Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Проверки не по праву

Правозащитники нашли в проверках НКО несоответствия закону, а также потребовали от Генпрокуратуры публичной отчетности о проводимых ею мероприятиях

Мария Макутина 15.04.2013, 21:51
Председатель совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов Максим Табачнов/president-sovet.ru
Председатель совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов

Совет по правам человека при президенте РФ обвинил Генпрокуратуру в «перегибах» во время проверок НКО. Правозащитники попросили Минюст повлиять на изменение закона об НКО в части уточнения понятия «политической деятельности», не согласившись с объявлением ассоциации «Голос» иностранным агентом. В Минюсте ответили, что под этим понятием следует понимать «политическую политику».

Члены совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ) возмущены действиями Генпрокуратуры в ходе проверок НКО, усматривая в них несоответствие закону «О прокуратуре РФ» и признаки спецоперации. Такое мнение ряд правозащитников высказали в понедельник на специальном заседании СПЧ, посвященном проверкам НКО.

Недовольство правозащитников Генпрокуратура вызвала уже тем фактом, что не направила своих представителей на заседание СПЧ, посвященное одному из самых обсуждаемых в последний месяц событий в российской политике.

«Впервые на заседание, о котором говорится почти месяц, не приходят, а присылают за час до начала факс. Большего неуважения к консультативному органу президента РФ не высказывалось.

Я считаю, что это попытка срыва мероприятия, и на самом деле я предлагал своим коллегам покинуть данное совещание», — заявил член СПЧ Кирилл Кабанов. «Мы выражаем некоторое недоумение тем, что подобное письмо мы получили за час до начала заседания, мне не кажется это конструктивным», — заметил глава СПЧ Михаил Федотов.

Свой отказ явиться на заседание ведомство Юрия Чайки объяснило тем, что проверки НКО еще не завершены и прокуроры задействованы в данное время в этом процессе. Отчитываться за масштабные проверки пришлось сегодня Минюсту в лице замдиректора департамента по делам НКО Минюста Татьяны Вагиной.

«Тот масштаб проверок некоммерческих организаций, с которым мы столкнулись, является беспрецедентным для некоммерческого сектора за всю новейшую историю», — сказала руководитель профильной комиссии СПЧ Елена Тополева-Солдунова.

По ее словам, из заявлений Генпрокуратуры правозащитникам так и не стало ясно, что стало конкретной причиной проверок. Она обратила внимание на факт отсутствия на заседании директора программ Южного регионального ресурсного центра Михаила Саввы, который должен был выступать с докладом о проверках НКО на Кубани, но был арестован в субботу в Краснодаре на два месяца. Правозащитника обвиняют в хищении государственного гранта в 366 тысяч рублей, ему грозит до 5 лет колонии. Тополеву-Солдунову возмутило то, что правозащитника поместили под стражу в то время как «некоторые чиновники, которые обвиняются в хищениях млрд рублей, находятся под домашним арестом».

Как сообщила Татьяна Вагина, Минюст участвовал в 528 проверках НКО, к которым его привлекла Генпрокуратура. Ни в одном из этих случаев не было выявлено признаков экстремизма. Напомним, Генпрокуратура объясняла ранее, что массовые прокурорские проверки НКО проводятся на основании подозрений в экстремизме.

Член совета Павел Чиков отметил, что Генпрокуратура нарушает закон «О прокуратуре РФ», когда проводит массовые проверки НКО, подменяя тем самым Минюст, который уполномочен контролировать деятельность НКО. Кроме того, правозащитники недоумевали по поводу обоснованности привлечения к проверкам таких ведомств, как Роспотребнадзор, МЧС, ФМС, МВД. Представитель Роспотребнадзора, выступающая на заседании, призналась, что Генпрокуратура, привлекая ведомство к проверкам, не сообщила им о ее целях.

В итоге в некоторых случаях их проверка НКО сводилась к замерам уровня электромагнитного излучения и поиску крыс.

Когда правозащитники спросили представителя МВД о правовых основаниях участия полиции в проверках, которые не прописаны в законе о полиции, тот сообщил, что у его ведомства есть некое соглашение с Генпрокуратоурой. Что касается закона о полиции, то, по его словам,

«нормальные» рядовые полицейские недовольны этим законом. «Есть закон, а есть реальная жизнь», — заметил он.

Прокурорские проверки никак не регламентированы, что создает условия для злоупотреблений прокурорами должностными полномочиями, считает Чиков. По его данным, проверки носят формальный характер и проходят в грубой форме. «Прокуроры по факсу или по телефону запрашивают учредительные документы и отчеты организаций перед налоговыми органами и органами юстиции, не утруждаясь получить эти сведения в указанных ведомствах», — говорится в докладе Чикова. Так, в Санкт-Петербурге одну организацию привлекли к ответственности за отсутствие журнала учебных пожарных тревог и отсутствие плафона на светильнике.

Главное обсуждение завязалось вокруг спора о том, что считать политической деятельностью НКО. Основанием для этого спора стало недавнее объявление Минюстом ассоциации «Голос» «иностранным агентом». Организацию обвинили в политической деятельности за составление проекта избирательного кодекса, а иностранным финансированием посчитали норвежскую премию имени Андрея Сахарова.

Позиция Минюста, согласно который деятельность НКО, занимающихся избирательным процессом, подпадает под политическую, вызвала бурю возражений в зале заседания в понедельник. Согласно новому закону об НКО, принятому в прошлом году, под политической деятельностью понимается организация и проведение политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики. Татьяна Вагина уточнила свое понимание этой трактовки: речь идет о «политической политике». Члены совета Ирина Хакамада и Владимир Лукин подчеркнули, что под политической деятельностью следует понимать исключительно борьбу за власть.

Правозащитники попросили Минюст инициировать изменение в законе об НКО некорректной формулировки в определении политической деятельности.

На это Татьяна Вагина неоднократно дала понять, что необходимо подождать практической оценки работы закона. От Генпрокуратуры правозащитники потребовали публичной отчетности о проверках НКО. Администрацию президента члены совета попросили предоставить детальную информацию о тех 654 НКО, которые, согласно заявлению президента Владимира Путина, за последние 4 месяца получили 28,3 млрд рублей.