Унылая несвобода

Россия заняла 142-е место в индексе свободы прессы, опустившись за год на две позиции

Россия переместилась на два места вниз — с 140-го на 142-е — в глобальном индексе свободы прессы, составляемом «Репортерами без границ». Составители понизили рейтинг России, несмотря на положительные, по их мнению, итоги 2011 года — жесткий приговор убийцам Анастасии Бабуровой и декриминализацию статьи УК «Клевета». Сразу на 20 позиций провалились США — за разгон журналистов, освещавших акции «Захвати Уолл-стрит», зато в двадцатку вошли Намибия и Кабо-Верде.

Международная правозащитная организация «Репортеры без границ», базирующаяся в Париже, в среду обнародовала новый «Индекс свободы прессы» за 2011—2012 год. Выводы, к которым приходят защитники свободы слова, неутешительны.

Россия в этом рейтинге оказалась на 142-м месте, на две позиции ниже, чем год назад, соседствуя с Гамбией и Колумбией. Ситуацию со свободой прессы в стране правозащитники называют «унылой».

«Приговор исполнителям двойного убийства Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова породил некоторые надежды, но обстоятельства этого дела остались непроясненными, а безнаказанность тех, кто убивает или нападает на журналистов, остается правилом», — говорится в докладе. Ужесточение наказания для тех, кто совершает преступления в отношении журналистов по мотивам их профессиональной деятельности, «Репортеры» посчитали шагом в правильном направлении, также они одобрили декриминализацию статьи Уголовного кодекса «Клевета» (бывшая ст. 129 УК), ответственность по которой часто несли средства массовой информацией. «Но эффект от этих реформ еще предстоит определить, особенно в отсутствие тщательно разработанного антитеррористического законодательства», — утверждают авторы доклада.

В докладе упомянуты и массовые акции протеста против фальсификации выборов в Государственную думу 4 декабря прошлого года. Манифестации «открывают период неопределенности: часть СМИ, кажется, стали более откровенны, но пока государственный репрессивный аппарат справляется с протестом», говорится в документе.

Первое и второе места в рейтинге поделили Финляндия и Норвегия, третье и четвертое — Нидерланды и Эстония.

В двадцатку свободных для прессы стран впервые попали Кабо-Верде и Намибия. В этих африканских странах за 2011 год не было зафиксировано ни одной попытки поставить свободу СМИ под сомнение.

Их позиции выше, чем у многих европейских стран, в том числе Франции (38-е место), Испании (39) и Италии (61).

Эксперты особо выделяют две европейские страны, в которых ситуация со свободой прессы ухудшается: это Белоруссия и Турция. В Белоруссии после президентских выборов в декабре 2010 года, по итогам которых в Минске прошли массовые протесты, а активисты впоследствии получили реальные и условные сроки лишения свободы, начались настоящие гонения на прессу, в результате чего страна оказалась на 168-м месте. В Турции, где правительство неоднократно заявляло о своей приверженности европейским демократическим ценностям, в качестве гонителей прессы выступили судебные власти, которые штрафовали и осуждали журналистов в количествах, невиданных со времен военной диктатуры 1980-х.

Сразу на 20 позиций, с 27-го на 47-е место, опустились в индексе США, где пострадавшими в ходе разгона манифестаций движения «Захвати Уолл-стрит» часто оказывались и журналисты.

В течение двух месяцев, указывается в докладе, более 25 представителей СМИ стали жертвами избиений или арестов со стороны полиции, которая «не медлила с вынесением обвинений в неподобающем поведении, нарушении общественного порядка и даже отсутствии аккредитации». «Захвати Уолл-стрит» было частью общемирового тренда на повышение протестной активности, апогеем которого стали события «арабской весны».

В ходе революционных событий, которые привели к падению режимов в Египте, Йемене, Ливии и Тунисе и к гражданской войне в Сирии, журналисты получили право говорить свободнее, но и стали первыми жертвами репрессий.

Индексы свободы в Ливии и Тунисе, где были свергнуты многолетние диктатуры, заметно выросли. Тунис поднялся на 30 позиций, добравшись до134-го места, позиции Ливии подросли на шесть позиций, теперь страна делит 154—155-е места с Казахстаном. В Египте, где также произошел переворот, ситуация иная: военные, оказавшиеся у власти, не прекратили репрессий в отношении журналистов, и, хотя в общем государственная цензура была ослаблена, реакция властей на отдельные демарши прессы оказывалась даже жестче, чем при президенте Хосни Мубараке. Ноябрь и декабрь наравне с революционным февралем стали месяцами самых жестких нападок на независимых журналистов. В итоге Египет не только не поднялся в индексе, а опустился со 127-го на 166-е место.

«Репрессии — это слово, которым можно описать 2011 год. Никогда свобода информации так тесно не ассоциировалась с демократией. Никогда журналисты своими репортажами так не раздражали врагов свободы как таковых. Никогда акты цензуры и физических нападений на журналистов не были так многочисленны», — утверждают РБГ.

«Многие СМИ дорого заплатили за то, что давали слово оппозиционным движениям и выражали демократические устремления. Контроль над новостями и информацией продолжал соблазнять правительства и становился вопросом выживания в тоталитарных и репрессивных режимах», — отмечают правозащитники.

2011 год стал также годом расцвета «сетевых журналистов», пользователей интернета, которые сыграли важную роль в производстве и распространении информации о происходящем в объятых смутой странах.

Действия властей Ирана, Китая и Сирии, обеспокоенных тем, как бы горячка «арабской весны» не перекинулась к ним, ослабила их позиции в рейтинге. Репрессии в отношении журналистов и гражданских активистов там РБГ называют «безумной спиралью террора». С началом волнений в Сирии в марте деятельность иностранных журналистов была практически пресечена, и почти вся противоречащая официальной линии информация стала утекать в глобальную сеть через «гражданских журналистов». Сирия, и без того находившаяся почти в самом конце списка, теперь стоит выше только самых репрессивных стран — Северной Кореи, Туркмении и Эритреи.