Пенсионный советник

Младич слушает обвинение

В Гаагском трибунале начался суд над военным лидером боснийских сербов Ратко Младичем

Лев Македонов 16.05.2012, 14:28
В Гаагском трибунале начался суд над военным лидером боснийских сербов Ратко Младичем AFP
В Гаагском трибунале начался суд над военным лидером боснийских сербов Ратко Младичем

В Гаагском трибунале начался суд над военным лидером боснийских сербов Ратко Младичем, находившимся 16 лет в бегах и схваченным в минувшем году. Бывший военачальник отказывается сотрудничать с трибуналом, не признает предъявленных ему обвинений в геноциде, нарушении законов и обычаев войны и преступлениях против человечности и требует отвода председательствующего судьи.

Процесс над главнокомандующим вооруженными силами Республики Сербской в боснийской войне 1992—1995 годов Ратко Младичем был официально открыт в Гааге в среду. Главный обвинитель Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) Серж Браммерц радовался, общаясь с журналистами: «Я даже не могу описать, как это важно, что этот суд наконец начался спустя 17 лет после предъявления первых обвинений».

Суд над Младичем начался с зачитывания официальных обвинений в отношении генерала: прокуроры трибунала просят признать его виновным по двум эпизодам совершения актов геноцида, в нарушении законов и обычаев войны и преступлениях против человечности. Они выразились в преследовании, массовом истреблении, убийстве и депортации гражданских лиц, а также негуманных актов и актов террора, противоправных нападениях на мирных жителей и взятии заложников.

Зачтение обвинительного заключения займет у прокуроров два дня. После этого им будет выделено 200 часов судебного заседания для представления своих аргументов. Обвинение планирует представить суду свидетельские показания более 400 человек, большая часть их будут предъявлены письменно. Первый свидетель будет вызван в суд 29 мая.

Доказательная база обвинения по требованию МТБЮ была сокращена: наличие составов преступлений прокуроры будут доказывать на основании не 200 отдельных дел, а 100, в географическом измерении речь пойдет о зверствах, совершенных не в 23 мусульманских селениях, а 15. Ведение процесса облегчается для обвинения тем, что многие факты преступлений уже подтверждались в ходе других разбирательств МТБЮ. Кроме этого обвинение будет использовать архив самого Младича, найденный у него в белградской квартире, — более 4 тыс. страниц расшифровок его речей, стенограмм военных совещаний и даже его дневник, который он вел во время войны.

Младич, одетый в синий костюм и зеленый галстук, прокуроров, начавших зачитывать обвинение, слушал молча. Когда он появился в зале суда, с галерки для публики — процесс открытый — раздались аплодисменты, своим сторонникам бывший генерал показал большие пальцы.

Накануне он отказался от своего права выступить с заявлением в среду или четверг.

То, что делал Младич в ходе боснийской войны, прокуроры трактуют как серию деяний, совершенных в составе преступной группировки, целями которой было «уничтожение или постоянное изгнание боснийско-мусульманского, боснийско-хорватского и иного несербского населения с большей части территории Боснии и Герцеговины», то есть широкомасштабные этнические чистки. После бегства значительной части мусульманского населения в 1993—1994 годах на территорию анклавов Сребреница и Жепа отряды Младича нашли новую цель. Войдя в эти зоны между 12 и 20 июля, подразделения войска Республики Сербской захватили несколько тысяч мусульманских мужчин. Обвинение будет использовать видеозапись, на которой Младич обращается к боснякам со словами: «Сложите оружие, и я гарантирую вам жизнь. Вы можете выжить или можете исчезнуть». Послушавшие генерала были казнены. Численность жертв 13—18 июля оценивается примерно в 7 тыс. человек. Год спустя, когда поражение сербов в войне, как становилось понятно, было неизбежным, войска Младича попытались скрыть свидетельства своих преступлений, перезахоронив останки из братских могил. Тела жертв еще продолжают находить.

Зачитывая обвинение, прокурор Дермот Грум показывал, где происходили эти преступления, на карте, а на таблицах — этнический состав территорий, по которым прошли войска Младича, до и после войны.

Младич заранее отказался подавать официальное заявление с признанием или непризнанием вины, но вне процесса объявил, что не совершал никаких проступков.

В июне прошлого года, когда бывший военачальник, только что пойманный в селе Лазарево, впервые предстал перед судом, он объявил, что «защищал свою страну».

Защита Младича приступила к предъявлению своих аргументов только в октябре. Источники The New York Times в МТБЮ полагают, что этот процесс имеет все шансы пройти без проблем. Вопросы вызывает лишь самочувствие генерала: находясь в бегах, он перенес удар, и его родственники во время процедуры экстрадиции из Сербии пытались затянуть ее, указывая, что Младич страдает от тяжелого «психоорганического синдрома», от которого пострадали его память и когнитивные способности. Находясь в изоляторе Гаагского трибунала, Младич несколько раз жаловался на ухудшение самочувствия, а его адвокат Бранко Лукич утверждал, что со здоровьем у его подзащитного «очень плохо» и тому приходится передвигаться в инвалидном кресле, напоминая о бывшем президенте Югославии Слободане Милошевиче, который скончался в тюрьме МТБЮ в 2006 году до окончания суда над ним.

Последней попыткой затянуть начало суда стало поданное накануне ходатайство Младича об отводе нидерландского судьи Теодора Мерона, которого генерал обвинил в предвзятости. Это ходатайство было оставлено без удовлетворения.

В случае признания вины Младича по большинству пунктов ему грозит пожизненное тюремное заключение.