Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Правозащитники объявили об угрозах

Замглавы Human Rights Watch пожаловалась на угрозы — ей обещали устроить выкидыш



Татьяна Локшина пожаловалась на угрозы себе и ее нерожденному ребенку

Татьяна Локшина пожаловалась на угрозы себе и ее нерожденному ребенку

ИТАР-ТАСС
Представители Human Rights Watch заявили об угрозах, поступающих замглавы московского бюро этой организации Татьяне Локшиной. Правозащитники напоминают, что подобные угрозы поступали и их коллегам, которые были впоследствии убиты, например, Анне Политковской и Наталье Эстемировой.

Замглавы московского бюро международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) Татьяна Локшина в четверг собрала специальную пресс-конференцию, чтобы рассказать журналистам об угрозах, поступающих ей по телефону. Коллеги пришли поддержать председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина и председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов, а также замдиректора HRW по Европе и Центральной Азии Рейчел Денбер.

Локшина обратилась к журналистам со словами: «Очень нелепое ощущение — стать героем собственного пресс-релиза». По словам правозащитницы, в пятницу, 28 сентября, на ее телефон начали приходить SMS-сообщения угрожающего содержания.

Их авторы обвиняли Локшину, которая более 10 лет изучает ситуацию с соблюдением прав человека на Северном Кавказе, в связях с террористическим подпольем и угрожали жизни ее еще не родившегося ребенка — в настоящее время она беременна. Сообщения начали приходить в момент, когда Локшина отправилась покупать билеты в Дагестан, куда собиралась съездить в последний раз перед декретом.

В течение трех дней Локшина получила 9 сообщений, содержание которых правозащитники называют «извращенным». «Это не первый раз, когда я получаю угрозы, но уровень мерзости был беспрецедентен», — сказала Локшина. «Проще говоря, мне угрожали выкидышем, давайте уж называть вещи своими именами», — добавила правозащитница.

Совокупность информации, содержавшейся в сообщениях, позволила Локшиной прийти к выводу, что за ней следят, а ее телефонные разговоры прослушиваются: авторам сообщений был известен ее домашний адрес, отличающийся от указанного в паспорте, и подробности личной жизни, сказала правозащитница. Предположений о том, кто шлет ей сообщения, у правозащитницы нет, но, по ее мнению, «странно было бы предположить, что это делают частные лица».

После того как HRW обратилась в ФСБ, Генпрокуратуру, МВД, президентский совет по правам человека и к уполномоченному по правам человека в России Владимиру Лукину, сообщения прекратились, но в четверг начали поступать коллегам Локшиной по организации.

В сообщениях, впрочем, по-прежнему говорилось о Локшиной и ее будущем ребенке, сказала замдиректора департамента по Европе и Центральной Азии HRW Рейчел Денбер.

Локшина полагает, что угрозы были адресованы не столько ей, сколько московскому бюро HRW в целом. Это стало возможно на фоне законов, направленных против правозащитников, в частности, закона «об иностранных агентах», считают представители организации, уверена она. «Наши власти говорят, что не нужно всерьез воспринимать эти угрозы. Но у нас большой опыт, чтобы считать их источником опасности», — подтвердил опасения коллег по правозащитному движению председатель совета центра «Мемориал» Александр Черкасов. Он напомнил о гибели трех известных правозащитников — Анны Политковской, Натальи Эстемировой и Станислава Маркелова, которым также угрожали. «Государство обеспечивает безнаказанность и объявляет врагами правозащитников, делая их разрешенной целью», — отметил Черкасов. «Даже не разрешенной, а желательной», — добавила председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, которая также считает, что Локшина находится в опасности. Ганнушкина не исключает, что цель SMS-атаки на Локшину в том, чтобы заставить правозащитников защищаться самим, а не защищать других.

Несмотря на угрозы Локшиной, режим работы московского бюро HRW не изменится, сказала Локшина. «Хотя за 20 лет, что наша организация действует в России, более негативной для правозащиты среды мы не видели», — отметила она.