Пенсионный советник

Ле Пен теряет миллионы и отца

Марин Ле Пен не смогла сформировать депутатскую группу в Европарламенте

Полина Матвеева 25.06.2014, 23:02
Лидер французской ультраправой партии «Национальный фронт» (FN) Марин Ле Пен Reuters
Лидер французской ультраправой партии «Национальный фронт» (FN) Марин Ле Пен

Французский «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен отказался создавать коалицию в Европарламенте с польской партией «Конгресс новых правых». И хотя Ле Пен заверила, что еще сможет сформировать новую группу до конца года, разрыв с поляками, по сути, не оставляет ей шансов. Таким образом, попытка возглавить всех европейских националистов провалилась. Ле Пен обвиняет британского националиста Найджела Фараджа и даже собственного отца.

Планы создания европейского «националистического интернационала» отложены в долгий ящик. Лидер французской ультраправой партии «Национальный фронт» (FN) Марин Ле Пен отказалась создавать коалицию с польской партией «Конгресс новых правых» (KNP).

Поводом для такого решения, сообщает France Press, стали идеологические расхождения, а также полуфашистские высказывания лидера KNP Яноша Корвина-Микке. Тот, в частности, публично предположил, что «возможно, фюрер Третьего рейха не знал об истреблении евреев». Кроме того, польские радикалы выступают за отмену избирательного права для женщин, а также резко критикуют неолиберальную позицию партнера Ле Пен по коалиции Гирта Вилдерса из нидерландской Партии свободы.

«Его слова, его политические взгляды противоречат нашим ценностям, — объяснила свое решение Ле Пен, признавшись, что все же не теряет надежды сформировать новую группу в Европарламенте до конца года. — Мы предпочли пожертвовать созданием группы в данный момент, чтобы не связывать себя с людьми, которые не разделяют наших ценностей и наших политических планов».

Но реальная причина несколько другая, уверен руководитель Центра партийно-политических исследований Института Европы Владимир Швейцер.

«Объект неприязни Ле Пен – иностранные рабочие, — напоминает эксперт. — Они занимают места французов, на них нужны социальные выплаты, которые, по идее, должны идти на французов. А у поляков желание другое – уехать во Францию и работать. Поэтому найти общий язык им бы никогда не удалось».

Для создания группы в Европарламенте необходимо не менее 25 депутатов из семи различных стран. Нужное число депутатов Ле Пен могла бы собрать без проблем, но вот семь государств они представлять не будут.

Напомним, что победу на майских выборах одержал не только «Национальный фронт», набравший во Франции почти четверть голосов, но и формально близкая по духу Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP), за которую проголосовали 30% британцев. Обе силы выступают за выход своих стран из Евросоюза, но это чуть ли не единственное, что их объединяет.

Сам по себе успех евроскептиков был признан прорывом, однако наблюдатели уже тогда сомневались, что националистам удастся достичь соглашения и создать полноценную коалицию.

Лидер UKIP Найджел Фарадж еще по итогам выборов 2009 года создал фракцию «Европейцы за свободу и демократию», но объединяться с «Нацфронтом» там отнюдь не спешат. Фарадж обвинил Ле Пен «в антисемитизме, который у нее в крови», намекая, очевидно, на ее отца и создателя партии Жана-Мари Ле Пена, который не раз позволял себе высказывания с соответствующим душком. При этом сама Ле Пен называет холокост «вершиной варварства».

86-летний отец вообще доставляет ей немало хлопот, помимо репутационных сложностей для партии. Так, он раскритиковал дочь за нежелание объединяться в Европарламенте с греческими националистами из партии «Золотая заря» и венгерского «Йоббика», которые в «Нацфронте», видимо, сочли недостаточно респектабельными. Еще раньше Жан-Мари Ле Пен говорил, что при дочери созданная им партии «обуржуазилась».

В итоге Марин Ле Пен обвинила Фараджа в «грязных политических трюках», а слова отца назвала «разрушительными», позже, правда, оговорившись, что все разговоры об их ссоре — это «много шума из ничего».

Респектабельная европейская пресса почти не скрывает удовлетворения.

«Французский «Национальный фронт» столкнулся с серьезными трудностями уже менее чем через месяц после победы на выборах в Европарламент, не сумев сформировать группу с единомышленниками, — пишет The Financial Times. — Хотя лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен делала ставку именно на это группу, чтобы получить возможность дальше продвигать свою ярую антииммиграционную политику и политику против ЕС».

«У Госпожи Ле Пен было явное стремление стать ведущим евроскептиком в Европарламенте, но неспособность создать официальную группу означает, что теперь «Национальный фронт» потеряет миллионы евро в качестве финансирования и возможность занять ключевые позиции в парламентских комитетах», — продолжает издание.

Британская Guardian называет даже конкретную сумму, на которую не сможет теперь претендовать «Нацфронт», — 22 миллиона евро.

Тем не менее в самой партии Ле Пен продолжают храбриться. «Не берите в голову заявления предателей и спекуляции СМИ. Мы и наши союзники создадим прочную политическую группу, но позже», — заявил в среду ее представитель Людовиг Денн.

Однако Швейцер уверен, что шансы Ле Пен теперь практически равны нулю. «Проблема в том, что кто-то должен быть на первых, а кто-то — на вторых ролях, — объясняет эксперт. — С одной стороны, они будут получать общие деньги и делить их, но, с другой, утратят свою независимость и должны будут подстраиваться в первую очередь под мнение Франции. Никто не хочет входить в группу на правах участников второго сорта, а по-другому не получится, потому что Ле Пен уже заняла здесь ведущую позицию».

Подобный опыт, уточняет Швейцер, у националистов был уже в 2008 году, когда короткое время такая депутатская группа существовала: «Но они очень быстро разругались. Стратегические и тактические интересы их категорически не совпадают. Сейчас Ле Пен не остается ничего, кроме как играть в европейского политика, который способен учесть разные интересы. Но разговорами о возможной группе она сейчас всего лишь пытается заработать себе очки».