Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Исправление правизны

Власти Украины начали наступление на радикалов из «Правого сектора»

Владимир Дергачев, Александр Братерский, Максим Швейц 25.03.2014, 21:57
cbit24.net

Позиции «Правого сектора» в украинской политике слабеют. Одновременно инициативу перехватывают более умеренные элиты. Трения между силовиками и националистами могут дать властям Украины повод выдавить радикалов из политики страны, полагают эксперты.

«Должность главы МВД подразумевает позицию. Если при моей позиции бандиты угрожают министру, я этот вызов принимаю. Более того, и впредь моя позиция будет достаточно жесткой к бандитам и тем, кто с оружием в руках нарушает порядок», — заявил министр внутренних дел Украины Арсен Аваков после того, как ранее во вторник лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош потребовал немедленной отставки главы МВД и ареста сотрудников спецподразделения «Сокол», причастных к убийству Сашко Билого (Александра Музычко), которое произошло ночью.

«Я называю бандитом любого, кто рядится в одежды, будь то «Правый сектор» или «Батькивщина», — ответил министр на уточняющий вопрос.

Слова Авакова МВД подтвердило делом. Милиция провела обыски в штабе украинской «Национальной гвардии» в Киеве. «Национальную гвардию» начали создавать в конце февраля 2014 года на базе сторонников Майдана и внутренних войск Украины, в нее активно записывались члены правой партии «Свобода» и «Правого сектора».

Помимо того, милиция обезглавила полтавскую ячейку «Правого сектора».

Местные активисты пикетировали управление МВД из-за того, что местную полицию возглавил человек, «еще зимой руководивший «титушками». После этого убоповцы задержали руководителя «Правый сектор – Восток» Илью Киву, координатора «Правого сектора» Полтавщины Ивана Балацкого, координатора «Правого сектора» Полтавы Максима Левчука и трех их заместителей.

«Наших активистов пытаются обвинить в незаконном хранении оружия, впрочем, никакого оружия у них не изъято, а задержание основывается только на «оперативной информации», то есть только на желании милиционеров. Вместо того чтобы вооружать население перед угрозой российского вторжения, МВД пытается отобрать у патриотов единственное их оружие — смелость. Мы должны спасти наших собратьев из лап контрреволюционеров — милиции», — говорилось в обращении радикалов.

Ранее у представителей силовых структур Украины уже возникали трения с «Правым сектором».

В начале марта трое министров обороны Украины выступили против создания на базе этой организации военизированных подразделений. Они были уволены со службы премьером Арсением Яценюком.

«Правый сектор» сформировался на основе ряда украинских националистических организаций: УНА-УНСО, «Тризуб», «Патриот Украины» и «Белый молот». 22 марта движение стало партией на юридической и кадровой базе «Украинской национальной ассамблеи» (УНА-УНСО). «Правый сектор» намерен выдвинуть своего лидера Дмитрия Яроша кандидатом в президенты на выборах 25 мая.

Против Дмитрия Яроша Следственный комитет России 14 марта возбудил уголовное дело об участии в боях против российских солдат. По версии следствия, в период 1994–1995 годов нынешний председатель «Свободы» Олег Тягнибок и лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош выступали против федеральных сил на стороне чеченских сепаратистов.

Судя по данным украинских социологов, значение «Правого сектора» в украинской политике серьезно преувеличено.

5 марта Центр социальных и маркетинговых исследований «Социс» обнародовал рейтинг кандидатов в президенты, согласно которому Ярош имеет рейтинг всего 1,6%, что не оставляет ему шансов в схватке с другими кандидатами: Петром Порошенко, Виталием Кличко, Юлией Тимошенко, Арсением Яценюком.

