24 марта 2019

 $64.65€73.15

18+

3722049

«День выборов был очень жестким»

Политики и эксперты о результатах президентских выборов

«Оппозиция констатирует массовые нарушения на выборах»
«Оппозиция констатирует массовые нарушения на выборах»

Фотография: РИА «Новости»

Политики и эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», кардинально разошлись во мнениях о результатах, полученных Владимиром Путиным. Оппозиция говорит о нарушениях, а сторонники экс-премьера считают выборы образцовыми.

Алексей Мухин, глава Центра политической информации

— Предварительные данные абсолютно адекватны. Протестные выступления мобилизовали электорат Путина, и результат налицо.

Раньше говорили, что все уже решено, но интенсивность протеста вызвала консолидированный поход на участки.

Конечно, нарушения были, хотя пока мы говорим только о предварительной фиксации этих нарушений, их нужно рассматривать предметно. Есть же человеческий фактор, и, следовательно, всегда есть место нарушениям. Было бы подозрительно, если бы их не было. Снижение протеста связано с появлением новых лиц, Михаила Прохорова. Но политического будущего у него нет, он не понимает, что бизнес-карьера и политическая деятельность несовместимы. Вообще рост протестных настроений — полезная вещь, она не позволяет стагнировать. Путин лояльно и позитивно относится к проявлениям недовольства, он видит в них мотивацию для будущих перемен.

Вадим Соловьев, депутат Госдумы от КПРФ

— День выборов был очень жестким, я работал в Тверской области и видел более 20 автобусов, пассажиры которых сначала голосовали здесь, а потом поехали в Москву. Были арестованы наши наблюдатели, руководители наших наблюдателей, на которых многое было завязано. Двоих уже арестовали на десять суток — якобы они агрессивно себя вели в отношении сотрудников милиции. А они интеллигентные ребята, студенты. Так что впечатление очень тяжелое, последние две кампании такого не было. Конечно, эти выборы нужно признавать недействительными. Мы проводили свои экзитполы, по нашим данным, у Путина около 40%, а у нашего кандидата — 27—28%. Будем работать, готовить судебные иски, выводить людей на улицы, в рамках закона. Мы за союз со всеми честными людьми, вне зависимости от политической окраски, поэтому КПРФ будет участвовать во всех протестных акциях.

Дмитрий Орешкин, независимый политолог, участник проекта «Лига избирателей»

— Результаты, конечно, завышены, но пока сложно сказать, насколько. Даже те протоколы, копии которых удается получить, содержат долю вбросов и каруселей, их невозможно было остановить.

Но Москва, по той информации, которая у меня есть, дает меньше 50% при всех нарушениях. И Москва их фиксировала, а Казань или Уфа, условно, не в обиду, не фиксировали.

Медведев в 2008 году набрал около 70%, сам Путин в 2004-м — 71,3%. Так что они сделают выводы, они понимают, что цифра дутая.

Аркадий Новиков, доверенное лицо Владимира Путина, ресторатор

— Мне сложно оценивать (честность выборов. — «Газета.Ru»). Для этого надо быть или очевидцем, или видеть документы. Я надеюсь, что они прошли честно. Я хотел бы, чтобы так было. Путин был заинтересован в честных выборах.

Директор ассоциации «Голос» Лилия Шибанова

— У нас было предположение, что будет выше 50%, все остальные цифры — плюс-минус — это несущественно. Цифры меня беспокоят меньше всего. Были обещаны честные выборы, что для этого все будет сделано, но честных выборов мы не увидели. Прозрачные урны и камеры, конечно, помогли, но находятся новые технологии.

Мы, например, раньше практически не сталкивались со схемой, когда руководители предприятий делали списки и по ним люди голосовали без открепительных удостоверений. В Москве это было массово.

Такая возможность прописана в законе, но она на грани и может применяться только в экстренных случаях. Но в центральной части России все еще было относительно спокойно, кроме Железнодорожного, где наших ребят просто избили, зато уже за Уралом полная вакханалия — и с открепительными, и с каруселями.

Геннадий Гудков, депутат Госдумы от «Справедливой России»

— Никаких честных и чистых выборов не было. Я отслеживал ситуацию в Москве и Астрахани, и нарушения явно были. Где-то приходилось чуть ли не с мордобоем отстаивать право депутатов Госдумы присутствовать на участках. В Москве были карусели. Речь идет о голосовании по спискам организаций, которых либо вообще не существует в природе, либо у них не указан адрес, или указан, но неправильный. Мы это все проверяли, старались сравнивать списки избирателей и видели, что на нескольких участках совпадают имена. На участке, где голосовал я, было 155 человек из соседних областей, на другом — на 300 избирателей-москвичей 705 иногородних, по дополнительным спискам. Их возили на автобусах, маршрутках.

Борис Немцов, сопредседатель незарегистрированной партии ПАРНАС

— Как можно назвать честными выборы, до которых не была допущена оппозиция, а были только селективные участники? Когда гражданам внушалось, что Путин — это спасение России, а иначе нас всех поработит Америка? Я сегодня наблюдатель и могу сказать, что на моем участке выборы прошли относительно нормально, не считая того, что 12% проголосовавших пришли по открепительным талонам. Такие плохо одетые, затравленные. Я живу на Ордынке, и тут эти гопники толпами носятся, а по улицам ездят машины с ОМОНом. Вы видели хоть одну страну, в которой честно победивший глава государства окружает себя военными и ликующей массовкой из провинции? На моем участке, у меня есть ощущение, Путин проиграл.

Андрей Исаев, депутат Госдумы от «Единой России»

— Это были одни из самых открытых и контролируемых выборов не только в России, но и во всем мире. Надеюсь, что оппозиции удастся усвоить главный урок демократии — умение проигрывать.

Станислав Белковский, независимый политолог

— Результат выборов адекватен кремлевской установке и желанию самого Путина победить в первом туре с максимальным возможным перевесом. Но даже тот результат, который есть, вызывает у элит гомерический хохот, и о четвертом сроке не может быть и речи.

Теперь больше всего Путина будет волновать его легитимизация, поэтому он готов пойти на реформы.

Силовики к жестким акциям не готовы, и красноречивый пример этого — ситуация в городе Лермонтов, когда власть была вынуждена пойти на уступки. Нас ждет психологическая война межу властью и образованными горожанами. Прохоров сейчас, как говорят в его окружении, хочет стать премьером в обмен на лояльность Болотной площади, но я думаю, что у него это не получится. Максимум — пост вице-премьера.

Сергей Удальцов, лидер «Левого фронта»

— Я сегодня весь день ездил как наблюдатель в группе быстрого реагирования. Безусловно, власть использовала грязные технологии, и их не всегда можно было поймать за руку. Фактов масса — и карусели, и прямое административное давление. Кому-то обещали деньги, кому-то — отгулы. В общем, три месяца протестов не заставили сделать эти выборы более чистыми, чем предыдущие. Может, власти по определению, генетически на это неспособны? Чего-то мы, конечно, добились, но этого мало. Вопрос в том, сколько людей, которые думают так, как я? Я думаю, что завтра мы это увидим. Вызов брошен, и, кроме улицы, нам ничего не остается.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru