Королева Нидерландов прокомментировала смерть Долматова: «большая трагедия» и «сложный случай»

Королева Нидерландов Беатрикс назвала смерть российского оппозиционера Александра Долматова в центре для депортируемых в Роттердаме «большой трагедией» и «сложным случаем». Об этом сообщается на сайте нидерландской телерадиовещательной корпорации NOS без приведения цитат из сказанного королевой.

Это первый комментарий главы государства с момента смерти Александра Долматова. Королева заявила, что ей известно содержание предсмертной записки, которую Долматов написал матери.

«Мама, мамулечка! Я ухожу, чтобы не возвращаться предателем, опозорить всех, весь наш род. Так бывает, выдержи. Я прошу тебя. Я с тобой тот, что был раньше. <...> Я предал честного человека, предал безопасность Родины. <...> Верьте в Бога. Не слушайте всяких деятелей. Россия сильна как ни одна другая страна. И будет только сильней. Жизнь в России <неразборчиво> лучше, чем где бы то ни было», — говорится в этой записке, фотографии страниц которой были опубликованы в Twitter журналиста Олега Кашина.

Расследования по делу о смерти Александра Долматова в Нидерландах ведут три министерства: МВД, минюст и минздрав. Почти сразу после кончины другоросса полномочный министр посольства Нидерландов Онно Элдеренбош заявил, что власти королевства не связывают самоубийство Долматова с отказом ему в предоставлении политического убежища.

«Это личное письмо, о содержании которого мы не можем сообщать детали. Но мы можем сказать, что из письма становится очевидно: причиной его самоубийства не являлся отказ в предоставлении ему убежища», — говорил тогда Элдеренбош о предсмертной записке Долматова, как и королева теперь, называя смерть Долматова «огромной трагедией».

В начале декабря прошлого года Долматову было отказано в предоставлении политического убежища в Нидерландах. 17 января активист «Другой России» был обнаружен повешенным в центре для депортируемых в Роттердаме. Предполагается, что он покончил с собой. В начале этой недели Ассоциация адвокатов России за права человека опубликовала данные о последних пяти днях жизни Долматова, в которых говорилось о том, что за несколько дней до смерти его поведение изменилось, он считал, что его безопасности что-то угрожает, и перестал контактировать со своим адвокатом. Известно, что 13 января Долматов самостоятельно вызвал нидерландскую полицию, считая, что его жизни что-то угрожает и что «он совершил нечто ужасное и причинил боль человеку». Приехавшие полицейские, однако, не нашли доказательств наличия какой-либо угрозы, но отвезли Долматова в участок, «так как он был сильно возбужден» (другой вариант перевода — «в странном состоянии»). 14 января Долматов был задержан, при этом о задержании не уведомили его адвоката Марка Вингардена. 16 января Долматова доставили в депортационный центр в Роттердаме, где его поместили в спецблок для беженцев с психологическими проблемами и склонных к суициду, где он находился один до момента смерти. По словам Вингардена, то, что в спецблоке Долматов содержался в одиночной камере без наблюдения, является нарушением протокола.

Позже в день публикации данных о смерти Долматова правозащитник Оксана Челышева сообщила, что Марк Вингарден не может найти госадвоката россиянина, назначенного ему после помещения в депортационный центр, так как этот юрист «находится за пределами Нидерландов».