1945 года. За принятие закона проголосовал 381 депутат, никто не был против, 39 депутатов воздержались, сообщает «Радио Польша».

Как говорится в тексте закона, 12 июля поляки будут отдавать дань памяти жертвам облавы — «героям антикоммунистического подполья, которые не согласились с советской оккупацией и боролись за независимость, убитым по приказу Иосифа Сталина на северо-восточных территориях Польши».

Некоторые польские общественные деятели и историки называют события, произошедшие в июле 1945 года в северо-восточной части Польши, «Малой Катынью», между тем официально гибель польских граждан в результате операции по подавлению партизан-антикоммунистов, членов Армии Крайовой, не подтверждена до сих пор.

В районе Августовских лесов с марта 1945 года укрывались несколько хорошо вооруженных партизанских отрядов, совершавших вылазки, жертвами которых становились евреи, служащие НКВД, солдаты Красной армии, члены Польской рабочей партии, сотрудники Управления общественной безопасности, сотрудники милиции и просто люди, симпатизировавшие новой власти.

Весной 1945 года года руководства Белостокского воеводства впервые попросило о прямом советском военном вмешательстве (всего таких просьб было несколько), а также обратилось к временному правительству Польской Республики с просьбой о введении отрядов Войска польского и дополнительных отрядов милиции.

В результате операции были задержаны более 7 тыс. человек, в основном поляки и литовцы. Большинство из них были отпущены, 592 человека арестованы, их судьба остается неизвестной.

В 1994 году Генпрокуратура России ответила на официальный запрос польских властей относительно дальнейшей судьбы этих польских граждан. В Генпрокуратуре подтвердили арест в период с 1939 по 1945 год 592 членов различных формирований Армии Крайовой, однако отметили, что «обвинение указанным польским гражданам не предъявлялось, уголовные дела в суды не направлялись и дальнейшая судьба арестованных неизвестна». В ведомстве отмечали, что «должностные лица, отвечавшие за проведение войсковой операции, к настоящему времени умерли».