«На месте Каприлеса я бы не стремился выиграть эти выборы»

Замдиректора Института Латинской Америки Владимир Сударев оценил шансы обоих кандидатов в президенты Венесуэлы на выборах 14 апреля



На стороне Николаса Мандуры не только голоса сторонников Чавеса, но и административный ресурс

На стороне Николаса Мандуры не только голоса сторонников Чавеса, но и административный ресурс

Luis Acosta/AFP/Getty Images
К президентским выборам, которые состоятся в воскресенье, Венесуэла подходит без явного фаворита. Преемник Уго Чавеса Николас Мадуро теряет поддержку избирателей, в то время как его оппонент Энрике Каприлес Радонски набирает популярность, свидетельствуют данные соцопросов. Замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев объяснил «Газете.Ru», что поможет Мадуро победить и почему Каприлесу лучше проиграть эти выборы.

Данные соцопросов в преддверии президентских выборов в Венесуэле разнятся, отдавая победу то Мадуро, то Каприлесу. Это свидетельствует о расколе в обществе или об ангажированности этих исследований?

— И то и другое. Опросные агентства — они либо проправительственные, либо оппозиционные и дают совершенно разные картины. Между тем страна действительно поляризована — она практически расколота надвое, это показали уже прошлые октябрьские президентские выборы, на которых покойный Уго Чавес с трудом победил Каприлеса: за последнего проголосовали 6,5 млн венесуэльцев. Не стоит особо доверять этим опросным данным, но действительно

есть тенденция, что Мадуро теряет поддержку, а Каприлес набирает. Дело в том, что сама ситуация в Венесуэле работает против правительственного кандидата.

А какая ситуация в Венесуэле?

— Это чудовищный дефицит продовольствия, высочайшая инфляция, одна из самых высоких в Латинской Америке, которая как раз бьет в первую очередь по карману тех народных масс, которые поддерживали Чавеса. Высочайший уровень преступности. Не осталось практически национального продовольствия: полки пусты, в основном там импорт. Несколько месяцев назад произошла девальвация на 38% (национальной валюты, боливара. — «Газета.Ru») — и это тоже бьет по карману потребителя. Экономика находится в ужасающем состоянии. Страна, которая имела столько нефтедолларов и которая могла бы стать очень преуспевающей, этими долларами весьма бездарно воспользовалась. Разрушен производственный аппарат, не проведена никакая аграрная реформа, саботаж со стороны предпринимателей. Со всем этим правящая партия справиться не может — и это становится все более очевидно выборщику.

Плохое наследство оставил Чавес?

— Да. Я бы сейчас на месте оппозиционера особо не стремился выиграть эти выборы. Главную роль сыграет гигантский административный ресурс, который есть у официального кандидата Мадуро: у него полный контроль СМИ. Каприлесу я бы не советовал сейчас побеждать с небольшим преимуществом, потому что эта победа будет неубедительной. Все властные структуры в руках преемника Чавеса: это и вооруженные силы, и полиция, и службы безопасности, и со всем этим оппозиционеру придется иметь дело. Мой прогноз примерно такой:

победит с небольшим преимуществом официальный кандидат, но в течение ближайших нескольких месяцев в стране может наступить экономический коллапс, «бунт кастрюль», на улицу выйдут домохозяйки, которые, как правило, обладают очень мощной политической энергией. Будущий президент не сможет продолжить те социальные программы, которые начинал Чавес, потому что казна пуста.

Исход выборов определит административный ресурс?

— Он настолько огромный, что Мадуро победит за счет него, а также за счет того, что он постоянно эксплуатирует имя Чавеса, который обладал очень сильной харизмой и самым нижним слоям населения оказывал поддержку.

Чавес победил Каприлеса в прошлом году с не очень убедительным отрывом в 10%, а Мадуро не обладает его харизмой — все равно административный ресурс обеспечит ему победу?

