Противоракетные опасения

Министерство обороны постаралось убедить Запад в опасности ПРО

Российское Минобороны с помощью компьютерной модели объяснило представителям НАТО и Пентагона, почему система ПРО угрожает России. Начальник генштаба Николай Макаров даже предупредил об упреждающих ударах со стороны Москвы. Представители НАТО ни в чем не убедились, а некоторые в кулуарах были всерьез напуганы уже планами Москвы.

В четверг российское Министерство обороны публично представило компьютерную модель угроз, которую несет в себе построение ПРО в Европе. На презентацию этой модели в самом военном ведомстве возлагали очень большие надежды, полагая, что после этого все минусы строительства евроатлантической ПРО станут очевидны, а озабоченности России понятны. Для обсуждения угроз в Москву были приглашены около двухсот различных военных представителей из разных стран мира, в том числе руководство НАТО (приехал замгенсекретаря НАТО Александр Вершбоу), Пентагона и госдепартамента США.

Впрочем, чтобы окончательно убедить западных партнеров, компьютерную презентацию предваряло воинственное выступление начальника Генштаба России Николая Макарова, который наглядно объяснил, что будет, если Москва и Запад так и не договорятся. И хотя сам глава Генштаба всячески подчеркивал, что Россия настроена мирно, лица представителей НАТО по мере рассказа Макарова заметно багровели.

Генерал с самого начала усомнился, что системы ПРО НАТО в принципе имеют смысл для тех целей, для которых заявляются. «Сотни перехватчиков, полсотни крейсеров — и все это против технически несовершенных ракет лишь средней и малой дальности Ирана и КНДР», — недоумевал Макаров. В случае если юридические договоренности о ненаправленности достигнуты не будут (глава генштаба пояснил, что по результату этих договоренностей зона перехвата ПРО НАТО не должна пересекать Россию), Москва начнет поэтапно менять стратегию развития ядерных сил. Уже установленная РЛС «Воронеж» в Калининграде позволит контролировать старт противоракет в Польше, напомнил Макаров.

К ней добавятся комплексы «Искандер», которые «смогут нанести упреждающий удар по средствам поражения в период обострения обстановки».

О возможности упреждающей атаки в российском Минобороны говорили впервые. Россия также сделает ставку на строительство ракет, оснащенных новыми боевыми блоками, «совершающих различные маневры как на активной, так и на пассивной траекториях», которые будут преодолевать системы ПРО. Чтобы нарастить их число, Москва может выйти из Договора о сокращении наступательных вооружений и перестать приглашать западных инспекторов на свои объекты, а также прекратить уведомлять об изменениях в стратегическом потенциале, объяснил Макаров. Количество ракет в европейской части России в этом случае будет заметно увеличено.

«В результате будет создана реальная угроза тем государствам, на которых будут базироваться системы ПРО», — заключил Макаров.

Выступавший следом заместитель главы Генштаба Валерий Герасимов постарался наглядно объяснить, почему Россия так озабочена ПРО. Герасимов, правда, начал с того, что уже сейчас системы РЛС США на Аляске, в Гренландии и Великобритании в сочетании с кораблями Aegis и орбитальной группировкой в принципе способны контролировать все пуски с территории России. Показанная им компьютерная графика демонстрировала три сценария. Причем во всех сценариях получалось, что строящаяся система ПРО в Европе носила бы хоть и важную, но вспомогательную роль. В первом случае две российские ракеты атаковали неназванные города в США, благополучно пеленговались радарами на Аляске, в Великобритании и новыми европейскими радарами ПРО в Польше, а также радаром на корабле Aegis у берегов Норвегии (НАТО официально не подтверждает планов размещения этих кораблей в акватории Северного Ледовитого океана). Ликвидация одной из ракет достигалась перехватчиком из базы Ванденберг в Калифорнии. Во втором сценарии атака осуществлялась двумя ракетами в районе Урала, причем одна из ракет была с разделяющейся боеголовкой. Ее пуск и сопровождение тоже осуществлялось бы с помощью европейской ПРО. Перехватчики на Аляске оказывались бесполезными, не совсем справлялись и перехватчики из Ванденберга, так как одна из боеголовок до цели, если верить сценарию, долетела бы.

В третьем случае Россия атаковала США с подводной лодки у берегов Камчатки, и эта ракета окончательно побеждалась очередным перехватчиком из Ванденберга при поддержке Aegis в Тихом океане. На этом, судя по всему, запасы перехватчиков должны были у США закончиться, так как на базе в Калифорнии их всего четыре (на Аляске еще 26).

Герасимов тем временем перешел к следующей серии компьютерных слайдов, из которых следовало, что система ПРО в Европе бесполезна для ракет дальнего действия из потенциального Ирана вплоть до 3-го адаптивного этапа (2018 год) и лишь на 4-м этапе (2020 год), она действительно сможет покрывать (по крайней мере радары) как потенциальные пуски баллистических ракет большой дальности из Ирана, так и российские пуски. В этом случае наши опасения будут вызывать потенциальные перехватчики, которые способны блокировать пуски ракет на начальной стадии. Из выступления Герасимова следовало, что систему ПРО в Европе гораздо удобнее использовать против России, чем против угрозы с юго-востока.

Представители западной делегации в коридорах недоумевали.

«Ваши военные исходят в принципе из неверного теоретического основания. Перехватчики не могут догнать ваши ракеты, это просто законы физики так устроены», — заметил в разговоре с «Газетой.Ru» заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу.

Вершбоу имел в виду, что перехватчики SM-3, которые будут размещены в Румынии, Польше и на кораблях Aegis, действительно по своим скоростным характеристикам не могут перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты.

Выступавшая с ответной компьютерной моделью помощник главы Пентагона Мэдлин Кридон возразила, что в Европе планируется размещение максимум нескольких десятков перехватчиков. Ее графика демонстрировала пуск с территории России огромного количества ракет, которые американские системы перехватить не в состоянии (в арсенале России около полутора тысяч МБР).

«Доклад не учитывает перспективы развития систем ПРО», — возмущался в ответ генерал Герасимов.

На некоторых представителей стран НАТО большое впечатление произвело выступление генерала Макарова. «О каких мирных намерениях вы можете говорить, если вы прямо говорите, что хотите нас разбомбить», — эмоционально развел руками один из собеседников «Газеты.Ru». А бывший представитель России в НАТО, депутат Госдумы Виктор Заварзин, в свою очередь, предположил, что в случае, если стороны так и не договорятся, на ПРО будут потрачены большие деньги, но Россия все равно найдет способы эти системы преодолевать. «У нас уже сейчас очень перспективные разработки, просто еще не серийные», —заверил он.

Тем не менее Вершбоу вечером предположил, что договоренности еще возможны, например, это может быть соглашение об обмене информацией о ракетных системах сторон.

Дальнейшие решения о планах по ПРО в Европе НАТО обсудит 20—23 мая на саммите в Чикаго.