«Многие чехи видят в России потенциальную угрозу»

Министр иностранных дел Чехии об Украине и антироссийских санкциях

Глава МИД Чехии Любомир Заоралек рассказал «Газете.Ru», поддерживает ли его страна отмену антироссийских санкций, может ли Украина повторить путь мирно разделившейся Чехословакии и какую угрозу в Чехии считают более серьезной — исламистскую или российскую. Встреча с ним состоялась на саммите министров иностранных дел стран – членов НАТО в Турции, где тема Украины была одной из основных.

— В июне ЕС будет рассматривать вопрос антироссийских санкций. Есть те, кто считает, что их необходимо как можно скорее отменить, так как они препятствуют диалогу. Есть и те, кто уверен, что на Москву необходимо продолжить оказывать давление. Какой позиции придерживается Чехия?

— В решении Европейского совета вопрос санкций тесно связан с выполнением минских договоренностей. В июне ситуация с этим вопросом будет всесторонне изучена, и решение будет принято после оценки ситуации на Восточной Украине.

Сегодня уже ясно, что Россия продолжает поставлять тяжелое вооружение на помощь своим сторонникам в Донбассе, а тысячи российских солдат находятся не только на границе, но и проникают на украинскую территорию. Все эти вещи не свидетельствуют о деэскалации конфликта.

— Но у вас нет ощущения, что ситуация становится немного спокойней?

— Пока мы не видим настоящего прекращения огня.

Я вижу, что Россия не говорит о Крыме и старается вести игру с Донецком и Луганском, пытаясь повлиять на Украину в целом и ослабить нынешнее правительство.

Минские соглашения тесно связаны с возможностью проведения свободных выборов на этой территории, и вопрос состоит в том, позволят ли представители так называемых республик и их российские покровители провести такие выборы. Я могу предполагать, что в результате свободных выборов под контролем ОБСЕ они (лидеры республик. — «Газета.Ru») потеряют власть.

Сейчас с российской стороны говорится много хороших слов, но мы ждем, что за ними последуют конкретные дела.

— Можно согласиться с тем, что на России лежит ответственность за поддержку ополчения на востоке Украины. Но не кажется ли вам, что Запад видит правоту лишь одной из сторон?

— Я соглашусь с вами в том, что ситуация на востоке Украины не является черно-белой.

Но мы в Европе не хотим вмешиваться в дела этих людей, а хотим лишь дать шанс Украине выбрать собственное будущее. Однако мне кажется, что подготовить выборы в Донецке и Луганске под контролем сегодняшних представителей народных республик и в присутствии российских, так сказать, «волонтеров» и тяжелого вооружения абсолютно невозможно. И мы хотим, чтобы Россия помогла там создать нормальную атмосферу.

— Какой Чехия хочет видеть Украину?

— Не знаю, какую картину рисуют российские СМИ, но мы в Чешской Республике не имеем ни малейшего интереса решать вопросы за украинцев.

Но я много раз разговаривал с украинскими политиками, и даже во времена Януковича я помню визиты украинских парламентских делегаций, которые выражали четкое желание сотрудничать с ЕС и углублять интеграцию. Но мы ни на кого не хотим давить.

Например, программа «Восточное партнерство» существует не только с Украиной, но и с Белоруссией, Арменией и Азербайджаном. И все эти страны имеют разные подходы к сотрудничеству с ЕС. Например, армянские политики неоднократно говорили мне, что хотят углубления связей с Европой, но интереса к ассоциации у них нет. Мы принимаем это и всем предлагаем разные форматы сотрудничества.

— Вы сами выросли и много лет жили в стране Чехословакия, которая в итоге мирно разделилась на два государства. Может ли такой вариант быть приемлемым для Украины?

— На это я отвечу, что не могу принять то, как был проведен референдум в Крыму. Участие в нем военных — это что-то ненормальное. Это не значит, что я не допускаю проведения референдумов в принципе, потому что нельзя никого лишать права требовать независимости.

Если такое возможно в Шотландии, почему нужно запрещать это в других странах мира? Но я верю, что, если бы не вмешательство России, Украина смогла бы решить вопросы восточных регионов спокойным путем.

В прошлом году я семь раз посещал Украину и имел возможность побеседовать со многими парламентариями, все они в один голос просили о поддержке суверенитета страны. Но наша помощь сводится лишь к тому, чтобы Украина смогла сделать свой собственный выбор.

— Сегодня НАТО определяет для себя две угрозы — ИГИЛ и Россию. Какая из них, на ваш взгляд, более серьезна? Можно ли говорить, что тема Украины уходит в тень на фоне ИГИЛ?

— Уверен, что есть две разные истории и их не надо сравнивать. Но могу сказать, что, естественно, ситуация на Украине в Чехии ощущается более остро. Отмечу и то, что в последние два года в Чехии мы стали уделять вопросам внешней политики существенно большее внимание, чем раньше.

— Согласно недавнему опросу общественного мнения в Чехии, 54% чехов считают Россию «империей зла»...

— Это, конечно, следствие украинского кризиса, большинство людей им напугано. Надо взять в расчет негативный опыт нашего прошлого, события 1968 года (вторжение СССР и стран Варшавского договора в Чехословакию с целью смены нелояльного режима. — «Газета.Ru»): если для кого-то ситуация, что одно государство может аннексировать территорию другого, — это что-то новое, то для нас это не столь уж давние воспоминания.

К сожалению, многие чехи видят в России потенциальную угрозу. Конечно, кто-то говорит и об исламистах, но, боюсь, большинство ждет неприятных неожиданностей именно с востока Европы.

— А вот президент Милош Земан часто выступает с примиренческими заявлениями в отношении России.

— Заявления могут быть разными, но я уверен, что в общем между всеми конституционными фигурами существует консенсус и в любой конкретной ситуации мы все выступаем единым фронтом.

Что касается президента, мы обсуждаем эти проблемы, различия могут быть в нюансах, но в общем у нас есть единое мнение по вопросам, касающимся национальных интересов.