Виртуоз «прямой линии»

Владимир Путин провел одиннадцатую «прямую линию» с народом, добродушно ответив на 85 лояльных вопросов

Екатерина Винокурова 25.04.2013, 21:28
Владимир Путин провел «прямую линию» с россиянами Михаил Климентьев/ИТАР-ТАСС
Владимир Путин провел «прямую линию» с россиянами

Владимир Путин провел свою одиннадцатую «прямую линию» с гражданами, в ходе которой отверг обвинения в «нотках сталинизма», попенял Кудрину за нежелание возвращаться на работу во власть, а США — за список Магнитского и сказал, что не готов делать кадровых выводов после первого года работы кабинета Медведева. Эксперты отметили идеальную режиссуру нынешней «прямой линии», которая была призвана продемонстрировать, что Путин является «президентом всех россиян», однако выразили сомнения, что это приведет к повышению его рейтинга.

В четверг состоялась одиннадцатая по счету «прямая линия» президента Владимира Путина с населением. За время общения, которое продлилось рекордные 4 часа 47 минут, глава государства успел ответить на 85 вопросов («Газета.Ru» следила за «прямой линией» в режиме онлайн).

Главные отличия нынешней «прямой линии» были связаны с новациями в области режиссуры главного политического телешоу года: вопросы Путину задавали не случайные люди, подтянутые к месту прямых включений в разных городах, а специально отобранные по категориям граждане — врачи, ветераны, учителя, деятели культуры, военные, многодетные и так далее. Кроме того, в студии среди прочих гостей присутствовали экс-министр финансов Алексей Кудрин, а также главреды «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, «Независимой газеты» Константин Ремчуков, газеты «Завтра» Александр Проханов и тележурналист Михаил Леонтьев.

Вопрошающие держались лояльно, большая часть вопросов, хотя и носила проблемный характер — тарифы ЖКХ, господдержка науки и культуры, но не содержала личной критики Путина, досталось разве что правительству: в одном из вопросов, который президенту зачитали ведущие «прямой линии», содержалось требование отправить в отставку министра образования Игоря Ливанова (в понедельник три думские фракции даже написали письмо президенту с просьбой отправить его в отставку), на что Путин благодушно заметил, что кабмину стоит дать поработать хотя бы еще некоторое время, так как год – не срок для того, чтобы делать кадровые выводы о его работе.

Политологи единодушно отмечают, что подобная режиссура «прямой линии» должна была продемонстрировать, что Путин является «президентом всех россиян» и именно в этом состоит ее основной посыл в 2013 году.

Политолог Александр Морозов отмечает, что суть сигнала, который подает Кремль, такова: спустя год после того, как Путин стал президентом, у него все улажено с самыми разными социальными группами и все сословия, представленные в российском обществе, участвуют вместе с ним в выработке повестки дня.

«Представлена вся социальная пирамида, наверху которой находится Путин, а внизу — многодетная семья из отдаленного Новошахтинска, и Путин показывает, что ведет диалог со всеми. Эта «прямая линия» организована лучше, чем все предыдущие, а Путин старался продемонстрировать, что он мягкий и добрый человек. Он хотел показать этим выступлением, что все, кроме агрессивных оппозиционеров, являются участниками диалога с ним. Главный вопрос в том, что покажут социологические замеры после этой «прямой линии» и будет ли такое выступление способствовать повышению его рейтинга или нет», — сказал Морозов «Газете.Ru».

Действительно, Путин на общем лояльном фоне, который обеспечили в четверг в студии федеральные каналы, держался благодушно, и в этот раз даже не стал сравнивать белые ленты с презервативами, а оппозиционеров с бандерлогами, как во время «прямой линии» в 2011 году. Критические вопросы Владимиру Путину задали лишь двое, причем оба оказались представителями профессионального журналистского сообщества, — Алексей Венедиктов и Константин Ремчуков.

Венедиктов поинтересовался, как могут сочетаться политически мотивированные уголовные дела (к ним Венедиктов отнес суды над участницами группы Pussy Riot и Алексеем Навальным) и ограничение общения в интернете со статусом России как передовой державы, заметив, что ему и его знакомым в поведении Путина на третьем сроке видятся «ноты сталинизма».

— Мы с вами не первый год полемизируем, — добродушно откликнулся Путин, добавив, что признаков сталинизма, который прежде всего ассоциируется с лагерями, сейчас нет и не будет. Но нужны порядок, дисциплина, равенство перед законом. «Никто никого специально за решетку не прячет из каких-то политических соображений. Не за политические взгляды и даже за действия люди осуждаются на судебных заседаниях, а за нарушение закона», — сказал он.

Воспользовавшись случаем, ведущие задали вопрос про уголовное дело против Алексея Навального, суд на которым проходил в Кирове одновременно с «прямой линией». Путин, как всегда, не произнес фамилии Навального, однако отметил, что поручил Генпрокуратуре и другим органам, чтобы процесс шел объективно.

Вопрос Ремчукова касался внешней политики и охлаждения отношений с Европой и США, на что Путин ответил, что основания для сотрудничества искать надо, однако не стоит во всем соглашаться с партнерами, если они не правы. Пожалуй, самое резкое высказывание Путина за всю «прямую линию» относилось именно к США и принятию «списка Магнитского».

«Какого рожна они это сделали? Никто ведь объяснить не может… Зачем это было сделано? Просто для того, чтобы жабры раздуть: мы самые крутые здесь. Зачем? Это такое имперское поведение на внешнеполитическом поле», — в частности, сказал Путин.

Еще одним представителем условно критической общественности выступил экс-министр финансов Алексей Кудрин, чье появление на «прямой линии» превратилось в бенефис.

