Слушать новости

Первый газ — и отказ

Кандидат в президенты Владимир Путин отправляется в Китай в свой первый международный визит в старом-новом качестве

Владимир Путин отправляется в Китай — это первая зарубежная поездка премьера после объявления о его планах баллотироваться в президенты в 2012 году. Но главный документ — тридцатилетний контракт на поставку в Китай российского природного газа на триллион долларов — подписан не будет.

Во вторник премьер Владимир Путин начнет свой двухдневный рабочий визит в Китай. Это первая его поездка за рубеж в качестве основного претендента на президентское кресло.

Китай видит в Путине не только действующего премьера, но и вероятного главу страны-соседа как минимум на ближайшие шесть лет. «Значение его поездки превышает статус обычного визита на уровне премьер-министра», — цитирует директора Центра исследований России и Средней Азии при университете Фудань в Шанхае Чжао Хуашэн агентство Reuters.

В графике визита встреча Путина с лидером КНР Ху Цзиньтао, премьер-министром Вэнь Цзябао и председателем Всекитайского собрания народных представителей У Банго. Премьера сопровождает внушительная делегация — вице-премьеры Игорь Сечин, курирующий в правительстве вопросы ТЭК, и Александр Жуков, министр сельского хозяйства Елена Скрынник, министр связи Игорь Щеголев и министр природных ресурсов Юрий Трутнев, представители «Газпрома», «Транснефти», «Русала» и других стратегических для российско-китайского сотрудничества компаний. У профильных министров и представителей компаний большая программа: в повестке визита значится подписание 17 двусторонних соглашений в разных областях сотрудничества, от проведения Года китайского туризма в России до совместной деятельности в области сельского хозяйства и атомной энергетики. Особый акцент будет сделан на расширение сотрудничества в области модернизации российской экономики, особенно в части взаимодействия в области высоких технологий.

Однако ключевой документ экономических отношений двух стран — тридцатилетний контракт на поставку российского газа в Китай на триллион долларов — и на этот раз, спустя пять лет напряженных переговоров, подписан не будет.

Как сообщил на предваряющем визит брифинге замруководителя аппарата правительства Юрий Ушаков, подписания юридически обязывающих документов по поставкам российского газа в Пекине «пока не планируется». В схожих осторожных словах описывает свои ожидания от встречи вице-премьеров Ван Цишаня и Игоря Сечина и китайская сторона, рассчитывая на «детальный обмен мнениями по вопросу энергетического сотрудничества».

Мы, много подписавшие
В Пекине будет подписан целый ряд документов о сотрудничестве. В том числе будет подписан меморандум о взаимопонимании по укреплению сотрудничества в области сельского хозяйства и о сотрудничестве в области модернизации экономики...

Китай не устраивает цена на российский газ, вопрос стоимости был главным поводом для разногласий все пять лет, что идут переговоры по заключению контракта, в рамках которого Россия готова поставлять в Китай до 68 млрд кубометров газа в год. Азиатское направление экспорта энергоносителей выглядит особенно привлекательным с учетом стремления Европы снизить зависимость от российского газа. В свою очередь, Китай сейчас изучает и другие рынки газа.

Чтобы договориться, «Газпрому» нужно идти на уступки,

считает заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский.

Природный газ не является основой китайской энергетики, напоминает эксперт, доля газа в энергопотреблении Китая пока незначительна и составляет порядка 4%. Основную долю в энергобалансе страны составляет каменный уголь, именно поэтому Китай настаивает на том, чтобы в формуле цены учитывалась цена на уголь. «В цену $400 за 1000 кубов газа китайцы никогда не пойдут, $260—280 — реальная цена», — считает эксперт.

Другой сложный вопрос — поставки нефти, отмечает глава Центра стратегических исследований Китая Алексей Маслов, входящий в состав делегации. «Россия настаивает на том, что цена нефти должна быть единой вне зависимости от того, куда она поставляется, у Китая иная позиция. Этот вопрос будет решаться на премьерском уровне», — отмечает эксперт.

Москва хотела бы диверсифицировать торговлю с Китаем, сейчас экспорт носит преимущественно сырьевой характер,

констатировал Ушаков. Согласно обнародованным накануне визита Путина данным Федеральной таможенной службы, за 8 месяцев 2011 года товарооборот между Россией и Китаем составил $52,9 млрд, что на 47,3% больше, чем за тот же период 2010 года. По итогам года товарооборот может превысить $70 млрд, считает Ушаков, но структура экспорта не устраивает Россию.

Сейчас Россия может предложить Китаю свои достижения в аэрокосмической и военной отрасли, а также наработки в сфере атомной энергетики, говорит Островский. Перспективными направлениями для сотрудничества уже в ближайшее время могут стать взаимодействие в сфере запуска искусственных спутников, строительства третьего энергоблока Тяньваньской АЭС (первая очередь проекта была сдана еще в 2007 году). Китай, со своей стороны, может оказать содействие в сфере развития в России скоростного железнодорожного транспорта, рассуждает Островский.

А, например, в сфере машиностроения Россия за последние годы утратила свои позиции. «Обидно, что Россия в свое время экспортировала продукцию машиностроения и доля была 20%, а сейчас 1,5%. И особо мы ничего предложить не можем», — говорит Островский.

Китай мог бы помочь России и с развитием инноваций, несмотря на то что сам подход к развитию инноваций Китая отличается от России, констатирует Маслов.

В КНР не вкладывают государственных денег в сферу инноваций, а работают над созданием благоприятного климата, объясняет он, поэтому привлечение китайских инвестиций в российское «Сколково» будет проблематичным.

Еще один вопрос, который наверняка будет поднят во время визита Путина, — солидарная позиция двух стран по так называемой сирийской резолюции. Незадолго до приезда Путина Китай и Россия как два постоянных члена Совбеза ООН заблокировали принятие резолюции по ситуации в Сирии, предложенный Францией, Великобританией и Германией. Документ требовал от Башара Асада прекратить жестокое подавление оппозиции, в противном случае грозя ему санкциями, при этом в нем не была оговорена недопустимость военного вмешательства извне. Китай и Россия сочли, что проект документа напоминает схожую «ливийскую» резолюцию, приведшую в итоге к началу военной операции против режима Муамара Каддафи, и воздержались от голосования. Этот вопрос тоже будет «в какой-то мере затронут», пообещал Ушаков.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть