Боевики в парламенте: Тимошенко и другие

Исполнился год соглашению между правительством Колумбии и партизанами

,
На этой неделе отмечается год со дня подписания исторического соглашения между правительством Колумбии и радикальной повстанческой группировкой FARC. Согласно договору, боевики FARC в обмен на амнистию сложили оружие, превратившись в легальную политическую организацию. «Газета.Ru» разобралась, как удалось усадить за стол переговоров, казалось бы, непримиримых врагов.

Движение к миру с Революционными вооруженными силы Колумбии (FARC) которые вели войну с правительством более 50 лет, началось после прихода к власти энергичного, амбициозного президента Хуана Мануэля Сантоса в 2010 году.

В отличие от предшественника, он взял курс не на силовое, а мирное решение проблемы.

Сначала он тайно от всех стал лично встречаться с лидерами повстанцев, живших на Кубе. Позднее власть выделила специальных представителей для переговоров по конкретным вопросам. Они продолжались почти четыре года, постоянно срывались, потом возобновлялись, отрабатывались важнейшие детали и нюансы. Регулярно переносилась дата подписания итогового документа.

Однако усилия президента Сантоса были вознаграждены. Историческое соглашение о завершении войны, предусматривающее разоружение повстанческих формирований и отказ от наркоторговли, парафировали глава государства и лидер FARC в Гаване в присутствии кубинского лидера Рауля Кастро. Документ подписали в старинном колумбийском городе Картахена де Индиас в присутствии нескольких десятков высоких иностранных гостей.

Эти титанические усилия заслужили исключительно высокую оценку мировой общественности. За огромный вклад, направленный на завершение более 50-летнего противостояния, президент Сантос удостоился Нобелевской премии мира за 2016 год.

Правда, потом произошла осечка. Документ, вынесенный на референдум, не получил одобрения большинства граждан.

Усилиями сторон текст в короткие сроки существенно доработали, внесли 500 поправок с учетом замечаний оппонентов, и в окончательном виде представили на утверждение двухпалатного конгресса. Таким образом, он обрел легитимность, поскольку в выборах парламента участвовало больше людей, чем на плебисците.

«Тимошенко» из РУДН

Подписанный документ стал началом конца FARC как партизанской силы, возникшей более полувека назад в труднодоступном горном массиве Маркеталия, откуда совершались регулярные вылазки в густозаселенные зоны.

Создателем FARC являлся член компартии Мануэль Маруланда, руководивший организацией ряд лет, вплоть до трагической гибели. Сегодня ее возглавляет выпускник Российского университета дружбы народов (РУДН) Родриго Лондоньо Эчеверри, известный под кличкой («Тимошенко») в честь известного советского маршала Семена Тимошенко.

Это объединение в пору расцвета располагало в своем составе несколькими тысячами бойцов различных поколений. Партизаны провозгласили себя борцами за народное счастье, защитниками интересов простых тружеников, ведущими непримиримую схватку с режимом, со сложившимся порядком вещей.

Они взрывали нефтепроводы, электрические подстанции, железнодорожные пути и иные важные объекты инфраструктуры. Типичным для них являлось взятие заложников, особенно в церквях и иных публичных местах.

Достаточно упомянуть такие резонансные инциденты, как захват в 1985 году Дворца правосудия, расположенного в центре колумбийской столицы Боготы, пленение кандидата в президенты страны Ингрид Бетанкур, впоследствии освобожденной по требованию международной общественности.

Со временем руководство FARC занялось незаконным оборотом наркотиков и извлекало из этого бизнеса баснословные доходы. Журнал Atlantic оценивал наркотический бизнес повстанцев в сумму от $200 млн до $3,5 млрд в год. При этом лидеры группировки обосновались за пределами страны и вели роскошный образ жизни. Такое положение вещей продолжалось несколько десятилетий: партизанская война унесла жизни 200 тыс. человек и обернулась вынужденным переселением 6 млн населения.

Однако в 2011 году после того как правительственные войска смогли устранить многолетнего лидера FARC Мануэля Маруланду, новое руководство организации заявило о готовности к переговорам.

