Слушать новости
Слушать новости

Роспуск партий и продолжающиеся протесты: что происходит в Мьянме под властью военных

В Мьянме запретили победившую на выборах партию

Власти Мьянме приняли решение о роспуске партии «Национальная лига за демократию» (НЛД), возглавляемую бывшим государственным советником страны Аун Сан Су Чжи. В 2020-м эта партия одержала победу на парламентских выборах, однако уже в феврале текущего года была отстранена от власти военными, которые объявили в республике чрезвычайное положение сроком на год. Представители армии обвиняют НЛД в предательстве и фальсификации выборов. «Газета.Ru» с экспертами разбиралась в ситуации в Мьянме.

Избирком Мьянмы 21 мая объявил о решении распустить «Национальную лигу за демократию», сообщило издание Myanmar Now. На парламентских выборах 2020 года эта партия, лидером которой была бывшая государственный советник и лауреат Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи, победила с большим отрывом, но не смогла удержаться у власти из-за военного переворота.

Назначенный военными председатель избиркома Тейн Со заявил, что лидеров демократической партии будут судить как предателей и из-за фальсификации выборов.

Во встрече принимали участие представители 62 партий, но сами НЛД и ряд других политических организаций встречу бойкотировали.

Все плохо

В действиях военных по устранению НЛД от политики нет ничего удивительного, уверены эксперты. Так, проживающий в Мьянме востоковед Петр Козьма отметил в беседе с «Газетой.Ru», что военные, совершая государственный переворот, уже имели две ясные задачи.

«Во-первых, сменить систему выборов с first-past-the-post (мажоритарная, где для того, чтобы стать депутатом, кандидат должен набрать простое большинство голосов) на пропорциональную по партийным спискам. По ней у военных практически гарантированные шансы сохранить власть, так как при такой системе они бы могли получить около трети голосов. С учетом зарезервированных для них мест по Конституции (еще 25 %), этого бы хватило для получения большинства», — говорит эксперт.

Второй же задачей Козьма называет устранение партии «Национальная лига за демократию» и Аун Сан Су Чжи.

«У оставшихся на демократическом фланге партий не будет сил противостоять военно-патриотической стороне, так как они не смогут получить доминирующего большинства», — поясняет он.

Доцент института стран Азии и Африки МГУ Алексей Кириченко также указывает, что о грядущем запрете НЛД говорили уже через несколько дней после переворота.

«Но если бы все в Мьянме зависело только от желания военных, то страна находилась бы в другом состоянии. Юридическая ликвидация НЛД просто возвращает государство в состояние 2008-2010 годов. Тогда практически в любой деревне помимо представительства близкой к военным партии «Солидарность и развитие Союза» имелось и представительство «Национальной лиги за демократию». Это единственная организация в стране, которая имеет широкую популярность и электоральную базу, ее невозможно ликвидировать росчерком пера»,

— рассказал востоковед «Газете.Ru».

Стоит отметить, что в 2010 году военная хунта также признала нелегальной и распустила НЛД. Однако в 2011-м партия вновь была зарегистрирована.

По словам Кириченко, пока непонятно, что будет дальше с людьми из демократической партии. Есть два сценария — им или позволят создать другую политическую организацию, или же их деятельность будет жестко преследоваться.

Судьба же Аун Сан Су Чжи зависит от состояния дел у военных, так как суд находится полностью под их контролем. Сейчас она, как и бывший президент Вин Мьин, находится по домашним арестом. По информации СМИ, военные намерены предъявить им обвинения по статьям о разглашении гостайны, фальсификации выборов, нарушении закона о ликвидации последствий стихийных бедствий в период пандемии COVID-19 и даже в хранении незаконно ввезенных в страну раций.

«Все эти обвинения в глазах населения носят характер внесудебной расправы. Этот процесс не пользуется никаким доверием», — говорит Кириченко.

Что будет со страной?