В частности, Кудрин заявил Путину, что стоит обращать больше внимания на потребности людей, которые создают рабочие места и инвестируют в экономику, а их волнует и политический курс страны, и это «новый фактор».

В ответ Путин практически по-дружески покритиковал Кудрина за излишне жесткое проведение монетизации льгот, а также подтвердил, что приглашал его вернуться на работу, но тот отказался. «Он не хочет. Сачок, работать не хочет», — пошутил президент.

Кудрин объяснил свой отказ, ответив президенту, что долго работал вице-премьером и отвечал за экономику, «но система полумер и полуреформ сегодня не сработает, Россия не развернется тогда от нефтяной зависимости». Кудрин сказал, что не хочет заниматься процессами ручного управления, ему ближе «реальные дела». (Напомним, что уход Кудрина из Белого дома в сентябре 2011-го во многом связан с нежелание работать в будущем кабинете министров Дмитрия Медведева.)

Глава международного института политической экспертизы Евгений Минченко объясняет наличие в зале не только восторженных сторонников Путина, но и его критиков опять-таки желанием Кремля показать, что президент находится в диалоге со всеми, кроме радикальной оппозиции, и что его коалиция даже шире, чем «Общероссийский народный фронт».

«Во время этой «прямой линии» было показано, что в пространство диалога и взаимодействия с Путиным входят даже либералы вроде Кудрина и умеренные националисты — так, Путин согласился с одним из дозвонившихся на «прямую линию» в вопросе, что ношение хиджабов девочками в школе неуместно. Путин говорит: я лидер огромной коалиции, а радикалы могут убираться вон», — считает Минченко.

Помимо нескольких либералов, задавших острые вопросы на фоне восьми десятка в целом лояльных вопросов от представителей всех сословий, в роли критика в нынешнем действе выступил интернет.

В самом конце «прямой линии» Путину был зачитан ряд коротких вопросов, среди которых, помимо наивно-восторженных «Счастливы ли вы?», «Кто ваш любимый эстрадный исполнитель?» и «Как стать президентом?», были и критические.

«Вы президент пенсионеров и работяг, а думающая молодежь — на Сахарова и Болотной. Вы с этим согласны?», «Почему вы так негативно относитесь к оппозиции? Вы ее боитесь?», «Вы готовы сейчас разговаривать с оппозицией и искать с ней общие духовные скрепы?» — прислали вопросы пользователи интернета.

В ответ Путин помимо привычных заявлений о том, что к диалогу с оппозицией он готов, если этот диалог конструктивен, все-таки защитил «рабочий класс», на который он в противовес протестующим «в норковых шубах» на Болотной площади активно опирался во время своей президентской кампании зимой 2012 года.

«А-а, по поводу того, что я президент пенсионеров и работяг. Вы знаете, я сам из семьи рабочих, и я отношусь к этим людям с огромным уважением. На их плечах вся страна держится, прежде всего. Это первое. Второе: пенсионеры, сейчас ветеранов мы видели — у меня и родители были блокадниками, и отец воевал, был инвалидом Великой Отечественной войны, — я чувствую кожей, что это за люди. А чего же здесь плохого-то? — говорил президент, делая вид, что не понимает, о чем его спрашивают, и умело переводя разговор в другую плоскость — Я только хочу сказать им спасибо за то, что они меня поддерживают. Но если говорить о людях труда, то сегодня так называемые работяги это далеко не люди, которые работают по принципу «хватай больше, кидай дальше».

После этого президент невольно снова противопоставил «интеллигенцию» и «рабочих».

«Сегодня труд, труд рабочего, становится все более и более квалифицированным и требует большого интеллектуального включения. Кстати сказать, и некоторые публичные дискуссии показывают, что представители сегодняшнего рабочего класса, представители элиты рабочего класса ни в чем не уступают другим категориям наших граждан. Да и, скажем, те же ученые, врачи, педагоги — они кто такие? Они и есть работяги. Я и на их поддержку тоже опираюсь», — заявил Путин.

Эти слова прозвучали несколько вразрез позиции «президента для всех», однако потом глава государства миролюбиво добавил, что ощущает и поддержку молодежи, и других категорий общества.

Президент фонда эффективной политики Глеб Павловский отмечает, что образ «президента всех граждан» для Путина не нов: именно эту роль он играет уже 12 лет.

«Он играет эту роль с 2000 года, причем играет вдохновенно и с наслаждением. Вопрос в том, насколько сегодня это может понравиться аудитории. Я думаю, мы узнаем об этом, когда будут проведены серьезные социологические исследования — не те рейтинги, которые, вероятно, появятся сейчас и которые будут показывать 99,5% восхищения президентом и 0,5% горячей поддержки ему. Реальная картина, думаю, будет сложнее, потому что Путин, с одной стороны, хочет расширить свою базу поддержки, отбрасывая прежние правила, с другой стороны, представителю нынешнего путинского агрессивного большинства может быть не так понятна эта игра, что он и либерал, и консерватор. Боюсь, это уже не сработает», — сказал Павловский «Газете.Ru».

По мнению аналитика, в ходе этой «прямой линии» стало явным еще одно обстоятельство: Путин страшно устал от своего неизменного окружения, представленного одними и теми же лицами «представителей народа» в течение многих лет.

«Видно, что он устал от этих неизменных лиц, и он с наслаждением их троллит, но, насколько все это будет принято «простым человеком», на которого он опирается, непонятно. Главное же — когда смотришь весь этот спектакль, возникает ощущение, что у этих людей все настолько в порядке, что они могут позволить себе так развлекаться на фоне мирового кризиса. И у кого-то может возникнуть желание проверить, все ли действительно в порядке», — заключает Павловский.