Слушать новости
Слушать новости

Батальоны попросили подчиниться

Украинская власть активизировала процесс переподчинения добровольческих отрядов

По решению генштаба минобороны Украины все добровольческие батальоны должны войти в подчинение одной из официальных силовых структур. В целом добровольцы не против получить официальный статус и полагающиеся льготы, но пытаются выторговать ряд уступок. Наиболее влиятельные батальоны желают оставаться обособленной единицей в составе минобороны или СБУ и получить статус государственной структуры.

В конце прошлой недели украинские СМИ сообщили, что добровольческие батальоны, в частности «Правого сектора» (организация запрещена в России), получили приказ покинуть зону АТО и перейти в подчинение одной из силовых структур — нацгвардии, минобороны или МВД. В ответ на начавшееся сопротивление со стороны добровольцев силовики поспешили уточнить, что слово «приказ» в данном случае некорректно. Как заявил «Интерфаксу» и.о. спикера генштаба ВСУ Владислав Селезнев, военным из добровольческих батальонов было всего лишь предложено «для систематизации и упорядочивания деятельности всех подразделений, которые выполняют задачи в зоне АТО, либо войти в состав национальной гвардии Украины, либо же через районные военные комиссариаты призваться в ряды вооруженных сил Украины». Селезнев подчеркнул, что такой процесс носит взаимовыгодный характер и об ультиматумах добровольцам речь не идет.

«Никаких ультиматумов никто не выдвигал. Были озвучены решения и пожелания, которые были приняты на более высоком уровне», — сообщил замкомандира сектора М (Мариуполь и окрестности) Синько. Добровольческие батальоны должны сами определиться, в состав какой силовой структуры они будут входить.

Одним из поводов для такого «пожелания» со стороны верховного главнокомандующего Петра Порошенко стало убийство сотрудника СБУ в Волновахе 21 марта. Тогда украинский президент пообещал «выжженную землю» под теми добровольцами, которые вместо того, чтобы воевать на фронте в частях регулярных подразделений вооруженных сил Украины или национальной гвардии, ходят и занимаются мародерством или убийством».

Масла в огонь подлил конфликт вокруг «Укртранснафты» и «Укрнафты» с привлечением людей в военной форме, представившихся бойцами батальона «Днепр-1» и защищавших интересы тогда еще губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского.

Несмотря на резонанс, громко прозвучавшие заявления новыми назвать нельзя. Процесс переподчинения батальонов идет уже несколько месяцев.

«Мы сейчас заняты легализацией в ряды МВД», — рассказывает пресс-офицер батальона имени Джохара Дудаева Амина Окуева. По ее словам, многие отряды из тех, что изначально создавались на волонтерской основе без приписки к какому-то из силовых ведомств, уже подчинены им или завершают процесс.

На сегодня в стране насчитывается около 40 батальонов территориальной обороны, формально подчиняющихся минобороны, три батальона нацгвардии и более 30 батальонов спецназначения МВД. Степень их подчинения силовым ведомствам зависит от конкретного батальона, так же как и его размер, комплектация и уровень вооружения. В среднем в батальон входит около 400–450 человек.

Мотивация тех, кто готов войти в состав регулярных подразделений, понятна. Как отметил руководитель информационно-аналитического центра СНБО Андрей Лысенко, это позволит им получить социальный пакет, премии за уничтожение вражеской техники, более мощное вооружение и средства связи, причем на законных основаниях. Пока сами добровольцы еще не совсем осознают, насколько успешной и сложной может оказаться трансформация в реальности, Окуева считает, что «в целом, без учета нюансов, это процесс нормальный и правильный».

Особняком стоят добровольческий украинский корпус «Правого сектора» (организация запрещена в России) и батальон ОУН, которые являются наиболее независимыми и в лучшем случае координируют свою деятельность с силовиками, но в основном действуют по собственному усмотрению.

Их главная претензия в том, что силовые ведомства фактически предлагают перетасовать личный состав добровольческих батальонов, раскидав членов уже сплоченных команд по разным подразделениям.

Многие добровольцы откровенно недовольны действиями руководства генштаба и нацгвардии, считая их стратегию неправильной. «Мы готовы подчиняться только нашему предводителю Дмитрию Ярошу и командиру корпуса Андрею Стемпицкому. Мы не готовы, чтобы нам присылали какого-то генерала из министерства обороны, который будет нами командовать и рассказывать, куда ехать. Потому что был у нас пример Иловайска, пример Дебальцево», — заявил пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский.

Впрочем, в легализации они тоже заинтересованы. «Нам нужна легализация для того, чтобы после войны нам не предъявили, что мы просто обычные бандиты с автоматами, а также чтобы нам просто дали нормальное оружие», — объяснил Скоропадский.

Добровольцы предлагают компромисс: они входят в регулярные части, но сохраняют внутреннюю структуру своих подразделений и частичную самостоятельность в принятии тактических решений.

«У нас изначально была договоренность с министром внутренних дел (Арсеном Аваковым. — «Газета.Ru»): наш батальон сохраняет вертикаль подчинения, структуру и систему подготовки», — говорит нардеп и командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко. Аналогичным образом «Правый сектор» желает оставаться обособленной единицей в составе минобороны или СБУ и иметь статус государственной структуры.

Добровольцы заявляют, что не хотят участвовать в политических играх. «За генштабом стоит президентская вертикаль, за нацгвардией — премьерская, это две разные фракции в парламенте. Ребята относятся категорически плохо к этому, потому что они не понимают, почему их втягивают в политические игры. Они не хотят даже уходить на ротацию, они пришли воевать, а не участвовать в политических схемах», — добавляет Семенченко. По его словам, чтобы не нарушать приказов сверху и в то же время не идти против собственных убеждений, он сейчас ведет переговоры с руководством страны, пытаясь достучаться до администрации президента.

Но по мнению экспертов, вряд ли стоит рассчитывать на излишнюю лояльность со стороны украинской власти. Политолог Вадим Карасев говорит, что в данном случае речь о противостоянии разных ветвей власти не идет. Государство просто пытается взять под контроль и формализовать добровольцев.

«Много кто хочет иметь свое войско в Украине и не подчиняться ни одной силовой структуре. Но по закону Украины военизированные формирования должны быть легализированы и созданы по законам. Если эти подразделения имеют государственническую направленность, то они должны быть приписаны к силовым структурам», — убежден военный эксперт Анатолий Лопата, в начале 1990-х годов занимавший должности начальника генштаба и первого замминистра обороны.

По мнению эксперта, это же касается и командиров добровольческих подразделений: им придется принять тот факт, что командовать ими и их людьми будут кадровые военные.

Чем закончатся переговоры, прогнозировать достаточно сложно, как и во всех вопросах, связанных с «Правым сектором». Пока военная госмашина Украины настроена решительно, хотя и пытается сделать вид, что готова к переговорам и уступкам. Дмитрию Ярошу уже предложили пока безымянную должность в минобороны, хотя он не самым лестным образом отзывается о решениях Порошенко. Впрочем, учитывая единодушие Порошенко и силовиков в вопросе о переподчинении добровольцев, скорее всего, рано или поздно процесс переподчинения завершится на условиях, выгодных для власти.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть