Пенсионный советник

Невозможный компромисс

Резолюция по Сирии, предложенная на этот раз Марокко, опять не устроила Россию

Александр Артемьев 01.02.2012, 17:05
Россия и Китай заблокировали очередное предложение наказать сирийский режим Башара Асада Reuters
Россия и Китай заблокировали очередное предложение наказать сирийский режим Башара Асада

Россия и Китай заблокировали очередное предложение наказать сирийский режим Башара Асада за кровопролитие. Проект резолюции, разработанный Марокко с согласия Лиги арабских государств, предлагал Асаду уйти в отставку. Москва говорит, что компромисс по резолюции все же возможен, но западные партнеры ничего компромиссного в российских предложениях не видят.

Заседание Совбеза ООН по сирийскому вопросу во вторник в очередной раз завершилось безрезультатно. На консультации лично прибыли госсекретарь США Хиллари Клинтон, министры иностранных дел Великобритании и Франции Уильям Хейг и Ален Жюппе, но Москва и Пекин не дали зеленый свет рассмотрению нового проекта резолюции по Сирии, который был разработан Марокко и поддержан Лигой арабских государств (ЛАГ) и западными странами.

Инициатором рассмотрения сирийского вопроса на этот раз стала ЛАГ, которая обратилась с запросом в Совбез, требуя жесткого вмешательства в сирийские события. Арабские страны предложили международному сообществу потребовать от Асада отставки и передачи власти вице-президенту Фаруку аш-Шараа.

В остальном проект, формально внесенный получившим 1 января место в Совбезе Марокко, включает в себя положения «арабской мирной инициативы», плана урегулирования, предложенного ЛАГ 2 ноября, на который Дамаск после недельных раздумий согласился. Согласно ему, власти страны должны отдать приказ о прекращении спецопераций в отношении оппозиции, в том числе вооруженных ее отрядов, вывести танки и тяжелую бронетехнику из жилых районов, освободить всех политических заключенных и обеспечить свободную работу прессы, в том числе иностранной. Следить за выполнением этих условий должна была миссия наблюдателей ЛАГ, отправившаяся в Сирию накануне Нового года. Однако остановить насилие им не удалось, столкновения стали только ожесточеннее, и миссия заморозила свою работу, выпустив 22 января заявление, в котором Асаду рекомендовалось отказаться от единоличной власти, сформировав правительство национального единства и начав подготовку к свободным парламентским и президентским выборам. ЛАГ фактически повторила набор рекомендации, сделанных йеменскому президенту Али Абдалле Салеху арабскими монархиями из Совета сотрудничества стран Персидского залива.

Кроме того, ЛАГ предложила Совбезу ввести эмбарго на поставку в Сирию вооружений и сопряженных материалов. Давний партнер Дамаска по военно-технической кооперации, Москва, держащая в сирийском Тартусе единственную оставшуюся у нее заграничную военную базу, до сих пор не особо комментировала свое нежелание прекращать поставки вооружений в воюющую страну. В середине января Лавров довольно жестко осадил журналистов, спрашивавших его о судьбе российского судна Chariot, следовавшего в Сирию с 60 тоннами боеприпасов. «Мы не считаем необходимым объясняться и оправдываться, потому что мы не нарушаем никаких международных договоренностей, никаких резолюций Совета Безопасности, мы торгуем с Сирией только тем, что не запрещено международным правом», — заявил он.

Чтобы хоть как-то удовлетворить Россию, в текст проекта резолюции было внесено положение, которое однозначно закрепляло, что режим санкций не может использоваться для начала иностранной интервенции в Сирию.

В тексте документа, полученном американскими газетами, говорится о том, что «ничто в этой резолюции не призывает к использованию силы или угрозам использования силы». Во вторник публично в этом заверяли и Клинтон, и представителя ЛАГ. В своем выступлении в Совбезе госсекретарь не стала прямо указывать на Москву и Пекин, опасающихся повторения «ливийского сценария», заявив, что «есть некоторые члены (СБ ООН), обеспокоенные тем, что мы можем двигаться к очередной Ливии». «Это неверная аналогия», — сказала она.

Но ее выступление вряд ли могло убедить российскую сторону. Госсекретарь без обиняков заявила, что дни Асада во главе сирийского государства сочтены. «Мы знаем, что в Сирии грядут перемены. Несмотря на жесткую политику, царству террора режима Асада придет конец и народ Сирии определит свою собственную судьбу», — цитирует ее Reuters. «Вопрос только в том, сколько еще невинных умрет перед тем, как эта страна сможет приблизиться к будущему, которого она заслуживает», — упрекнула она противников вмешательства. Жестко выступил и представляющий на консультациях ЛАГ премьер-министр Катара шейх Хамад бен Джасем аль-Тани, которого считают главным лоббистом вмешательства в Сирии. «Машина убийства все еще продолжает работу», — заклеймил он сирийский режим.

Но в документе есть и другая уступка России: призывы к прекращению насилия обращены уже не только к Асаду, но и его вооруженным противникам, хотя в отличие от оценки Москвы их ответственность за эскалацию конфликта не уравнивается.

Москва и Пекин остались непреклонны: новый проект резолюции по-прежнему нарушает суверенитет Сирии.

Уровень представительства России в консультациях повышен не был — точку зрения Москвы по-прежнему отстаивал постпред при ООН Виталий Чуркин. Однако из российской столицы Совбез получил дополнительный сигнал: замминистра иностранных дел Геннадий Гатилов объявил, что «продавливание (нового проекта резолюции) — путь к гражданской войне».

Сам министр Сергей Лавров, совершающий турне по странам Океании, неожиданно оказался недоступен для звонков Клинтон, хотя вовсю общался с представителями австралийских СМИ. «Российская политика состоит не в том, чтобы требовать от кого-то отставки. Смена режима не наша профессия», — заявил он австралийскому телеканалу ABC. Лавров прокомментировал свое телефонное молчание тем, что разговор был невозможен, поскольку в то самое время он вел переговоры с австралийцами. Поговорить с Клинтон он обещал «при малейшей возможности», но заметил, что сирийский вопрос в режиме реального времени лучше бы обсуждать на уровне послов.

Чуркин не был изобретательным, объясняя, почему Москва не собирается поддерживать новый план. Его аргументы сводились к тому, что любые предложения не должны подрывать суверенитет Сирии. Совбез, объявил дипломат, «не может навязывать параметры внутреннего политического урегулирования». «Едва вы начнете, вам будет трудно остановиться», — припугнул дипломат журналистов перспективой того, что Совбез будет решать, «какому королю отречься и какому премьер-министру нужно подать в отставку».

Российскую позицию поддерживает только один постоянный член Совбеза — Китай, а также Индия, с 1 января прошлого года ставшая непостоянным членом. Постпред Китая при ООН Ли Баодун заявил, что его страна «решительно противостоит подталкиванию к вооруженной смене режима в Сирии, поскольку это противоречит Хартии ООН и базовым нормам международных отношений». За идею невмешательства так или иначе высказались все страны клуба БРИКС.

Наблюдатели указывают, что российская риторика, тем не менее, все же смягчилась: Москва призывает Асада и его оппонентов к диалогу и публично говорит о необходимости компромисса в вопросе о реакции международного сообщества.

Чуркин приветствовал сам факт предложения нового проекта резолюции, особо подчеркнув, что в нем есть «некоторые элементы, совпадающие с текстом» российского проекта, отвергнутого западными странами в середине января. «Мы считаем консенсусную позицию членов Совета Безопасности по Сирии не только необходимой, но и возможной», — сказал он. Каким образом он намерен достичь компромисса, дипломат, правда, не объяснил.

Сам Лавров в интервью ABC счел за благо дистанцироваться от официального Дамаска: «Мы не друзья или союзники президента Асада. Мы никогда не говорили, что сохранение у власти Асада является предварительным условием для урегулирования ситуации. Мы говорили нечто другое — мы говорили, что решение должно приниматься сирийцами и только самими сирийцами». То же самое заявил на пресс-конференции в РИА «Новости» и замглавы комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев.

Чуркин также огласил в ООН российское предложение провести в Москве переговоры между представителями режима Асада и эмиссарами оппозиции, учитывая, что и те и другие уже проводили консультации в российской столице. Такие переговоры, по словам дипломата, могут оказаться последним шансом спасти Сирию от насилия. Стороны приглашены для неформальных контактов без предварительных условий.

Идея таких переговоров была моментально отвергнута сирийской оппозицией. Глава национального совета Сирии Бурхан Гальюн исключил возможность каких-то консультаций с режимом Асада. В середине ноября он уже отвергал российские призывы к консультациям.

Дебаты по проекту резолюции продолжатся в Нью-Йорке в среду.

США сейчас пытаются прощупать стойкость российской позиции. «Вопрос, который мы задаем арабам, и сирийской оппозиции, и представителям ЛАГ, состоит в том, какой частью этого текста они хотят, чтобы мы выставили на торг с русскими, или же (вместо этого) они просто хотят вызвать русских на ринг» и спровоцировать их на открытое применение вето, цитирует The Washington Post высокопоставленного источника в администрации Барака Обамы. Гальюн, комментируя дебаты в Совбезе, заявил, что «принятие этой резолюции чрезвычайно важно для того, чтобы подчеркнуть отсутствие легитимности» у Асада. Но Москва не хочет вестись на конфликт. «Говорить о голосовании пока преждевременно», — заявил вечером во вторник Гатилов.

Голосование по проекту резолюции, если он все-таки будет внесен в повестку дня, состоится не раньше пятницы, утверждают источники информагентств в секретариате ООН.