— Он перевесит, да, но, возможно, опередит своего соперника всего на несколько процентов — тогда Каприлес не признает этот результат, если там будет всего один или два процента. Тем более в Венесуэлу не пустили никаких международных наблюдателей. На выборах будут только гости из Cоюза южноамериканских наций (UNASUR), которые всегда симпатизировали Чавесу.

Как прошли предвыборные кампании соперников?

— Каприлес пытался не впадать в крайности, не обзываться и не говорить, что он все коренным образом пересмотрит. Он говорил очень тонко: да, я продолжу социальные программы Чавеса, но я буду доводить их до конца, я не буду разрывать отношения с Кубой, но пересмотрю их, потому что Венесуэла не может сейчас по 100 тысяч баррелей в день Кубе практически бесплатно поставлять. Что касается Мадуро, то это смешно даже иногда было: он называл Каприлеса, выходца из варшавского гетто, фашистом (сам Каприлес родился в Каракасе в 1972 году; его мать происходит из еврейско-польской семьи и эмигрировала в Венесуэлу из Польши. — «Газета.Ru»).

Мадуро провел плохую предвыборную агитацию?

— Да, он много глупостей наговорил. Свистел как птичка — ему потом свои же сделали замечание (в начале апреля Мадуро сообщил, что Чавес явился ему в образе «маленькой птицы», которая залетела в часовню и начала чирикать и кружить над Мадуро; по его словам, он начал свистеть птице в ответ. – «Газета.Ru»). Это человек, который хоть и был министром иностранных дел, но он без образования, бывший водитель автобуса.

Зачем Чавес его выбрал в качестве своего преемника?

— Немалую роль сыграло влияние кубинцев: Мадуро был на Кубе, а для кубинцев потерять венесуэльскую нефть равносильно экономическому и социальному коллапсу. Кроме того, Мадуро отличался личной преданностью Уго Чавесу, не стремился играть самостоятельную роль, был хорошо управляем.

Как вы оцениваете Мадуро как возможного будущего президента?

— Не очень высоко. Если он будет действовать методами своего предшественника, давая популистские обещания, — кто будет тогда решать проблемы с национальной валютой?

Каприлес – это только протестный кандидат или он представляет собой серьезную политическую силу?

— Это достаточно симпатичный, молодой 40-летний человек, который уже имеет управленческий опыт, губернатор одного из центральных штатов – Миранда. Он не стремится к конфронтации, чему всю свою жизнь посвятил Чавес и тем самым расколол венесуэльское общество.

Какой идеологии придерживается Каприлес?

— Я думаю, что он скорее правый центрист. Вообще сейчас в Латинской Америке политический маятник идет к центру. Каприлес — сторонник социально ориентированной экономики, но смешанного типа, а не той огосударствленной экономики, которую строил Чавес и которая оказалась столь неэффективной.

Разгонит ли он правительство, если придет к власти?

— Я думаю, он не будет делать резких движений. Будет коалиционное правительство, так как реальные рычаги власти находятся у его оппонентов и с ними надо каким-то образом договариваться.

Как бы вы охарактеризовали тот период, который сейчас переживает Венесуэла?

— После 14 лет правления Чавеса, который пытался реализовать так называемую модель социализма XXI века, сейчас Венесуэла стоит на перепутье. Либо она пойдет в сторону дальнейшего ухудшения, хаоса и усиления диктаторских полномочий президента, либо ступит на путь медленного экономического выздоровления.

Какой кандидат выгоден России?

— Одни считают, что именно преемник Чавеса наиболее выгоден России: он открыл для России ворота в Латинскую Америку в плане поставок вооружений, там работают «ЛУКойл», «Газпром». У них возникают опасения, что если придет Каприлес, от он погонит нас из Венесуэлы. Я не думаю, что он это сделает. Он будет реально смотреть на вещи: если контракты с российскими компаниями выгодны его стране, зачем ему тогда гнать нас из Венесуэлы?