Здесь журналистов бьют и убивают безнаказанно

Россия заняла 148-е место в рейтинге свободы прессы «Репортеров без границ», опустившись за год на 6 пунктов и находясь между Палестиной и Ираком

После возвращения Владимира Путина в Кремль в России ухудшилась ситуация со свободой слова, гласит ежегодный рейтинг «Репортеров без границ». Соседи России по рейтингу — Палестина и Ирак, а самые свободные журналисты живут в Финляндии. Эксперты расходятся в оценке того, насколько ситуация ухудшилась, соглашаясь, впрочем, что она довольно плоха.

Россия опустилась на 148-е место из 179 в «Рейтинге свободы слова», ежегодно публикуемом ассоциацией «Репортеры без границ». Чем ниже место в рейтинге, тем, по мнению ассоциации, в стране меньше свободы слова.

Первые три места достались в этом году тем же странам, что и год назад: Финляндии, Норвегии и Голландии. Последние три также остались неизменными: по мнению ассоциации, хуже всего со свободой слова в Туркмении, КНДР и Эритрее.

Также к самым свободным в отношении свобода слова странам отнесены Люксембург, Андорра, Дания, Лихтенштейн, Новая Зеландия, Исландия и Швеция, к самым несвободным — Сирия, Сомали, Иран, Китай, Вьетнам, Куба, Судан и Йемен. США занимает 32-е место, Франция — 37-е, Германия — 17-е, Великобритания — 29-е, Италия — 57-е место по свободе слова.

Россия за 2012 год опустилась в рейтинге свободы прессы на 6 пунктов. Чуть-чуть свободнее российских журналистов чувствуют себя журналисты Филиппинских островов, Палестины, Малайзии, Бангладеш и Камбоджи, немного менее свободны журналисты Сингапура, Ирака, Бирмы и Гамбии.

«Россия опустилась в рейтинге на 148-е место за год в связи с тем, что после возвращения в президентское кресло Владимира Путина в ответ на неожиданные акции протеста начались репрессии со стороны власти. Также данная страна отличается полным отсутствием наказания виновных за нападения или убийства журналистов», — говорится в коммюнике, прилагаемом к рейтингу.

Экс-секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко сказал «Газете.Ru», что рейтинг «Свободы прессы», публикуемый «Репортерами без границ», в принципе отражает реальность: в Финляндии со свободой слова лучше, чем в России или в КНДР, США и ведущие страны Евросоюза заслуженно занимают далеко не первые, но и не последние места, а в Израиле ситуация со свободой слова в последнее время сложная.

«Заказным или ангажированным политически это исследование назвать нельзя, как сейчас любят делать наши пропагандисты, так что заявления в стиле, что это мнение западных русофобских экспертов, прозвучат глупо. Вместе с тем эти рейтинги составляют на основе субъективных мнений, поэтому сакрально к ним относиться нельзя. Это условное, а не абсолютное измерение, и все-таки, например, напрямую сравнивать Россию и Сомали сложно, потому что сами социумы разные», — говорит Яковенко.

Вместе с тем он отмечает, что то, что в России со свободой слова все крайне непросто, видно невооруженным глазом, и действительно это является прямым следствием 13-летнего правления Путина.

«За 13 лет существования этого режима реализовано все, что было написано когда-то в доктрине информационной безопасности государства. Независимая пресса практически уничтожена, осталось лишь несколько СМИ в интернете и совсем мало печатных относительно свободных СМИ. Это результат последовательного вытаптывания поля гражданского общества, и с каждым годом идет движение вниз.

И власти на вопрос «кто виноват?» стоит посмотреться в зеркало, а не искать ангажированных врагов. Путин всегда вел четкую политику по отношению к СМИ, все, кто с ней был несогласен, видели уничтожение (прежнего. — «Газета.Ru») НТВ», — считает Яковенко.

Известный телеведущий Владимир Соловьев, работающий на гостелеканале «Россия-1», сказал «Газете.Ru», что лично он никакого ухудшения или улучшения работы после прихода Путина к власти не заметил.

«Никаких телеканалов не закрыли, более того, оппозиционные журналисты получили возможности общаться с представителями власти: например, Путин встретился с Марией Гессен, которая теперь возглавляет русскую службу радио «Свобода», а ее нельзя назвать его поклонницей. Не закрыли телеканал «Дождь», не расстреляли «Эхо Москвы». Но и яркого улучшения ситуации я не вижу при этом.

Если же говорить о преступлениях против наших коллег, то недавнее убийство ведущего ВГТРК Казбека Геккиева на Северном Кавказе — это трагедия, но убийц нашли, причем нашли быстро. Нельзя сказать, что есть улучшения, но нет и негативного тренда, — считает Соловьев. — Есть невнятная идея «общественного телевидения», была комическая история с «законом Познера» (запрет иностранным журналистам работать на российском телевидении, эта идея посетила Госдуму после того, как, комментируя запрет российского парламента на усыновление российских сирот-инвалидов американцами, Познер в эфире Первого канала оговорился и назвал парламент «Государственной дурой»), который не прошел. Ситуация как была, так и осталась более чем странной, а свободная журналистика в России появится, когда появится полноценный рынок, когда объем рекламы будет позволять существовать не пяти, а пятистам телеканалов — контролировать их будет тогда невозможно».

Предыдущий год стал крайне скандальным для российских СМИ. Были уволены целый ряд медиаменеджеров: Филипп Дзяздко ушел с поста главного редактора «Большого города», Демьян Кудрявцев покинул пост гендиректора ИД «Коммерсантъ», а чуть ранее был уволен из того же ИД «Ъ» главред «Ъ-Власть» Максим Ковальский после публикации в издании фотографии бюллетеня, на котором было написано «Путин х**», и т. д.

Кроме того, Госдума в экстренном порядке летом, невзирая на протест журналистского сообщества, вернула в УК статью «Клевета», хотя она была декриминализована лишь полгода назад. В настоящее время Госдума рассматривает законопроект, которым предполагает наложить на СМИ штрафы за появление в них матерных слов, даже «запиканных» или замененных многоточиями, обсуждаемый опять-таки без участия журналистского или экспертного сообщества.

Проигравшими в плане свободы прессы за последний год вместе с Россией в этом году оказались Мали (99-е место и потеря 74 пунктов в рейтинге за год), где продолжается исламистский и туарегский мятежи, Танзания (70-е место, потеря 36 пунктов за год), где в ходе акции протеста был застрелен журналист, Оман (141-е место в рейтинге, потеря 24 позиций за год), где несколько десятков блогеров были брошены в тюрьму за оскорбление султана или за преступления в сфере интернета.

Журналисты Израиля хотя и пользуются свободой слова (112-е место, потеря 20 пунктов рейтинга), но испытывают на себе давление военной цензуры, кроме того, израильские военные выбирают в качестве своих целей палестинских журналистов, отмечает коммюнике.

Наконец, японские журналисты (53-е место, минус 3 позиция) столкнулись с нежеланием властей предоставлять информацию о реальной ситуации на атомной станции «Фукусима», отмечается в коммюнике «Репортеров без границ».

Есть и страны, которые могут похвастаться позитивными изменениями в плане свободы прессы. Так, например, Малави поднялось в рейтинге за год на 71 пункт, заняв 75-е место в связи с окончанием правления президента Бингу Ва Мутарики, в конце которого он стал склонен к авторитаризму, отмечает коммюнике. Не менее впечатляюще продвинулся в рейтинге африканский Кот-д'Ивуар, поднявшись на 63 пункта, до 96-го места, из-за того что в стране закончился политический кризис. Понемногу становятся свободнее журналисты Бирмы и Афганистана, причем в случае Афганистана коммюнике отмечает, что местных журналистов перестали сажать в тюрьму, однако неизвестно, как будут развиваться взаимоотношения между афганскими властями и СМИ после ухода оттуда иностранного военного контингента войск НАТО.