Пенсионный советник

В суде не все предрешено

Конституционный суд разъяснил, как трактовать полученные в более ранних судах доказательства

Виктор Банев (Санкт-Петербург) 21.12.2011, 17:39
Конституционный суд дал конституционно-правовое истолкование статьи 90 УПК РИА «Новости»
Конституционный суд дал конституционно-правовое истолкование статьи 90 УПК

Конституционный суд России разъяснил, как именно должны трактоваться в уголовных делах факты из прежних решений судов. Речь шла о так называемом принципе преюдиции (предрешенности), признанию без проверки доказательств, если они уже были признаны судом. КС пришел к выводу, что преюдиция должна быть ограниченной.

В среду Конституционный суд (КС) дал конституционно-правовое истолкование статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса (преюдиция). Эта статья предписывает судьям, следователям, прокурорам и дознавателям в ходе расследования или рассмотрения очередного дела признавать без дополнительной проверки те обстоятельства, которые ранее уже были установлены решением или приговором другого суда. Критики этого механизма указывали, что формулировки кодекса порой слишком вольно трактуются судами общей юрисдикции, что мешает гражданам отстаивать свои права.

Неправильное толкование принципа преюдиции изучалось на примере супругов Власенко из Ставрополя, которые написали соответствующую жалобу в КС. По их словам, семья стала жертвами жилищной аферы. Обстоятельства этого дела крайне запутанны, но основные факты сводятся к следующему. В 2004 году супруги заключили со своей знакомой предварительный договор купли-продажи принадлежащего им недостроенного жилого дома. Однако затем условия сделки перестали их устраивать, так что они передумали продавать свою недвижимость. Тем не менее знакомая Власенко подала гражданский иск о понуждении продавцов к заключению основного договора и признания за ней права собственности на здание. Промышленный районный суд города Ставрополя эти требования удовлетворил в полном объеме. При этом, как утверждают Власенко, свою правоту истица доказывала, используя фальсифицированные и подложные документы.

Пытаясь доказать свою правоту и вернуть себе дом, супруги потребовали возбудить против своей знакомой уголовное дело по признакам совершения преступления, предусмотренного ст. 159 УК (мошенничество). Дело было возбуждено, но быстро развалилось из-за встречного иска, который касался как раз ст. 90 УПК. Суд признал незаконным сам факт возбуждения уголовного дела, так как в нем фигурировали преюдиционные факты. Ведь документы, которые требовали признать подложными супруги Власенко, раннее фигурировали в гражданском процессе. Получается, что, согласно положениям УПК, следователь в рамках уголовного дела не имеет права ставить их подлинность под сомнение. Проиграв кассацию, Власенко подали жалобу в КС, требуя признать статью УПК противоречащей Конституции, так как по факту она ограничивает их право на судебную защиту.

В своем итоговом постановлении КС недвусмысленно указал на то, что в данном случае понятие «преюдиция» был понято слишком широко.

Не подлежащими сомнению и повторной проверке должны считаться отнюдь не все документы, которые так или иначе участвовали в процессе, а лишь те, в отношении которых было непосредственно вынесено судебное решение.

Ставропольский суд, решавший имущественный спор, проверкой представленных документов не занимался и в своем решении об их подлинности или подложности не сказал ни слова. Выходит, что по делу о фальсификации документов уголовное дело могло быть возбуждено беспрепятственно. Чтобы не нарушить принцип преюдиции, следователю нельзя было касаться лишь вопросов собственности на дом.

Если подложность документов будет доказана в суде, то это уже может стать основанием для пересмотра гражданского процесса о праве собственности «по вновь открывшимся обстоятельствам». И если фальсифицированный документ действительно был главным аргументом другой стороны, то у Власенко есть вполне реальный шанс вернуть себе дом.

Судьи КС обратили особое внимание на то, что неправильное толкование принципа преюдиции легко может привести к тому, что уголовные суды станут выносить «автоматические» приговоры. Выводы о наличии или отсутствии состава преступления, виновности или невиновности обвиняемого будут при этом делаться не на основе изучения всей совокупности данных и доказательств, а лишь из соображений «как бы не нарушить преюдицию». А отсюда один шаг до нарушения презумпции невиновности.

Теперь все суды России должны применять механизм преюдиции в строгом соответствии с толкованием КС. Главенствовать при этом должен принцип независимости судов. То есть уголовный суд должен исследовать все доказательства, независимо от того, фигурировали они ранее в рамках гражданского дела или нет.

Как говорится в постановлении, решения по делу супругов Власенко теперь подлежат пересмотру «в той степени, в которой они противоречат конституционно-правовому смыслу статьи 90 УПК, установленному КС»