«Аль-Каида»* — еще не самое худшее

Эксперт Института мировой экономики и международных отношений Георгий Мирский объяснил «Газете.Ru», почему не срабатывает демократия в Ираке

Ирак захлестнула новая волна насилия. В понедельник в стране совершена серия из 12 терактов, в результате которых погибли 60 человек. С начала апреля от рук террористов погибли почти 3 тыс. человек. О том, кто стоит за ежедневными смертоносными атаками, а также о перспективах развития ситуации в Ираке «Газета.Ru» поговорила с главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгием Мирским.

— Чем вызвана новая волна насилия в Ираке?

— Жители Ирака делятся на три основные части: это арабы-шииты, их около 60%, арабы-сунниты, их примерно 25%, остальные по большей части курды, они тоже сунниты. А есть еще христиане и различные секты. Сейчас говорят, что, когда была диктатура Саддама, все было тихо-мирно. Но так всегда и бывает при тоталитарной диктатуре. Можно ли было себе представить при советской власти, чтобы Армения и Азербайджан вступили в войну? Смешно даже думать об этом. Но распался Cоюз — и пошло.

Так и в Ираке. Все, что было загнано под землю, приморожено, забито, все выплывает наверх. Свобода, как говорил Вацлав Гавел, выносит наверх все самое отвратительное, что есть в человеческой природе, наряду со всем хорошим.

Старые счеты, старые обиды, все, что накапливалось в течение десятилетий и даже столетий, все выносится наверх, как только людям дают возможность высказаться.

Так и получилось в Ираке. Пришли американцы, сбросили фашистского диктатора Хусейна. Этот кровавый фашистский режим был уничтожен, спасибо американцам за это. Но оборотная сторона медали такова, что противоречия между конфессиональными общинами вышли на поверхность.

— США во время оккупации Ирака, после свержения режима Саддама Хуссейна, приложили немало усилий для формирования в стране демократических институтов. Демократия в Ираке не работает?

— При Хусейне, и при его предшественниках, и во времена Османской империи, где Ирак был одной из провинций, в стране всегда господствовали сунниты. После интервенции получилось наоборот. Американцы, избавив иракский народ от диктатуры, принесли по крайней мере один из основополагающих принципов демократии — выборы. Один человек — один голос. Справедливо, но так и получилось, что большинство на выборах — а это действительно были свободные выборы — получили шииты.

В результате к власти пришла шиитская элита. А те, кто были наверху при Саддаме Хусейне, оказались внизу. Последние стали первыми, а первые стали последними.

К тому же американцы наломали дров: они запретили партию «Баас» (Партия арабского социалистического возрождения. — «Газета.Ru»). Это было правильно, это была фашистская партия, но вместе с тем бывшим членам этой партии было запрещено занимать какие-либо должности. Американцы распустили армию, в результате 400 тыс. человек остались без дела. А большинство из них были офицерами.

Тот, кто был суннитом и членом партии «Баас», не мог даже стать директором школы, ректором университета, начальником полиции и т. д. Это привело к тому, что образовалась огромная масса недовольных, которые (и в основном, это молодежь — сыновья отстраненных мэров, губернаторов) пошли воевать против американцев и против новой власти, у которой оказались шииты. Так началась внутренняя война, где все воевали на три фронта.

Боевики-шииты воевали против суннитов и американцев, боевики-сунниты — против боевиков-шиитов и американцев, американцы воевали против тех и других. Самые страшные годы — 2006-й и 2007-й.

Что помогло американцам? Дело в том, что, когда началась суннитско-шиитская резня, времена жутких чисток, в страну нахлынули боевики из всех стран. Точно так же, как это было двадцать лет назад в Афганистане.

В том числе туда пришла и «Аль-Каида» (организация запрещена в России). Это решило исход войны в пользу шиитов и американцев. Зверства извергов из «Аль-Каиды» довели до того, что суннитские боевики — этнические иракцы — решили, что американцы — это плохо, но «Аль-Каида» еще хуже.

И в 2007 году образовался противоестественный союз между американцами и суннитскими боевиками. Положение выровнялось, и в конце концов удалось сформировать властные структуры, где первую скрипку играли и играют шииты во главе с премьер-министром Нури аль-Малики. Но и сунниты получили какие-то позиции. Война закончилась, американцы ушли.

Американцы ушли (в 2011 году. — «Газета.Ru»), все вздохнули. А через некоторое время оказалось, что это пиррова победа тех, кто хотел мира и стабильности. Страна во многом восстановилась, нефть добывается в том же количестве, что и до войны. В Ираке появилась современная цивилизация: автомобили, телевизоры, мобильные телефоны, я уж не говорю про интернет.

Но получилось так, что оборону и военные дела взял под свой контроль премьер аль-Малики. Нельзя назвать его диктатором, как Саддама Хусейна, но ему удалось своими ставленниками укомплектовать министерство обороны и МВД. И получилось так, что шииты не просто наверху, но и контролируют все лакомые позиции с точки зрения экономики, а также в силовых ведомствах. И сунниты опять взялись за оружие.

— Какую роль сейчас в Ираке играют радикальные исламские группировки?

--«Аль-Каида» появилась там снова. Да, впрочем, она никуда и не уходила. Особенно сейчас, когда идет война в Сирии.

В Сирии война все больше приобретает межконфессиональный характер. В оппозиции главную роль играют сунниты: в Сирии в отличие от Ирака 75% населения — это сунниты, а власть шиитская. Получилось так, что в ряды оппозиции в Сирии вливаются суннитские боевики, которые воевали и продолжают воевать в Ираке. А шиитские боевики идут на помощь Башару Асаду.

И «Аль-Каида» здесь еще не самое худшее.

Есть организация, которая называет себя «Исламское государство Ирак», она действует сейчас и в Сирии. Там они называют себя «Исламское государство Ирака и Леванта» (организация запрещена в России). Эти люди подобно талибам (организация запрещена в России) в Афганистане хотят создать совместное исламское иракско-сирийско-ливанское государство. Что из этого получится — никто не знает. Противоположная сторона, естественно, тоже берется за оружие.

— Существует ли вероятность распада Ирака как государства по конфессиональному признаку?

--Я выиграл много пари у друзей, которые говорили, что Ирак разделится официально на три части: Курдистан на севере, суннитская часть вместе с Багдадом в центре и шиитская часть на юге. Я говорил, что курды отделятся, формально оставшись частью Ирака.

Но что значит создать суннитское государство в центре? В Багдаде живут два миллиона шиитов. Они никогда не запакуют чемоданы и не уйдут на юг. На юге большинство шиитов, в центре — суннитов, но и тут и там есть масса городов и деревень, заселенных представителями другой конфессии, которые никуда не уйдут. Они берут оружие и воюют.

— Каков ваш прогноз относительно будущего Ирака?

--Была и есть такая организация — «Аль-Каида в Месопотамии». Я читал материалы, подписанные ими. В них говорится, что шииты — это коварная змея, это шпионы и затаившийся враг, хуже, чем евреи и христиане вместе взятые. А если вы поговорите с лидерами шиитских боевиков, они скажут, что сунниты — это вообще не мусульмане. И мы видим, как в этих условиях разгорается борьба.

Никуда не деваться шиитам от суннитов и наоборот. Рано или поздно они истощат друг друга. Залитый кровью, Ирак когда-нибудь в конце концов успокоится. Но, когда это будет, никто не может сказать.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть