Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

СПЧ вступился за НКО

Прокуратура и ФСБ начали массовые внеплановые проверки НКО в регионах, совет по правам человека готовит обращение к президенту

Ольга Кузьменкова 18.03.2013, 19:21
НКО ждали плановые проверки от Минюста, а получили внеплановые от прокуратуры Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС
НКО ждали плановые проверки от Минюста, а получили внеплановые от прокуратуры

Правозащитники бьют тревогу: как минимум в девяти регионах идут внеплановые проверки НКО, всего по стране может быть проверено до тысячи организаций. Собеседники «Газеты.Ru» в один голос связывают проверки с законом об «иностранных агентах», который был принят еще летом, но до сих пор так и не начал работать. Комиссия по развитию НКО при совете по правам человека соберется на экстренное заседание, чтобы обсудить ситуацию и попросить защиты у президента, который в феврале на коллегии ФСБ обрушился с критикой на НКО.

Комиссия по развитию НКО при президентском совете по правам человека (СПЧ) проведет во вторник вечером экстренное заседание. На встрече правозащитники обсудят серию внеплановых проверок некоммерческих организаций, которая идет в течение последних трех недель. Как рассказала «Газете.Ru» руководитель комиссии по развитию НКО Елена Тополева-Солдунова, члены СПЧ хотят выяснить причины, по которым надзорное ведомство участвует в кампании запугивания НКО.

«Людей (работающих в НКО — «Газета.Ru») выбивают из колеи, срывают с работы, запугивают. У них нервные срывы: руководители жалуются, что их доводят до слез, что по много часов проводятся расспросы, похожие на допросы», — рассказала Тополева-Солдунова.

К настоящему времени информация о внеплановых прокурорских проверках приходила уже из девяти российских регионов, среди которых Саратовская, Ростовская, Пензенская области, Пермский и Краснодарский край, республика Чувашия, город Москва. В правозащитных кругах не сомневаются, что речь идет именно о полноценной кампании, а не о единичных случаях. По словам главы правозащитной ассоциации «Агора» Павла Чикова, в одной лишь Саратовской области в прокурорский план проверок вошли 70 организаций, в Краснодарском крае – 40. Всего по стране под проверки могло попасть порядка тысячи НКО, полагает правозащитник.

«Приходят ко всем по-разному. Разным составом, разным форматом, с разным содержанием требований, что говорит о том, что Генеральная прокуратура дала большую свободу усмотрений на местном уровне, — говорит Чиков. — Основные заточки – они под закон об «иностранных агентах». Прокурорских везде интересует иностранное финансирование и политическая деятельность. В ряде случаев они привлекают Минюст, налоговую, пожарных, Роскомнадзор, Роспотребнадзор, полицию и ФСБ. В разных конфигурациях».

И Павел Чиков, и руководитель комиссии по развитию НКО Елена Тополева-Солдунова говорят, что самой впечатляющей была проверка в Краснодарском крае, где вместе с представителями прокуратуры в офисы правозащитников приходили сотрудники спецслужб. У сотрудников НКО изымались компьютеры, личные вещи, в течение нескольких часов им запрещали выходить из своих кабинетов, в том числе и в уборную.

О масштабе акции можно судить по сообщению, опубликованному на сайте общественной организации «За Краснодар»: «Несколько бригад ФСБ захватили офисы некоммерческих организаций: «Южного регионального ресурсного центра» (Краснодар), Новороссийской городской детско-юношеской общественной организации «Центр экологического образования» АКВА (Новороссийск) и ряда других. В ходе налётов изъяты документы и оргтехника».

Оперативники ФСБ нагрянули не только в офисы некоммерческих организаций, но и в здание администрации Краснодарского края,

где они на несколько часов «заблокировали приемную начальника управления по взаимодействию с общественными объединениями и религиозными организациями департамента внутренней политики», говорится в сообщении.

В Москве проверка проходила в более мирной обстановке, рассказал «Газете.Ru» Валерий Борщев, глава фонда «Социальное партнерство», куда также поступил запрос от прокуратуры. От фонда потребовали предоставить документы, которые обычно направляются в Минюст в рамках плановых проверок работы общественных организаций. Но помимо уставных документов, информации о цели деятельности НКО и ее источниках дохода в списке был и пункт, касающийся участия иностранцев в работе организации – как в качестве ее учредителей, так и в качестве рядовых сотрудников. Кроме того, прокуратуру интересует информация о нарушениях, которые ранее были зафиксированы в работе НКО.

Ближайшая плановая проверка фонда «Социальное партнерство» должна была пройти летом, однако прокуратура решила запросить у правозащитников документы в срочном порядке, причем выполнить требования надзорного ведомства едва ли было возможно.

«Письмо это нам передали 13 марта, а написано, что документы надо предоставить до 13 марта. И угрозы — «неисполнение требований прокуратуры, уклонение от явки влекут за собой установленные законом ответственность» и так далее. Ну вот, таков уровень подхода. Конечно, это с законом об НКО — «иностранных агентах» связано», – не сомневается Борщев.

Согласно последним поправкам в закон «О некоммерческих организациях», в качестве «иностранных агентов» должны быть зарегистрированы все НКО, которые занимаются политической деятельностью и при этом финансируются из-за рубежа. Однако Минюст несколько раз отказывался регистрировать организации в качестве «иностранных агентов», ссылаясь на неясность термина «политическая деятельность». Из-за этого закон, вступивший в силу еще летом прошлого года, фактически не исполнялся.

Цель прокурорской кампании в масштабах всей страны может быть в том, чтобы собрать информацию о деятельности наиболее активных некоммерческих организаций и затем сформулировать определение для «политической деятельности», считает Чиков из «Агоры».

«Власти решили обойти упертого Коновалова и таки применить насильно этот закон об «иностранных агентах», — говорит правозащитник. Как отмечает Чиков, интерес надзорного ведомства к деятельности НКО появился после того, как в конце февраля прошло заседание коллегии ФСБ с участием президента Владимира Путина. На нем глава государства в очередной раз заявил, что считает недопустимым вмешательство во внутренние российские дела, и подчеркнул, что законодательство в этой области должно работать.

«Это был некий ответ на публичную позицию Минюста о том, что оно эту тему педалировать не собирается, — полагает Чиков. — Дней через десять после этого была коллегия Генеральной прокуратуры, на которой, логично предположить, Юрий Чайка вышел с такой инициативой. Я почти уверен, что президент эту инициативу поддержал, и оттуда понеслась».

Автор скандального закона об НКО — «иностранных агентах» единоросс Александр Сидякин считает, что в прокурорских проверках ничего особенного нет. «Закон должен работать и исполняться. Прокуратура – это тот орган, который следит за исполнением законов в любой сфере, в том числе и в сфере реализации прав и свобод человека, — говорит он. — Все мы знаем, что есть организации, которые должны попасть в реестр («иностранных агентов»). Но они не становятся. Вот механизм принуждения, который государство включает через прокуратуру и другие органы».

Как отмечает Чиков, с прокурорскими проверками работы НКО есть серьезная проблема, связанная с тем, что деятельность надзорного ведомства, по сути, никак не регламентируется, поскольку органом, контролирующим деятельность НКО, должен быть Минюст. Ни одна процедура, связанная с действиями прокуратуры в отношении некоммерческих организаций, никак не прописана в законе.

«Сколько длится проверка прокуратуры — нигде не написано, каков порядок привлечения других специалистов – нигде не написано, какие права и обязанности у нас – нигде не написано, имеют ли они право изымать документы – нигде не написано, чем заканчивается прокурорская проверка, могу ли я ознакомиться с ее материалами – нигде не написано.

Получается абсолютный произвол, который не защищает никого от злоупотреблений», — констатирует Чиков. В планах у правозащитной ассоциации «Агора», которую он возглавляет, судебная защита некоммерческих организаций от произвольных действий Генпрокуратуры.

Пока «Агора» готовит стратегию поддержки прав НКО в судах, представители некоммерческих организаций, входящие в совет по правам человека, намерены искать защиты у Владимира Путина и требовать объяснений от генпрокурора, рассказала «Газете.Ru» руководитель комиссии по развитию НКО Елена Тополева-Солдунова.

«Я предложу завтра членам совета прежде всего обратиться с запросом в прокуратуру, чтобы выяснить, с чем связаны вот эти проверки и такое поведение проверяющих. И некое обращение к президенту с просьбой прекратить, потому что это выглядит как очередная кампанейщина. Она и сами некоммерческие организации ведет к состоянию страха и растерянности, и это очень демотивирующий фактор для работы НКО», — рассказала Тополева-Солдунова.

По ее словам, подобные кампании по отношению к некоммерческим организациям имеют очевидное воздействие на общество. Социологические исследования по итогам прошлых «войн» с НКО показывали, что снижалось доверие к их деятельности, желание граждан участвовать в волонтерской работе. Вместе с этим падали и объемы частных пожертвований, говорит правозащитница.