Суды услышат только себя

Верховный суд разрешил верить только судебной аудиозаписи процессов

Thinkstock/Fotobank.ru
Верховный суд принял прецедентное решение, запретив считать доказательством аудиозапись судебного заседания, сделанную сторонами уголовного процесса. Сейчас суд не обязан вести запись, отмечает эксперт: сначала надо обязать судей включать диктофон и предоставлять запись сторонам.

Решение по аудиозаписям Верховный суд принял в результате рассмотрения дела о неуважении к суду (ч. 1 ст. 297 УК), обвинительный приговор по которому был вынесен Свердловским облсудом в отношении местного жителя Евгения Кумячева, оштрафованного на 10 тыс. рублей. Кумячев обвинялся в том, что в ходе апелляционного рассмотрения другого уголовного дела в августе минувшего года произнес, а также написал на бумаге и показал осужденной Н. «грубую неприличную фразу, направленную на унижение ее чести и достоинства». Содержание оскорбительной фразы не приводится, бумага, на которой она была написана, из материалов дела исчезла, следует из решения коллегии ВС, опубликованного на сайте суда.

Судебная коллегия ВС по уголовным делам приговор Кумячеву отменила и направила дело на пересмотр тем же судом, причем

основанием для отмены приговора стали действия председательствующего на процессе, который разрешил присяжным прослушать аудиозапись, содержавшую фразу, произнесенную подсудимым. Запись вел защитник осужденной Н. — первой жены Кумячева.

В частности, коллегия ВС расценила как нарушение принципа состязательности сторон в процессе решение председательствующего запросить аудиозапись заседания, где была произнесена обидная фраза, еще до соответствующего ходатайства гособвинителя, на стадии подготовки к процессу.

Судья разрешил также секретарю суда использовать сделанную запись при подготовке протокола судебного заседания и дал прослушать фрагмент записи коллегии присяжных, с участием которых слушалось дело.

При этом аудиозапись не была приобщена к материалам уголовного дела, хотя защитник просил об этом, следует из решения коллегии ВС.

Статья 241 УПК позволяет всем присутствующим в судебном заседании вести аудио- и письменные записи. Однако приобщение таких записей к материалам дела законом не предусмотрено, указывает ВС. Статья 259 УПК разрешает суду использовать технические средства для обеспечения полноты протокола, об этом должна быть сделана пометка в протоколе, а запись приложена к материалам уголовного дела, разъяснил ВС. Обязательств вести запись в законе не содержится.

«По смыслу названных норм … доказательственное значение имеет лишь такая аудиозапись, которая получена в результате применения технических средств самим судом», —

сделала вывод коллегия ВС. Другие участники процесса право на аудиозапись могут использовать лишь для «обеспечения их собственных процессуальных прав», говорится в решении коллегии ВС.

К аналогичному выводу коллегия ВС пришла и в случае с нынешней женой Кумячева, также обвиненной в неуважении к суду, но оправданной судом первой инстанции — этот суд, наоборот, отказался прослушать сделанную адвокатом аудиозапись. Коллегия ВС, куда обратилась прокуратура, оставила приговор в силе.

Вопрос об использовании аудиозаписей процессов, сделанных сторонами, поднимался в ходе рассмотрения второго уголовного дела в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева.

После завершения процесса защитники и обвиняемые обнаружили множество расхождений между текстом протокола судебного заседания и своими аудиозаписями, о ведении которых они уведомляли Хамовнический суд. Адвокаты тогда говорили «Газете.Ru», что закон не регламентирует использования аудиозаписей процесса в процедуре оспаривания судебного протокола, поэтому они просто прикладывали записи к замечаниям на протокол, чтобы судья мог проверить правильность их утверждений. Как стало известно позже, некоторые замечания защиты суд учел, однако судья мог и отвергнуть их вместе с аудиозаписью, как это было сделано Мещанским судом Москвы после первого процесса над экс-руководителями ЮКОСа. Оспорить отказ суда учесть замечания к протоколу невозможно — такая возможность не предусмотрена законом.

Нынешнее решение Верховного суда адвокат Лебедева Константин Ривкин считает вынесенным «в угоду судейскому сообществу». Адвокат напомнил, что вопрос об обязанности судов вести аудиозаписи процессов давно обсуждается, однако на практике суды даже если и ведут аудиозапись, не всегда это афишируют, чтобы не давать доступа к записям сторонам.

Стороны могут ходатайствовать о том, чтобы суд вел аудиозапись процесса, говорит Ривкин, но у суда есть множество возможностей отклонить такое ходатайство: он может сослаться на отсутствие технической возможности, отсутствие или нехватку персонала, умеющего обращаться с техникой или имеющего возможность расшифровать запись.

«Мы с этим сталкивались множество раз», — сказал адвокат. «Нужно двигаться в направлении обязательства судов вести аудиозапись процесса и обеспечения доступа к ней сторонам. Иначе это будут только ужимки и прыжки, как в случае с этим решением ВС», — убежден собеседник «Газеты.Ru».