Под старым брендом в новую политику

После того как правительству и FARC удалось в ходе длинных и долгих переговоров достичь соглашения, боевики постепенно начали сдавать оружие под контролем ООН. Началось оформление FARC в качестве легальной политической организации. Ей априори предоставили 10 кресел в высшей законодательной инстанции, по 5 в каждой палате. Остальные места они должны завоевать в ходе электоральной кампании 2018 года в конкурентной схватке с другими участниками. Сам «Тимошенко» уже заявил, что в 2018 году собирается принять участие в президентских выборах.

Руководство не намерено отказаться от всемирно известного «бренда» FARC. Оно приняло решение сохранить привычную испанскую аббревиатуру, изменив в ней два слова: armadas на alternativa и Colombia на comun.

На русский язык название теперь переводится как «Всеобщие альтернативные революционные силы». Термин «революционный», по замыслу идеологов, подразумевает размежевание с реформистами. Слово comun означает открытость для всех, разделяющих эти принципы. Осталось самое трудное, приспособить бывших партизан к мирной жизни. Это нелегкая задача.

С этой целью власти сделали важный шаг на пути интеграции повстанцев в непривычную обстановку. 4 718 человек получили на первоначальное обустройство на личные счета в Аграрном банке сумму, эквивалентную $246,2. Это равно 90% минимальной заработной платы. Разумеется, не все сдали оружие. Одиночки с автоматами в руках продолжают бесчинствовать в горах.

Теперь перед президентом Сантосом стоит не менее трудная задача — достичь соглашения с другой группировкой — «Войском национального освобождения». Переговоры с ее руководством, обосновавшимся в Эквадоре, уже идут. И нет сомнений, что они также завершатся успешно до завершения второго четырехлетнего президентского мандата. Заметим, что, интегрировав партизан в мирную жизнь, Колумбия пошла по пути, проторенному Никарагуа и Сальвадором, где бывшие партизаны весьма активно участвуют в современной политике.

Примеры этих государств показывают, что даже ожесточенная борьба всегда заканчивается переговорами. Так произошло, например, в Никарагуа, где после восьми лет ожесточенной борьбы между левым правительством сандинистов во главе с Даниэлем Ортегой и партизанами контрас, которым оружием и финансами помогали США, обе стороны сели за стол переговоров.

Переговоры между враждующими силами начались в 1988 году, когда в СССР — союзнике Никарагуа — полным ходом шла перестройка и главные акторы «холодной войны» потеряли интерес к конфликту в далекой Никарагуа. Переговоры между бывшими противниками привели к прекращению огня, либерализации политической жизни Никарагуа и освобождению политических заключенных.

В 1990 году в Никарагуа прошли первые свободные выборы президента и парламента страны. Они привели к поражению сандинистов и окончанию многолетнего правления Ортеги.

Новым президентом стала представитель либеральных сил Виолетта Бариос де Чаморро. Стоит отметить, что в 2006 году бывший лидер сандинистов Ортега вновь был избран президентом и в настоящее время руководит страной.

Еще раньше в начале 1980-х годов аналогичный процесс примирения между партизанской герильей и правительством начался в другой латиноамериканской стране — Сальвадоре. В отличие от Никарагуа, ситуация там была зеркально противоположенной — у власти находилось правое авторитарное правительство, которое поддерживало США а противостояли ему левые силы во главе с Фронтом национального освобождения имени Фарабундо Марти.

Шаг навстречу своим политическим противникам был сделан сальвадорским президентом Альваро Альфредо Маганья Борха. Однако, несмотря на переговоры между правительством и левыми партизанами, перемирия при правлении Борха достичь не удалось. Оно состоялось позже в 1990 году, когда Фронту прекратили помогать получавшие политическое поражение «сандинисты».

В предновогодний день 1991 года в Мехико при посреднической роли ООН состоялось подписание соглашения о мире, и раздираемый гражданской войной Сальвадор постепенно начал отвыкать от постоянного конфликта. Сегодня бывшие партизаны их противники ведут между собой уже политическую борьбу в стенах парламента.