В тюрьму за равнодушие к арабскому

Письмо губернатора Кировской области Никиты Белых не помогло вытащить фигуранта «болотного дела» Леонида Ковязина из-под ареста

Вячеслав Козлов 30.10.2012, 21:50
Басманный суд продлил срок ареста «болотного узника» Степана Зимина РИА «Новости»
Басманный суд продлил срок ареста «болотного узника» Степана Зимина

Еще двоих фигурантов по «болотному делу» оставили в СИЗО до 6 марта, на этот раз — кировского журналиста Леонида Ковязина и студента РГГУ Степана Зимина. Первому не помогло даже письмо в поддержку, написанное губернатором Кировской области Никитой Белых, и желание последнего помочь выплатить залог за обвиняемого.

Во вторник в Басманном суде Москвы продолжились процессы по мере пресечения над фигурантами «болотного дела». На этот раз решали, продлевать ли арест кировскому журналисту Леониду Ковязину, который обвиняется в участии в массовых беспорядках (ч.2 ст. 212 УК РФ), и леворадикалу Степану Зимину, обвиняемому по той же статье, что Ковязин, а также в применении неопасного для жизни и здоровья насилия по отношению к представителю власти ( ч. 1 ст. 318 УК РФ).

Накануне суд оставил под стражей четверых обвиняемых: слепнущего активиста «Левого фронта» Владимира Акименкова, национал-демократа Ярослава Белоусова, леворадикала Алексея Полиховича и культуриста и предпринимателя Максима Лузянина, полностью признавшего свою вину. Первые трое пробудут в СИЗО до 6 марта 2013 года, а Лузянин – до 15 апреля.

Впрочем, Лузянин может выйти и раньше. Во время предварительных слушаний в Замоскворецком горсуде Москвы было решено провести процесс над Лузяниным в особом порядке из-за его раскаяния. Особый порядок, как правило, предполагает сотрудничество со следствием, а оно дает возможность получить небольшой или условный срок.

Суды над Ковязиным и Степаном Зиминым обошлись без неожиданностей и прошли, как прошлые заседания, рутинно.

Первым в зал заседания привели Ковязина, который внештатно сотрудничает с кировской газетой «Вятский наблюдатель». Ковязин был задержан 5 сентября в Кирове сотрудниками СК, которые специально приехали из Москвы. Следователь попросил оставить Ковязина под стражей до 6 марта 2013 года – даты, на которую намечено окончание расследования «болотного дела».

По словам сотрудника СК, Ковязин должен сидеть за решеткой, поскольку обвиняется в тяжком преступлении, которое предполагает наказание свыше двух лет колонии. Если Ковязина выпустить на свободу, он, уверен следователь, может скрыться, оказать давление на потерпевших и свидетелей и заставить тех дать ложные показания.

Адвокат Ковязина Руслан Чанидзе был категорически против ходатайства представителя СК, чьи доводы он назвал необоснованными и строящимися на предположениях. Ковязин без потерь для расследования «болотного дела» может находится на свободе: он обязуется участвовать во всех процессуальных мероприятиях и намерен посещать следователя по первом звонку, говорил Чанидзе.

«Кроме того, у суда есть доказательства того, что Ковязин находился на Болотной площади по профессиональной необходимости. У него есть редакционное задание, согласно которому он собирал информацию на митинге – снимал происходящее на камеру», — заявил Чанидзе «Газете.Ru»

Чанидзе предложил выпустить журналиста под залог в 750 тыс. рублей – эту сумму готова заплатить газета «Вятский наблюдатель». Способствовать выплате залога обязался губернатор Кировской области Никита Белых. Глава региона в официальном письме, которое приложили к делу, отметил, что Ковязин не представляет общественной опасности и может находиться на свободе.

«Я поддерживаю позицию о том, что людям, не представляющим опасности для общества, нецелесообразно находиться под стражей. Мне известно, что есть возможность внести залог за Ковязина, и я готов поспособствовать сбору данных средств», — написал Никита Белых.

Это, впрочем, Ковязину не помогло. Судья Артур Карпов решил оставить его под стражей до 6 марта, полностью согласившись с ходатайством следствия.

По тому же сценарию прошел процесс над студентом Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) Степаном Зиминым, который был задержан 8 июня этого года в своей квартире. Следователь огласил ходатайство, которое полностью совпадало по содержанию с тем, что было прочитано в ходе предыдущего заседания по продлению ареста для Зимина. После этого слово взял адвокат Максим Пашков.

По словам Пашкова, Зимин не сможет скрыться от следствия, потому что у него нет не только загранпаспорта, но и просрочен обычный. «Он просто билет не сможет купить», — подчеркнул адвокат. Оказать влияние на свидетелей и потерпевших Зимин, как отметил защитник, также не в состоянии, поскольку круг свидетелей по делу леворадикала до сих пор не определен, поэтому давление оказывать не на кого. «Потерпевшими же выступают исключительно сотрудники полиции – и я, и, думаю, все, кто присутствуют в зале, с трудом себе могу представить, как Зимин может давить на сотрудника полиции», — подчеркнул Пашков.

Защитник напомнил, что зимой у Зимина скончалась мать, преподаватель истории в РГГУ, и теперь он единственный, кто вынужден выплачивать ипотеку за свою московскую квартиру. Выполнять свои кредитные обязательства Зимин может только на свободе, констатировал адвокат.

«При этом мой подзащитный, по мнению следствия, достоин Колымы и каторги за то, что кинул два камня в сотрудников полиции. Я ни разу не слышал, чтобы, к примеру, футбольных фанатов судили за массовые беспорядки», — подчеркнул Пашков.

После выступления адвоката Артур Карпов начал читать материалы дела и наткнулся на характеристику Зимина из РГГУ. В письме, которое предоставила следствию замдекана университета Елена Барышева, леворадикалу дается крайне негативная оценка. «Два первых семестра Зимин отучился нормально, но потом учился неудовлетворительно, — чеканил судья. — Не вызывал интерес даже арабский язык (профильный для Зимина предмет; он учился на кафедре Ближнего Востока. – «Газета.Ru»)».

По словам Барышевой, у студента было много прогулов, но из-за тяжелой болезни матери ему предоставили академический отпуск. У Зимина, продолжает Барышева, было мало друзей, он пренебрегал интересами самых близких людей, но имел обостренное чувство справедливости. «То, что тут написано, противоречит словам вашего адвоката», — обратился Карпов к Зимину. Затем судья удалился в совещательную комнату. В итоге Карпов постановил оставить Зимина в СИЗО до 6 марта 2012 года.