27 октября 2020

 $65.52€70.98

18+

БлогиОлег Кашин

Право на цитату

Олег Кашин

28 августа Мосгорсуд признал законным решение Бутырского суда, согласно которому галерист Марат Гельман должен заплатить 100 тысяч рублей бывшему руководителю Росмолодежи Василию Якеменко за моральный ущерб: полтора года назад Гельман обвинил Якеменко в причастности к покушению на журналиста Олега Кашина, случившемуся в ноябре 2010 года.

Журналист Кашин — это я, и прошлым летом я сам судился с Якеменко, и теперь мне немного неловко перед Гельманом. Мы судились по одному и тому же поводу с одним и тем же истцом, защищали нас практически одни и те же адвокаты (его адвокат Дамир Гайнутдинов был защитником моего соответчика Александра Морозова), условия были равны, но я год назад выиграл, а он проиграл. И в общем понятно, почему так случилось.

Мое высказывание, ставшее предметом иска, звучало хитро: «Я не сомневаюсь в версии», и даже адвокат истца на суде жаловался и просил принять во внимание, что я «умею вуалировать», называл меня «художником слова». Художник или нет, но

за годы журналистской практики привычка в нужных местах добавлять «мне кажется», «я не сомневаюсь» или «злые языки говорят» — эта привычка вырабатывается быстро и остается навсегда, а вот у Гельмана такой привычки нет.

Высказываясь о возможной причастности бывшего начальства Росмолодежи к покушению на меня, Марат Гельман не сделал никаких оговорок типа «по моему мнению». Мосгорсуд оценил это в 100 тысяч рублей. Надеюсь, истец подавится.

Судиться из-за репутаций, вообще-то, достаточно глупо. Репутация — штука более сложная, чем любая бумага, тем более заверенная печатью российского суда, у которого у самого та еще репутация. Репутации складываются годами из множества обстоятельств. Если завтра Якеменко скажет «черное», а Гельман — «белое», я поверю Гельману и решение Мосгорсуда в этом смысле для меня ничего не значит. Обоих, Якеменко и Гельмана, я знаю много лет, об обоих у меня есть четкое представление, сложившееся, если говорить языком судебных протоколов, в результате систематического наблюдения за обоими и оценкой их слов, действий и прочего. Но это мое персональное к обоим отношение, оно не универсально, у меня нет права требовать у остальных, чтобы они относились к Гельману и Якеменко так же, как я.

А если отбросить личное отношение, оставив только даже не журналистское, а просто читательское, то оба, Якеменко и Гельман, ньюсмейкеры.

Один — бывший руководитель федерального ведомства, основатель и идеолог самого известного в стране молодежного движения, во многом символическая фигура русской политики всех путинских лет. Другой — виднейший культурный и общественный деятель, классик современного искусства, легендарный политтехнолог и так далее. Любое действие или высказывание обоих — новость.

И вот тут начинается интересное. Для того чтобы распространять новости, существуют средства массовой информации. «Гельман обвинил Якеменко» — это новость. Новость вне зависимости от того, ошибается Гельман или нет. Да даже если сознательно лжет, это все равно новость.

Дополнительный пример, чтобы было понятнее. Недавняя история с «генеральским фильмом» и последующими комментариями Владимира Путина и Дмитрия Медведева по поводу обстоятельств начала войны с Грузией. Путин говорил, что звонил Медведеву до удара по Грузии, Медведев говорил, что Путин звонил ему после. Две принципиально разные версии. Одна правдивая, другая нет. Но оба высказывания, и путинское и медведевское, одинаково заслуживают того, чтобы попасть на ленты новостей.

Или когда Навальный обвинил Бастрыкина, что у того недвижимость и фирма в Чехии. Здесь новость не в том, что у Бастрыкина квартира (об этом, как справедливо говорили некоторые редакторы, еще несколько лет назад писал Хинштейн, и новость в любом случае не свежая), а в том, что

Навальный за несколько дней до предъявления ему обвинения ведомством Бастрыкина сам обвиняет Бастрыкина в нечистоплотности. Высказывание Навального — вот это настоящая новость, и журналисты, сообщающие о ней, если и обязаны ее проверять, то только в том смысле, чтобы уточнить, действительно ли Навальный так говорил или кому-то послышалось.

И журналисты, выполняя свой долг, сообщают и о Навальном с Бастрыкиным, и о Путине с Медведевым, и о Гельмане с Якеменко. И как раз примерно в одном случае из трех, подавая на оппонента в суд, герой высказывания зачем-то подает в суд и на СМИ, которое о высказывании сообщило. Сейчас этот один случай из трех выпал на иск Якеменко против Гельмана. По этому иску соответчиком была «Газета.Ru», которая сообщила о том, что Гельман обвинил Якеменко в покушении на меня. И «Газета.Ru», как и Гельман, проиграла суд Василию Якеменко.

Судиться из-за репутаций достаточно глупо. Привлекать к «репутационным» судам посторонних журналистов — позорно. Признавая за СМИ ту же ответственность, что и за теми, кого СМИ цитируют, российские суды препятствуют исполнению журналистами профессионального долга. С этим нужно что-то делать.

Таково, по крайней мере, мое оценочное суждение.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru