5 декабря 2020

 $65.52€70.98

18+

БлогиЕкатерина Винокурова

Время всеобщей ненависти

Екатерина Винокурова

«Они сошли с ума», — этой фразой обычно начинается в последние недели мой рабочий день. С ума же решительным образом сходят ну просто все – и я в том числе, разумеется.

К примеру, моя любимая Госдума в истерическом темпе принимает законы о митингах и иностранных шпионах, как будто Кремль в кольце американских танков, а оппозиция не слаба и раздроблена, а сильна и готовится к инаугурации Навального в Кремле. Наверное, по этому случаю на мероприятия со спикером Сергеем Нарышкиным ФСО ввело правило отдельной аккредитации даже для парламентской прессы за сутки, и ни секундой более, что выглядит, конечно, смешно и нелепо – но у этой организации чувства юмора нет (на мероприятия с Грызловым периодически тоже требовалась отдельная аккредитация, но она работала до последнего часа перед мероприятием).

Кстати, о Навальном. Если бы единороссы позволили бы себе разговаривать с прессой в таком тоне, как он, и заявлять, что никаких интервью не будет, потому что журналисты будут задавать неинтересные вопросы, то на следующий же день были бы растерты в газетный порошок в качестве «хамов, жуликов и воров».

Алексей Анатольевич, мне кажется, заболел «звездной болезнью» и считает, что ему все позволено. Сошел с ума? Притворяется? Или просто так устал от нас, что уже ненавидит?

Теперь о ненависти. В последнее время оппозиционные активисты ненавидят независимых журналистов, те платят им взаимностью. Оппозиция у нас, конечно, скажем прямо, так себе. То их не устраивает, что журналисты, работающие на митингах, не участвуют в них и ходят с пресс-картами, то не устраивает, как о них пишут, забывая взять комментарий у каких-нибудь их маститых друзей, то записывают прессу себе в союзники. Или политик N, к примеру, предлагает вроде как эксклюзив, но на собственных жестких условиях, в то время как многие простые люди передают нам ценную информацию без всяких условий. В конце концов, почему они должны решать, что и как о них писать, и почему та же «Единая Россия» на критику реагирует куда менее истерично – непонятно.

Журналисты, в свою очередь, оскорбляются до глубины души и кричат о том, что пригрели на груди натуральную змею, имея в виду тех же активистов. Каждый день по несколько раз журналисты с ними скандалят и изощряются в остроумии в их адрес. Активисты, мол, много о себе возомнили, а лидеры всех подвели и «слили протест». И с высоты полета людей, которые работают уже то ли журналистами, то ли совестью нации, конечно же, виднее, кто прав, кто неправ и кто недостоин. Да и как они вообще осмеливаются нас с собой равнять и считать, что мы им сочувствуем, после того, как мы все добровольно побежали на Болотную площадь.

Но кто такие мы, что мы с коллегами сделали для того, чтобы на полном серьезе считать себя совестью нации, и решать, кто идет верным путем, а кто - нет?

К вопросу о том, куда и что идет. Куда, к примеру, катится наша православная церковь, захлебывающаяся в ненависти к инакомыслящим – непонятно. И когда слышишь Всеволода Чаплина, рассуждающего о том, что ему-де было божественное откровение, и что сам бог осуждает PussyRiot — то поневоле мутит. А в голове рождается вопрос о том, что у нас с Чаплиным какой-то разный христианский бог, потому что мой бог говорил о том, что пусть бросит в виновного камень тот, кто сам безгрешен. Этот же бог выгнал, к слову сказать, из храма торговцев, а бог Чаплина явно ничего против автосервиса и кабака для свадеб под зданием Храма Христа Спасителя в Москве не имеет.

Теперь поговорим о Москве. Надев по случаю наступления лета каблуки, я теперь каждое утро являюсь на работу в гневе на мэра Москвы Сергея Собянина, которого я, кстати, не выбирала, и вообще никто не выбирал. Ах, эта плитка, Сергей Семенович, ай, молодец.

Наконец, доберемся до Кремля, который одна моя коллега и вовсе недавно назвала «цитаделью зла». Про то, как люди начинают ненавидеть власть, я могу написать собрание сочинений. Например, ненавидят власть те, кто попал под колеса автомобиля чиновника или сына чиновника и в суде был признан виноватым, потому что под эти колеса попал. Или те люди, которые вышли на веселый неполитический флэшмоб – «бой подушками» и были оштрафованы на десятки тысяч рублей, потому что власти ныне неугодны никакие спонтанные проявления человеческой активности. Я думаю, что власть ненавидят все, кто с ней хоть раз столкнулся – от власти судебной до власти высшей, которая могла бы прекратить вот эту бесконечную цепочку ненависти, выслушав, в чем к ней претензии, но предпочитает брезгливо воротить нос.

Да, с ума потихоньку сходят и активисты, и оппозиция, и «Единая Россия», и Навальный, и я сама. И да, весьма вероятно, что мы сходим с ума от собственной ненависти друг к другу и ко всем вместе именно в силу невозможности что-либо поменять.

И теперь в том, что мы все оказались в одной яме на ближайшие 6 лет, виним уже не только власть, но и друг друга.

Наверное, каждый из нас действительно по-своему виноват и безусловно неправ. Да, мы все – жертвы холодной гражданской. Вот только лично я так жить больше не хочу. И всех перечисленных ненавидеть отказываюсь.

Да, очень тяжело перестать ненавидеть – до дрожи в руках – ту же власть, которая цинично усмехается, обращаясь к пострадавшим от наводнения в Крымске: «что, а если бы предупредили – вы бы встали и ушли»?

Но это необходимо. Потому что нужна не «любая другая власть», а власть человечная. В холодной же гражданской победителей не бывает. Разве что тиранов сменяют фанатики, и так уже было.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: