Раскол в Екатеринбурге: как закончить битву за храм

Власти Екатеринбурга предложат новые места для строительства храма

Власти Свердловской области предложат новые места для возведения храма святой Екатерины, из-за начала строительства которого в Екатеринбурге уже неделю длится противостояние. В то же время здесь приступили к подготовке опроса жителей города по поводу строительства храма на месте сквера. Если мэрия решится опросить всех избирателей города, процедура может затянуться — обойти придется больше 1 млн человек. Как организовать опрос и интерпретировать его результаты, разобралась «Газета.Ru».

Жителям Екатеринбурга предложат альтернативные площадки, где может быть построен храм святой Екатерины, начало возведения которого на этой неделе спровоцировало акции протеста в городе. Среди предложенных площадок, вероятно, будет значится и сквер, ставший эпицентром противостояния.

«Есть разные точки зрения. И все они должны быть услышаны. Уже в понедельник — и в СМИ, и на сайтах региональных и городских органов власти мы опубликуем для обсуждения перечень возможных мест для строительства храма. Помимо сквера на Октябрьской площади, это будет еще не менее четырех потенциальных площадок», — говорится в обращении губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева.

В то же время в городе готовятся провести опросы, основной целью которых станет попытка выяснить объективное мнение жителей города по поводу строительства храма на месте сквера, сообщили в мэрии уральской столицы.

Храм святой Екатерины, который планировалось возвести в центре Екатеринбурга к 300-летию города (к 2023 году), еще даже не начали возводить, а он уже стал эпицентром протестной активности. В понедельник, 13 мая, активисты собрались в сквере, чтобы воспрепятствовать началу строительства церковного сооружения.

Губернатор Евгений Куйвашев попытался организовать прямой диалог между разными сторонами конфликта, но из этого ничего не вышло: стороны ушли с тем, с чем пришли, оставшись крайне далеки от консенсуса.

В итоге противостояние в сквере продолжилось, за несколько дней протестов — десятки задержанных активистов. И вот уже в четверг, 16 мая, участники медиафорума ОНФ задают президенту Владимиру Путину вопрос о конфликте и способах его урегулирования.

«Храм должен объединять людей, а нее разъединять, поэтому с обеих сторон нужны какие-то шаги для того, чтобы решить этот вопрос в интересах всех людей, которые там реально проживают.

Есть простой способ — провести опрос. И меньшинство должно подчиниться большинству. Если речь идет о жителях этого микрорайона, то, безусловно, это мнение нужно учесть. Ну, а как же?

Если речь идет не о записных активистах, из Москвы которые приехали для того, чтобы там пошуметь», — предложил президент.

При этом говорить, что екатеринбургские власти сработали неэффективно, с точки зрения Кремля, не совсем корректно. Об этом 17 мая заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Местные власти в Екатеринбурге вели диалог с жителями Екатеринбурга до заявления президента, президент более четко сформулировал, и в данном случае они прислушались как региональная власть, в том числе, и к мнению главы государства, которое было высказано. <…> Президент не вмешивался инициативно», — подчеркнул представитель Путина.

Как проводить опрос?

Когда речь заходит о социологических исследованиях, всегда возникают сомнения, насколько справедливы будут полученные результаты и не будут ли вопросы в опросном листе сформулированы таким образом, чтобы потом появилась возможность интерпретировать так, как это нужно «заказчику», которым в данном случае будет выступать администрация Екатеринбурга.

Правда, мэр города Александр Высокинский уже заявил, что администрация будет прорабатывать форму опроса совместно с социологами и депутатами гордумы.

«Главной целью на сегодня является проведение опроса, к которому мы сейчас готовимся. Есть несколько возможных форм, как это будет делаться. На сегодня, в соответствии со 131 законом о местном самоуправлении, мы это будет обсуждать с депутатами городской думы для того, чтобы принять максимально законную, максимально легитимную форму опроса», — заявил градоначальник.

Важный вопрос — как будет организовано исследование.

В целом, в мировой практике для этого зачастую используют различные интернет-площадки (взять хотя бы недавние национальные дебаты во Франции после выступлений «желтых жилетов»). В этом плане намерения администрации Екатеринбурга выглядят вполне понятно. По крайней мере, тот же Высокинский говорил, что опрос проведут на сайте администрации и на улицах города.

