Рособороноткат

Главный военный прокурор рассказал, кто и как срывает гособоронзаказ

РИА «Новости»
20% средств, выделяемых государством на гособоронзаказ, разворовываются, считает главный военный прокурор Сергей Фридинский. Он рассказал, как и кем срывается исполнение оборонзаказа: руководители предприятий пускают авансы в оборот, выставляют заведомо низкие цены на свою продукцию, поставляют бэушные детали по цене новых. На самом деле воруют еще больше — чуть ли не половину, считает эксперт.

Главный военный прокурор, заместитель генпрокурора Сергей Фридинский рассказал официальной «Российской газете» о масштабах воровства при исполнении гособоронзаказа, назвав несколько проштрафившихся предприятий и способов срыва сроков поставки заказанного вооружения.

По мнению Фридинского, главная причина срыва гособоронзаказа — «ряд объективных и субъективных факторов»: «несовершенство законодательства, разбалансированность системы контроля и финансирования, нерасторопность и недостаточный профессионализм чиновников от ОПК, нечистоплотность коммерсантов». В результате «из года в год на цели обороны выделяется все больше денег, а успехи невелики», посетовал военный прокурор, «расхищаются громадные деньги, практически каждый пятый рубль». Из-за этого «в войска продолжают поступать некачественные техника и вооружение», признал Фридинский.

Так, прокурорская проверка установила невыполнение Сарапульским радиозаводом в Удумуртии обязательств по четырем государственным контрактам на сумму в 120 млн рублей из-за того, что полученный аванс — 80 млн — завод пустил на собственные нужды, поэтому заказанная продукция была поставлена в войска с опозданием на полтора года. На другом предприятии, в Кургане, аванс в 350 млн рублей два месяца «прокручивали», вместо того чтобы перечислить деньги контрагентам, сроки поставки также были сорваны.

Еще одна распространенная схема — злоупотребление системой получения контрактов. «Поставщики предлагают нереально низкие цены, чтобы получить госконтракт, а получив, выставляют запредельные требования. Или вообще не исполняют договорные обязательства», — рассказал Фридинский. Например, Главное военно-медицинское управление и Управление госзаказа Минобороны по сговору с поставщиками закупили высокотехнологичное медицинское оборудование по завышенной в три с половиной раза цене, 17 млн рублей уже возвращены государству. Еще один способ манипуляции — формулировать начальную цену контракта не на основе изучения рынка, а на основе выделенного бюджета, подогнав под нее технические характеристики.

Распространение получило использование бывших в употреблении деталей и запчастей, которые проводятся по документам как новые. На одном из авиаремонтных заводов использовались не только бэушные, но и неисправные узы и агрегаты, техдокументация на них была подделана. Сейчас эксплуатация авиатехники, отремонтированной на этом предприятии, приостановлена. Бывает «халтура», как это назвал Фридинский, и с импортными запчастями: были случаи ввоза в Россию без разрешения и к тому же с истекшим сроком годности деталей для торпед, вспомнил прокурор.

Такие злоупотребления обнаруживаются «во многих отраслях промышленности — от судостроительной и машиностроительной до космической», признал Фридинский.

Всего военная прокуратура за 2010 год выявила почти 3 тысячи разнообразных правонарушений в сфере гособоронзаказа.

По данным прокурора, к дисциплинарной ответственности за это привлекли больше 500 должностных лиц, около двадцати из них были уволены, а 60 пошли под суд. Он привел примеры приговоров: начальник части осужден на 5 с половиной лет и оштрафован на 100 тыс. рублей, начальник военного НИИ — на 7 лет и штраф 200 тыс. рублей, кроме того, его лишили звания генерал-майора.

Интервью Фридинского — часть масштабной кампании, начатой в начале мая президентом Дмитрием Медведевым. Он тогда крайне жестко раскритиковал срыв гособоронзаказа и потребовал от курирующего отрасль вице-премьера Сергея Иванова найти виновных, а если виновные найдены не будут — наказать руководителей отрасли и «руководителей правительства». 13 мая Иванов выступил в Госдуме на закрытом правительственном часе, на котором, как выяснила «Газета.Ru», сообщил депутатам, что на самом деле не все так плохо. Иванов признал «отдельные случаи невыполнения», но катастрофичной ситуацию не назвал.

Несмотря на положительную в целом оценку ситуации вице-премьером, спустя три дня Иванов представил президенту длинный список наказанных оборонщиков. Как доложил президенту Иванов, уже уволены директора ОАО «Ижмаш» Владимир Гродецкий и глава ФГУП «Научно-исследовательский институт электромеханики» Аркадий Хохлович. Кроме того, руководители ОАО «Информационные спутниковые системы», ОАО ВПК «НПО машиностроения» и замглавы «Роскосмоса» получили выговоры. 19 мая глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов дополнил список фамилиями новых уволенных или получивших выговоры. От должности были отстранены гендиректор ФГУП НИИ «Поиск» и директор ФГУП НИИ электроприборов, а выговоры сделали руководителям ВНИИ «Градиент», Брянского ЭМЗ, производственного объединения «Квант», Раменского приборостроительного завода, Уральского оптико-механического завода, ОАО «Кузнецов».

В Минобороны виновных нашлось не так много — полковник, адмирал и генерал. Правда, выяснилось, что заместитель начальника Главного управления Вооруженных сил генерал-майор Ваганов был отстранен еще осенью 2010-го, а заместитель главнокомандующего ВМФ по вооружению вице-адмирал Борисов — месяц назад. Таким образом, свежая отставка пока одна — начальника Управления развития и организации заказов авиационной техники и вооружения полковника Крылова.

Источники «Газеты.Ru» даже в самом ведомстве говорят о том, что «все уволенные являются «стрелочниками».

Эксперты утверждают, что одними отставками вопрос не решить. «Проблемы в российской оборонке существуют с 90-х годов, и решать их нужно систематически, а не отставками. Но то, что процесс идет, что ответственные люди несут наказание, — это хорошо», — заявил тогда главред журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

«Фридинский говорит о 20% расхищенных средств, но, по оценкам высокопоставленных сотрудников Минобороны, эта цифра составляет как минимум 45%. То есть ГВП еще работать и работать, искать эти 25—30%, о которых они не знают: оборонная коррупция бездонна», — уверен Коротченко.