Во время борьбы против Виктора Януковича либеральная оппозиция сохраняла более терпимое отношение к радикалам, однако после переворота представители «Правого сектора» так и не вошли в новое коалиционное правительство Киева. Движение регулярно подвергается критике со стороны более умеренных сил. К примеру, после революции журналист «Громадське ТВ» Мустафа Найем сообщил, что Ярош вел тайные переговоры с Януковичем до его свержения. Впоследствии Ярош признал этот факт.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин отмечает, что покойный Музычко «был несколько несистемным человеком» даже для «Правого сектора». «Революция всегда пожирает своих детей, наша революция пожирала их до 53-го года», — отметил он.

Эксперт считает, что события, происходящие на Украине, направлены на создание единого центра власти.

«Сейчас идет борьба с альтернативными центрами власти. Все понимают, что в стране должен быть один центр власти, нравится он нам или нет. В данном случае мы видим много центров, которые приводят к дестабилизации в стране», — продолжил политолог. По его мнению, усиление этой борьбы приведет к тому, что, кто бы ни был избран президентом, Украина может вернуться к президентской конституции, чтобы избежать радикализации.

Бывший советник Виктора Ющенко Вадим Карасев провел аналогии с октябрьским переворотом, когда советская власть постепенно стала ликвидировать революционеров.

«Революцию надо вовремя завершить. Либо она превращается в разгул анархии и мародерства, олицетворяемую Музычко с «Правым сектором», либо трансформируется в Термидор и стабильность для защиты от анархии. Тем более когда революция продолжается в условиях военного положения.

Те, кто продолжает играть в революцию, помогают мародерам и преступникам, дискредитируя революцию, — рассуждает эксперт.

— Музычко надоел всем, даже соратникам, которые выдвинулись в президенты и пытаются создать респектабельную партию. Москва использовала его в качестве бандеровского пугала, а новые власти Киева понимают, что надо революцию уводить в берега законности и правопорядка. Вот так заканчивается судьба многих революционеров, которые вовремя не останавливаются, либо тех, кто примазывается к революции и эксплуатирует этот образ в коммерческих целях».

Карасев видит главными целями Киева завершение революции и стабилизацию обстановки в стране.

«Ярош с Олегом Тягнибоком — конкуренты и забирают друг у друга электорат. При этом «Правый сектор» занимает скорее анархистский сегмент — условные наследники Махно из Центральной Украины, а «Свобода» — националистический, условные наследники Бандеры», — отметил он.

Политолог напомнил, что в отличие от «Правого сектора» «Свобода» реально представляет серьезную политическую силу — у нее свои министры, генпрокурор, губернаторы и мощные спонсоры:

«Ярош — постреволюционная мифология, которая быстро рассеивается, общество хочет стабильности».

В свою очередь, президент киевского Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко считает, что, хотя внутренняя борьба между различными группами оппозиции велась всегда, убийство Музычко показывает слабость силовых структур в борьбе с радикалами.

«Убить проще, а арестовать, чтобы осудить, всегда труднее, поэтому говорить о целенаправленной борьбе пока не приходится, и я думаю, что «Правый сектор» сегодня гораздо сильнее», — полагает Ищенко.

Потенциальные сторонники «Правого сектора» видят, что революция ничего не изменила в олигархической структуре власти, и в то же время правительство отдало Крым, указывает политолог.

Независимый украинский политолог Алексей Блюминов солидарен с коллегам: гибель одиозного националиста — это «договорное убийство неудобного авторитета по причине его слабой контролируемости как руководством страны, так и собственными партийными вождями». Блюминов не исключает, что Украину после этого убийства может ждать второй этап уличной войны.

Директор Центра политического анализа «Стратагема» Юрий Романенко также ждет обострения внутриполитической ситуации в стране.

«Я уверен, что в течение ближайшей недели мы станем свидетелями резкого обострения политической ситуации на Украине, которое может повлечь за собой крушение правительства Яценюка либо же смещение с постов ряда министров силового блока», — заявил Романенко.

Эксперт полагает, что заявление о том, что это дело рук МВД, прозвучало так быстро не случайно: «Это могло помешать Ярошу сделать заявление, что за убийством стоит Россия, а это повлекло бы за собой очередное обострение отношений, которые и так балансируют на грани войны».