Нефть и Голаны: зачем президент Ливана приехал к Путину

В Москве прошли переговоры президентов России и Ливана

Президенты России и Ливана Владимир Путин и Мишель Аун провели переговоры в Москве. Глава Ливана стал первым ближневосточным лидером, с которым Путин смог лично обсудить проблему Голанских высот после призыва Дональда Трампа признать суверенитет над этими территориями за Израилем. Кроме того, Москва еще раз дала понять, что, в отличие от Вашингтона, не считает входящую в состав правительства Ливана «Хезболлу» террористической организацией, и это дает ей преимущество в диалоге с Бейрутом по Сирии.

В Москву впервые с визитом прибыл президент Ливана Мишель Аун. Последние события на Ближнем Востоке оказали достаточно сильное влияние на повестку его переговоров с президентом России Владимиром Путиным. Неудивительно, что одной из центральных тем в открытой части беседы лидеров двух стран стали Голанские высоты и их признание со стороны Дональда Трампа территорией Израиля.

Аун заявил, что этот шаг главы Белого дома «подрывает все основы и правила ООН»:

«Безусловно, это очень беспокоит и создает особое беспокойство у тех стран, которые находятся в непосредственной близости от Израиля. Надеемся, что решение и урегулирование этой проблемы будет найдено в ближайшее время».

Аналогичной позиции придерживается и Москва. Российские власти негативно оценили признание суверенитета Израиля над Голанами, которые, согласно резолюции ООН, являются оккупированной территорией Сирии.

Владимир Путин, в свою очередь, заявил, что Россия поддерживает отношения «со всеми представителями политических сил» в регионе, и для наблюдателей эта фраза отнюдь не является лишь данью протокольной вежливости.

Одной из главных политических сил Ливана является шиитская организация «Хезболла», участвующая в боевых действиях в Сирии на стороне правительственных сил. Она находится во враждебных отношениях с Израилем.

На днях присутствие «Хезболлы» в Сирии обсуждал с руководством Ливана госсекретарь США Майк Помпео — он посетил эту страну за несколько дней до этого. «Ливан и ливанский народ стоят перед выбором: смело двигаться вперед как независимая и гордая нация или позволить темным амбициям Ирана и «Хезболлы» диктовать свое будущее», — заявил Помпео на совместной пресс-конференции с главой МИД Ливана Гебраном Бассилом.

США поместили «Хезболлу» в список террористических организаций, при этом в самом Ливане придерживаются противоположенной точки зрения.

«Хезболла» — это ливанская партия, а не террористическая организация, и у нее много сторонников», — заявил Бассил в ответ Помпео.

Аналогичной точки зрения придерживается и президент Ливана Мишель Аум. В настоящее время «Хезболла» входит в правительственную коалицию в Ливане.

«У Соединенных Штатов есть особые отношения с Бейрутом, которые, конечно, находятся под сильным давлением из-за «Хезболлы» и дебатов по поводу того, является ли эта группа террористической или нет», — говорит «Газете.Ru» ведущий эксперт вашингтонского экспертного центра Gulf State Analytics Теодор Карасик.

В свою очередь, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт клуба «Валдай Алексей Сарабьев полагает, что в настоящее время «Хезболла» переживает трудное время. Эксперт напоминает, что в начале марте этого года Великобритания также внесла «Хезболлу» в список террористических организаций.

Под удар попало и политическое крыло партии, что, по словам Сарабьева, «создает потенциальную угрозу легитимности» политической системы Ливана и «дает козыри» США.

Ливан, который из-за межконфессиональных противоречий должен поддерживать хрупкий баланс внутри страны, нуждается в хороших отношениях и с Россией, и с США — ведущих игроках региона. При этом для Москвы в данный момент в контексте сирийского урегулирования эти отношения важнее.

Сарабьев отмечает как один из важных аспектов не только присутствие «Хезболлы» в Сирии, но и возможную координацию усилий России и Сирии на границе этого государства с Ливаном, чтобы не допустить проникновения боевиков-исламистов из горных районов Ливана. Кроме того, важна и помощь Бейрута экономике соседней Сирии.

По мнению Карасика из Gulf State Analytics,

возможность Москвы говорить с самыми разными странами региона дает ей определенное преимущество перед Вашингтоном — в России, учитывая собственную историю и разнообразный состав населения, понимают сложную многоконфессиональную структуру: «Таким образом, обе страны используют разную оптику, чтобы увидеть, где и какой подход можно применить».

Стоит отметить, что в переговорах с ливанской стороной участвовал и министр экономики России Максим Орешкин. У Москвы есть интерес к экономическим проектам в регионе. В январе компания «Роснефть» объявила о договоренности с министерством энергетики и водных ресурсов Ливана, касающейся получения в операционное управление терминала по хранению нефтепродуктов во втором по величине городе страны — Триполи. Документ будет действовать 20 лет.

Российская сторона также проведет реконструкцию и расширение терминала. По данным минэнерго Ливана, общий обьем резервуарного парка терминала составляет 430 тыс. куб.м. Они рассчитаны на хранение бензина, газойля, керосина и мазута.