Тем не менее, по мнению Петра Козьмы, военные — куда большие профессионалы, чем демократы, хотя бы из-за накопленного управленческого опыта — они возглавляли страну больше 50 лет.

«История любого «азиатского тигра» — это либо авторитарная диктатура, либо тоталитарный режим. Для реформирования экономики нужны в том числе и непопулярные меры, на которые способны только авторитарные режимы, не зависящие от мнения народа», — считает эксперт.

Однако Алексей Кириченко придерживается уверен в обратном. По его словам, на основании первых месяцев правления военных возникают сомнения в их способностях наладить работу государственных институтов и инфраструктуры.

«Сейчас проблемы просто во всех сферах. Даже сложно продлить водительские лицензии (не права, а именно лицензии на вождение), которые выдаются сроком на год. Все это почти не работало и до переворота из-за эпидемии, а после переворота стало еще хуже», — отметил он.

«Сейчас коллапс государственной системы в масштабах, которого в Мьянме не было никогда», — подчеркивает востоковед.

Кроме того, в ряде регионов Мьянмы участились теракты и ведется партизанская война против военных, которые ведут себя практически как оккупанты, говорит Кириченко. При этом закручивание новыми властями гаек только усугубляет полномасштабный кризис.

«В стране больше нет единых правил игры, которые складывались в последние 10-15 лет. Наметились тенденции к дезинтеграции. В такой обстановке выборы могут вообще отменить», — считает эксперт.

Однако проживающий в Мьянме Петр Козьма сомневается в перспективах продолжающихся протестный акций.

«Сейчас протесты постепенно переходят в режим радикальных акций — бомбы, поджоги и все такое. В целом многим людям надоело протестовать. Другим просто есть нечего из-за забастовок. Третьи видят, что протестующие часто в своем радикализме не уступают военным, и от них тоже надо держаться подальше. Но таких масштабных акций, как было полтора-два месяца назад, уже точно не будет», — уверен он.

Военный переворот

Военные в Мьянме 1 февраля объявили о введении чрезвычайного положения на год и отстранении от власти руководства страны, то есть фактически осуществили государственный переворот. Представители армии тогда апеллировали к «масштабным фальсификациям» на прошедших в ноябре 2020 года выборах, результаты которых избирком аннулировал 26 февраля. При этом они не привели доказательств наличия таких фальсификаций, но озвучили ряд претензий к организации процесса — в частности, по их словам, миллионы не смогли воспользоваться своим правом голоса, например, из-за отсутствия удостоверения личности.

Миссия иностранных наблюдателей организации «Азиатская сеть свободных выборов» (ANFREL) отмечала, что, по ее данным, выборы можно было назвать честными, несмотря на ряд ограничений, связанных с пандемией коронавирусной инфекции.

С момента переворота в стране продолжаются акции протеста, которые жестко подавляются военными властями. По данным правозащитников, в Мьянме за это время были убиты по меньшей мере 810 человек, в том числе дети. 1 апреля Совет Безопасности ООН осудил насилие в отношении мирных протестующих в республике.

С 1962 года Мьянма несколько десятилетий управлялась военной диктатурой, а демократические преобразования в стране начались в 2011 году. Первые свободные выборы прошли в 2015 году, на них победила НЛД, получив 86% от всех мест парламенте.

Аун Сан Су Чжи сохранила популярность у населения за годы правления из-за ее противостояния военным. По итогам выборов ноября 2020 года «Национальная лига за демократию» снова набрала достаточно голосов, чтобы самостоятельно сформировать правительство. Однако ее международный авторитет был во многом подорван ситуацией с мусульманами-рохинджа, которые в Мьянме неоднократно подвергались преследованиям. Один из всплесков насилия со стороны военных в отношении этой этнической группы произошел в 2016-2017 году, в разгар правления Аун Сан Су Чжи. Ее критиковали за то, что она не предприняла активных действий, чтобы прекратить репрессии, и даже не осудила их.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть