В СИЗО на «скорой»

Развозжаеву продлили арест до 6 августа. Суд проигнорировал плохое состояние здоровья активиста и отказался от залога в полмиллиона рублей

Ольга Кузьменкова 29.03.2013, 23:26
Помощник депутата Госдумы РФ, оппозиционер Леонид Развозжаев Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС
Помощник депутата Госдумы РФ, оппозиционер Леонид Развозжаев

Басманный суд Москвы продлил до 6 августа арест активисту «Левого фронта» Леониду Развозжаеву, обвиняемому в организации массовых беспорядков 6 мая прошлого года на Болотной площади. Одним из оснований для дальнейшего содержания Развозжаева в СИЗО стало новое дело о ложном доносе – реплику активиста о том, что он узнал в следователе человека, пытавшего его после похищения с Украины, сочли примером преступной деятельности, которой Развозжаев будет заниматься на свободе.

В пятницу Басманный суд Москвы продлил содержание под стражей Леониду Развозжаеву, обвиняемому в подготовке массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной площади, а также в незаконном пересечении границы и ложном доносе.

Активиста «Левого фронта» привели в зал заседаний в полдень. Крепкому мужчине в сопровождении конвоя аплодировали сторонники левых идей – в коридоре Басманного суда их легко можно было узнать по красным лентам, повязанным на одежду. Войдя в клетку, Развозжаев встал и прислонился к прутьям, приблизившись к адвокату Дмитрию Аграновскому. Периодически активист отводил глаза в сторону и подмигивал своей гражданской супруге Юлии, сидевшей на скамейке в первом ряду. По-видимому, Аграновский рассказал Развозжаеву о свадьбе в СИЗО фигуранта «болотного дела» Леонида Ковязина – при слове «жениться» активист снова посмотрел на Юлию. Оба засмеялись (они живут совместно уже более десяти лет, у Леонида и Юлии двое детей).

Консультации Развозжаева с защитником продолжались до тех пор, пока в зал не зашел судья Артур Карпов, который на ходу запахнул черную мантию и начал опрашивать подсудимого. Почти сразу Развозжаев побледнел. На вопрос о состоянии здоровья активист ответил, что оно у него «очень плохое».

Судья Карпов, изучив бумаги, нашел упоминание о пуле в позвоночнике у Развозжаева и спросил, как такое могло произойти. Активист нехотя ответил, что это давняя травма – несколько лет назад на него было совершено бандитское нападение. По словам Развозжаева, пуля в позвоночнике – не единственный источник его проблем со здоровьем. Врачи в Иркутском СИЗО (Развозжаева этапировали из Иркутска, где он находился три месяца обратно в Москву в марте. В Иркутске с ним должны были проводиться следственные мероприятия по делу о разбое 15-летней давности, однако оно было закрыто) предполагали у него гепатит С, однако точный диагноз поставить не успели. Развозжаев лишь сдал необходимые анализы, результаты будут позже. Список заболеваний суду в единственном экземпляре попытался предоставить адвокат Аграновский &ndash, Карпов отказался брать документ, спросив защитника о причинах, помешавших ему сделать копию. Затем

следователь Тимофей Грачев скороговоркой зачитал с листа позицию следствия. Вместе с Сергеем Удальцовым, Константином Лебедевым и Гиви Таргамадзе (бывшим главой комитета по обороне и безопасности грузинского парламента — «Газета.Ru») Развозжаев обвиняется в приготовлении к организации беспорядков на Болотной площади 6-го мая прошлого года (ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 212 УК). Осуществить преступный замысел организованной группе помешали правоохранительные органы, важно сообщил Грачев.

Мотивация для продления ареста Развозжаеву во многом повторяла аргументы в отношении других «болотных узников»: еще не закончены следственные действия, нужно провести очные ставки, а гарантии, что подсудимый не скроется, выйдя из СИЗО, у СК нет. Развозжаев лично знаком со многими представителями оппозиционного движения и правозащитных групп, которые, в случае чего, могут оказать ему помощь в бегстве и в давлении на свидетелей, продолжал Грачев.

Прозвучало и традиционное предположение следователей о том, что, находясь на свободе, активист сможет продолжить заниматься преступной деятельностью. Внезапно для собравшихся Грачев заявил, что этому опасению есть подтверждение, и не одно: уже будучи подследственным по делу о беспорядках, Развозжаев стал подследственным по делу о ложном доносе. Напомним, что во время суда по мере пресечения в декабре активист указал пальцем на следователя Дмитрия Плешивцева и заявил, что тот пытал его после похищения с Украины. 21 марта Следственный комитет России предъявил Развозжаеву обвинение в заведомо ложном доносе при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 306 УК РФ).

Кроме того, в вину активисту поставили плохое поведение в иркутском СИЗО №1; административные взыскания из следственного изолятора следователь истолковал как еще один пример «преступной деятельности» Развозжаева. Все эти причины однозначно говорят о том, что ему стоит и дальше пребывать в СИЗО до 6 августа, подытожил Грачев. Молодой прокурор встал с места и мнение следователя поддержал.

«Уважаемый суд! За то время, что прошло с последнего заседания суда, определившего меня на 3,5 месяца, я повидал российские «Абу-грейб» и «Гуантанамо» вместе взятые. Полное игнорирование закона, побои, издевательства – вот далеко не полный список тех способов, с помощью которых от меня хотели получить признание вины по моему уголовному делу», — начал зачитывать с листа подготовленную речь Развозжаев.

«Уровень давления на меня был настолько запредельным, что я даже будучи убежденным атеистом, начал читать молитвы. Если честно, то я думаю, что только это мне и помогло все это выдержать и остаться живым», — объявил Развозжаев.

«Несмотря ни на что, я не сломлен и считаю себя невиновным человеком. Я надеюсь, что российские власти и органы правосудия найдут в себе силы признать свою ошибку и в конце концов прекратят этот позорный процесс. Уважаемый суд! В этом суде вы судите не меня, вы судите стремление миллионов граждан жить в свободной демократической стране. Я вас прошу оставаться честными гражданами и выносить решение по справедливости», — закончил активист, вызвав бурные аплодисменты собравшейся группы поддержки.

Судью Карпова это представление не на шутку разозлило. Он потребовал прекратить «хлопки» и пригрозил выдворением из зала всем, кто осмелится похлопать еще раз.

«Если будут хлопать все – удалю всех!

— сказал он, а потом взялся за Развозжаева, — Вашу политическую речь я понял, что можете сказать о ходатайстве следователя?». Таким образом судья напомнил активисту, что его выступление было неуместным на суде по мере пресечения: Басманный суд решает лишь вопрос о продлении ареста, а не о том, закрывать ли дело.

Развозжаев попросил выпустить его из СИЗО на любых условиях. «Можно домашний арест… с кандалами», — сказал он, усмехнувшись. В 6-м блоке изолятора «Матросская тишина» невыносимые условия содержания, там содержатся лишь очевидные преступники и террористы».

Адвокат Аграновский в свою очередь напомнил суду, что другие фигуранты дела об организации массовых беспорядков — Удальцов и Лебедев – находятся под домашним арестом. Чем Развозжаев хуже — непонятно, у него, в отличие от других фигурантов, есть маленькие дети и пуля в позвоночнике, сказал Аграновский (он был неточен: у Удальцова тоже маленькие дети).

Защитник добавил, что следственных действий с Развозжаевым не проводится, а за прошлые три месяца ареста его лишь непонятно зачем таскали в Иркутск. «Для чего мы все эти четыре месяца катались с Развозжаевым по стране? За счет семьи, между прочим, а не Следственного комитета!»

— в свойственной риторической манере вопрошал Аграновский. Судью Карпова он попросил назначить залог в 500 тысяч рублей (минимальная сумма для дел такой степени тяжести) или отпустить Развозжаева под поручительство депутата Госдумы Ильи Пономарева. При этом Аграновский зачем-то напомнил о том, что к Пономареву может быть негативное отношение, но зато его все еще зовут на телевидение.

«Развозжаев никуда не скроется, потому что это политическое дело, для такого типа людей важно доказать свою невиновность. К тому же, надо отметить, что загранпаспорт находится в распоряжении следствия», — сказал Аграновский суду.

Второй адвокат активиста, Руслан Чанидзе, по сути, лишь повторил аргументы своего коллеги, но с другой интонацией: молодой защитник в цветной рубашке кричащих розовых оттенков старался воздерживаться от риторических приемов. Так же, как и Аграновский, Чанидзе упомянул семью Развозжаева, допустив, что в ближайшее время подсудимый и его гражданская жена Юлия Смирнова оформят свои отношения.

Изучая письменные документы, судья Карпов наткнулся на бумагу из иркутского СИЗО, подписанную рукой активиста. В ней Развозжаев говорил, что раскаивается в совершенных нарушениях, за которые его поместили в ШИЗО. Карпова заинтересовало, значит ли это, что Развозжаев признает факты нарушений за время пребывания в следственном изоляторе. Активист попытался объяснить, что «раскаяние» было «формулировкой начальника СИЗО» и получил еще одну серию нахрапистых вопросов от судьи Карпова. После этого председательствующий зачитал оставшиеся материалы дела и удалился, объявив перерыв. Когда судья огласил свое решение о продлении ареста, люди из группы поддержки гневно пообещали ему, что следующий суд будет уже над ним самим.

Во время оглашения приговора Развозжаеву стало плохо и ему вызвали «скорую помощь».