Однако после он заявил, что опрос должен пройти «в строгом соответствии с уставом Екатеринбурга», а это уже несколько иной тип опроса, поскольку регулируется не только уставом города, но и законом «Об общих принципах организации местного самоуправления».

Особенность его в том, что статья 31-я федерального закона предусматривает, что должны быть четко прописаны дата и сроки проведения опроса, четкая формулировка вопроса, известная заранее, расписана методика проведения опроса, представлена форма опросного листа,

и — что, пожалуй, наиболее обращает на себя внимание, — определена минимальная численность жителей муниципального образования, участвующих в опросе. То есть по факту устанавливается необходимый минимальный порог «явки» на этот опрос.

Согласно положениям этого документа, жители муниципального образования должны быть проинформированы о старте проведения опроса не менее чем за 10 дней до его проведения.

Надо учитывать еще одно положение данного закона: даже если соблюсти все требования и опросить соответствующее пороговой «явке» количество жителей, результаты такого опроса будут носить рекомендательный характер.

О каком именно виде опроса в конечном итоге будет идти речь, до конца не ясно. Вероятно, администрация Екатеринбурга проинформирует об этом дополнительно в ближайшее время.

Другая сложность, над которой работают в Екатеринбурге, — кого опрашивать: избирателей всего города (а участвовать в опросе могут только те, кто обладает избирательным правом) или только жителей центрального района.

В первом случае опрос может потребовать больше времени или организационных ресурсов: в Екатеринбурге на 2019 год зарегистрированы 1.078.099 избирателей.

Впрочем, и порог минимального количества жителей, необходимых, чтобы зачесть результаты опроса, пока не определен.

Более того, пока не ясно, как именно будет организован опрос — будет ли это поквартирный обход, опрос на улицах (а если да, как будет регистрироваться участие), а также — как избежать ситуации «многократных голосований».

Ничего особенного

В целом, с точки зрения политологов и специалистов по муниципальному управлению, сам способ получения среза общественных настроений через опрос — вполне валиден.

«Я верю в реальную силу правильно проведенных опросов. Этот инструмент у нас сейчас недооценен и, конечно, часто используется в манипулятивных целях. Однако если он проведен адекватно, он может объективно отражать общественное мнение.

Если он используется в манипулятивных целях, чтобы задать заведомо нужную установку, то, как мы видим, результат налицо — взрыв общественного мнения»,

— говорит в беседе с «Газетой.Ru» доктор политических наук, заведующая кафедрой социальных технологий Северо-Западного института управления РАНХиГС Инна Ветренко.

Поэтому администрация Екатеринбурга и Свердловской области должны максимально корректно подойти к организации данного мероприятия, чтобы впоследствии не дать возможности общественности обвинить власти в «подгонке» результатов под заявленную цель, указывает эксперт.

«По сути, президент именно к этому и призывает — сделать объективный срез общественного мнения по отношению к строительству храма. И принять решение на основе этого среза», — добавляет Ветренко.

И здесь важно, чтобы свердловские власти подошли к этому мероприятию более ответственно, чем это случилось 14 мая, когда губернатор области Евгений Куйвашев собрал у себя представителей противоборствующих сторон, чтобы выслушать аргументы. По факту, эта затея — организовать легитимный и цивилизованный диалог — провалилась.

«У любых переговоров есть предварительная стадия в плане прояснения позиций. У этой коммуникации именно эта часть отсутствовала — каждый пришел со своей воинствующей позицией. Неподготовленность и привела к отсутствию консенсуса»,

— говорит эксперт «Газете.Ru».

По сути, у этих переговоров не было шансов на успех, поскольку аргументы были готовы заранее, а вот контраргументов представить возможности не было — стороны впервые заявили о себе.

Однако провести опрос — не главное, говорит Ветренко. Ключевой момент — в корректной интерпретации результатов. «Важно не забывать, что опрос может стать инструментом для легализации и легитимации принимаемого решения», — подчеркивает она.

Если данные покажут примерно равное распределение результатов, где примерно половина жителей выскажется «за» и примерно соответствующее количество жителей — против, это будет свидетельствовать, что в данном конкретном локальном обществе существует раскол по конкретному вопросу, и провоцировать дальнейшее обострение, игнорируя достаточно большой процент жителей, будет опасно, резюмирует специалист.