Три по оскорблению

Госдума одобрила во втором чтении законопроект об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих



Госдума рассмотрела во втором чтении законопроект об уголовной ответственности за оскорбление чувств...

Госдума рассмотрела во втором чтении законопроект об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих

Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС
Депутаты Госдумы одобрили во втором чтении законопроект об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих. По сравнению с первым чтением депутаты смягчили тюремные сроки за потенциальное преступление. Кроме того, в законопроекте появилось понятие умышленности в оскорблении и осквернении религиозных чувств и предметов.

Во вторник Госдума во втором чтении приняла законопроект об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих. На этот раз, впрочем, депутаты отказались от идеи ввести в УК новую статью, которая в первой редакции предусматривала тюремный срок от трех до пяти лет за оскорбление религиозных чувств. Вместо этого решили переписать уже существующую 148-ю статью УК (воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий).

Новая редакция законопроекта предлагает меньшие тюремные сроки — от одного до трех лет.

Так, за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих», будет грозить штраф до 300 тыс. руб. либо лишение свободы на срок до года. В первой редакции в этом пункте была использована формулировка «публичные оскорбления». «Надо обязательно доказать умышленность», — отметил в беседе с «Газетой.Ru» замглавы думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству единоросс Александр Ремезков. Три года лишения свободы или штраф в 500 тыс. рублей грозит за те же действия, только совершенные в местах религиозных обрядов.

Пятилетний тюремный срок в старой редакции законопроекта, принятой в первом чтении 9 апреля, предполагался за осквернение религиозных объектов. В новом варианте этот пункт из названия законопроекта исключили. Вместе с тем, добавили наказание за умышленное публичное осквернение религиозной литературы и предметов религиозного почитания: за это придется заплатить от 30 до 50 тыс. рублей.

Глава комитета Ярослав Нилов (ЛДПР) пояснил «Газете.Ru», что формулировку об осквернении культовых мест убрали для того, чтобы не порождать конкуренцию законодательных норм. «У нас есть статьи, которые уже охватывают это. Например, наказание за вандализм», — сказал он.

Ремезков, в свою очередь, подчеркнул, что законопроект был внесен группой депутатов, которые представляют все фракции, и все материалы со всеми авторами поправок были обсуждены.

Это заявление вызвало возмущение у Бориса Кашина от КПРФ. «Вас ввели в заблуждение о том, что с нами что-то обсуждали. Тут не обошлось без влияния клерикального лобби», — сказал он, обращаясь к Ремезкову. Коммунист был не согласен с «антиконституционной формулировкой» в проекте, согласно которой под нарушением права на свободу совести и вероисповедания понимаются действия, совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих. Большинство депутатов Кашина не услышали.

Не поддержали и его коллегу по фракции Олега Смолина, который предложил сохранить в законе все, что касается осквернения религиозных объектов и исключить то, что касается религиозных чувств. «Понятие оскорбление чувств не поддается юридическому определению», — настаивал депутат. Он попытался объяснить, что у нерелигиозных людей тоже есть сакральное пространство. Смолин спросил Ремезкова, как он относится к тому, что Петр I переливал колокола на пушки, на что докладчик ответил, что ему сложно судить, чем руководствовался Петр I.

Ремезков на все доводы оппонентов имел один ответ, суть которого в следующем: все уже было обсуждено на «круглом столе» в марте, в котором участвовали представители разных конфессий и правозащитники, и данная редакция отражает все их пожелания.

Член Общественной палаты Иосиф Дискин в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что в законопроекте была снижена криминальная составляющая, но в то же время повышены штрафы, что укладывается в нынешнюю декриминализацию системы наказания. В целом он не поддерживает законопроект, так как он дискриминирует другие чувства, например патриотические.

Глава СПЧ Михаил Федотов, в свою очередь, считает, что первая редакция законопроекта и вторая — это два разных документа. «Текст приведен в более менее нормальный вид. Главная суть поправок в том, что не вводится отдельный состав преступления, не вводится дополнительное наказание», — сказал он «Газете.Ru».