Слушать новости

«Мы собираемся доставить вам еще много такого веселья»

Суд отказал в удовлетворении жалобы «Мемориала» на прокурорскую проверку, несмотря на неубедительность представителя ответчика и улыбки судьи

Суд признал законной прокурорскую проверку правозащитной организации «Мемориал», проведенную в конце марта. По ее итогам прокуратура обязала «Мемориал» зарегистрироваться как «иностранный агент», как того требует закон об НКО. Неаргументированная позиция представителя столичной прокуратуры вызывала только смех в зале заседания.

В пятницу Замоскворецкий суд рассматривал жалобу международной общественной организации «Мемориал» на прокурорскую проверку, прошедшую в марте этого года. По ее итогам прокуратурой было вынесено представление, обязывающее организацию устранить нарушения закона об НКО, которая до сих пор не зарегистрирована как «иностранный агент».

Еще до начала заседания на пропускном пункте в здание суда завязались прения между правозащитником Олегом Орловым и судебным приставом. «Куда столько людей идет?» — спросил он Орлова и, получив ответ, прокомментировал: «А, понятно, мыши против горы». «Мы, скорее, крысы», — пошутил в ответ Орлов. «Гора родила этих мышей, а они потом против нее пошли», — сказал пристав.

Представитель прокуратуры Москвы Дмитрий Черноморец во время слушания был не таким словоохотливым. Юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев, задававший Черноморцу различные вопросы, касающиеся правомерности проверки, получал на них однотипные ответы, которые к концу заседания уже вызывали смех у собравшихся с зале.

Коротеев пытался узнать у представители прокуратуры, на каких основаниях была проведена проверка. По закону о прокуратуре для этого необходимо наличие информации о нарушении закона. Черноморец сослался на задание прокурора от 27 декабря прошлого года о проверке НКО на предмет нарушения законодательства об экстремизме. Однако затем выяснилось, что никаких поводов для подозрения «Мемориала» в экстремизме не было. О нарушении какого именно закона в ходе проверки шла речь, представителям «Мемориала» не сообщалось.

Подозрение НКО в выполнении функций «иностранного агента» появилось у прокуратуры уже в ходе проверки, сказал Черноморец.

Политическая деятельность организации была усмотрена в ее уставе, в котором указано, что цель НКО — «участие в формировании общественного сознания на основе ценностей, демократии и права, преодоление тоталитарных стереотипов и утверждение прав личности в политической практике и общественной жизни».

По данным столичной прокуратуры, правозащитное общество в 2010–2011 годах получило от иностранных, преимущественно американских, организаций около 100 млн рублей.

«В какой момент вы решили, что организация нарушает закон об НКО?» — спросил Черноморца Коротеев. «Это не предмет сегодняшнего разбирательства», — ответил тот. Судья Юлия Варанкина промолчала.

Другая претензия истца касалась состава участников проверки, в которой помимо прокурорских работников приняли участие представители Минюста и ФНС, а также снимавшие происходящее телевизионщики. Черноморец настаивал, что прокуратура была вправе привлекать специалистов из других ведомств. Когда Коротеев попросил его процитировать соответствующую статью закона о прокуратуре, Черноморец замешкался, но потом нашелся и ответил: «В отзыве все указано».

О том, как на месте событий настолько оперативно появились сотрудники телекомпании НТВ, Черноморцу, по его словам, неизвестно.

Коротеев пожаловался на то, что прокуратурой была истребована даже та информация, которая находится в открытом доступе, которую проверяющие также могли получить в Минюсте. «Документы были истребованы для ознакомления», — сказал Черноморец, не желая слушать дальнейшие доводы юриста по этому вопросу.

Судья Варанкина смотрела на происходящее с нескрываемой улыбкой, поддерживая своим настроем раздающийся в зале смех, который у собравшихся вызывали односложные ответы Черноморца. Чтобы хоть как-то поддержать представителя ответчика, когда тот отмалчиваться или не мог дать прямого ответа истцу, судья каждый раз подробно разъясняла ему суть вопроса.

«Может, он засмущался», — поясняла судья собравшимся поведение Черноморца, опять же с легкой улыбкой.

Впрочем, Черноморец признаков смущения не подавал и был спокоен, уверенный в адекватности своих ответов. И не случайно. Несмотря на внешне благожелательный настрой судьи к стороне истца, судья Варанкина отказала в удовлетворении жалобы «Мемориала».

«Это политическое решение исходит с самого верха. Что судья, что прокуратура считают себя государевыми людьми, что им скажут, то и будут исполнять, они не исходят из точки зрения права», — прокомментировал «Газете.Ru» Орлов.

«Вот представитель прокуратуры приходит спокойным и заранее знает, какое будет решение суда. Иначе он должен был бы думать, искать какую-то аргументацию, он даже не удосуживается ее искать», — сказал правозащитник.

Юрист Коротеев на вопрос «Газеты.Ru», стоит ли уже оплакивать предстоящее закрытие «Мемориала», сказал, что пока не стоит.

«Мы собираемся доставить вам еще много такого веселья, как сегодня», — пояснил он, имея в виду будущие судебные разбирательства по этому поводу.

На следующей неделе «Мемориал» намерен обжаловать представление прокуратуры, согласно которому к концу мая НКО должна зарегистрироваться как «иностранный агент».

Заседание по аналогичной жалобе движения «За права человека» Льва Пономарева, которое должно было пройти сразу после решения по «Мемориалу», было перенесено из-за неявки представителя прокуратуры.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть