Правила судебной закрытости

Новые правила поведения в суде позволяет закрывать открытые процессы

Александр Артемьев, Светлана Бочарова 12.04.2011, 18:43
РИА «Новости»

Новые правила пребывания посетителей судов разработал судебный департамент при Верховном суде. Ряд положений нового свода может позволить закрыть даже формально открытые судебные процессы, обеспокоены эксперты «Газеты.Ru».

Судебный департамент при Верховном суде России предложил ввести одинаковые правила пребывания посетителей во всех судах общей юрисдикции. Проект, который находится сейчас на стадии проведения независимой антикоррупционной экспертизы, опубликован на сайте департамента.

В судебном департаменте «Газете.Ru» пояснили, что до сих пор единых типовых правил для посетителей судов в России не было. Сообщить, кто писал проект и кто его должен утверждать, в ведомстве отказались, уточнив лишь, что авторство было не за судебным департаментом. Проект будет утвержден Советом судей в этом месяце с учетом присланных с мест пожеланий: документ разослан во все управления департамента по субъектам федерации, заявили «Газете.Ru» в Совете судей.

Сейчас правила поведения каждый суд формулирует самостоятельно.

В проекте департамента прописаны шесть прав посетителей судов: посещать суд, оставаться в его здании на протяжении рабочего дня, присутствовать на открытых судебных заседаниях, знакомиться с образцами документов, подавать жалобы в приемную и обращаться на личный прием к председателю суда. Еще есть 13 их обязанностей и 10 прямых запретов, в том числе на курение и нахождение в состоянии алкогольного и наркотического опьянения.

Экспертов «Газеты.Ru» заинтересовали несколько пунктов, которые могут стать дополнительными ограничителями для открытости процессов.

Во-первых, председательствующий судья может получить полномочия по собственной воле решать, кого допустить или не допустить на слушания.

«Председательствующий по делу судья самостоятельно решает вопрос допуска лиц или ограничения допуска лиц в зал судебного заседания», — указывается в проекте документа. «Бывают ситуации, когда все места забиты, и тогда это положение имеет смысл, но при наличии свободных мест необходимо вводить дополнительные критерии допуска», — комментирует адвокат, член бюро движения «Солидарность» Вадим Прохоров. Иначе «любой процесс можно легко будет сделать закрытым без вынесения соответствующих определений и фиксации их в протоколе заседания».

Доступ журналистов в суд по сравнению с остальными гражданами оказывается ограничен: им придется получать особое решение председателя суда.

«Допуск в здание суда представителей средств массовой информации, а также внесение в здание суда радио-, теле-, кино-, фото- и усилительной аппаратуры осуществляется при предъявлении представителями служебных удостоверений по решению председателя суда, лица его замещающего, мирового судьи», — говорится в проекте. Для остальных посетителей санкции председателя суда не требуется, их допуск регулируется лишь правилами внутреннего распорядка судов, то есть, по сути, лишь расписанием рабочих часов. При этом посетителями суда, по предлагаемому определению, по-прежнему являются «любые физические лица».

По словам Прохорова, «подобная норма вызывает сомнение и удивление. В моем понимании правом прийти в суд должен обладать любой гражданин, не находящийся в розыске и не состоящий на психиатрическом учете». С учетом того, что определять возможность ведения фото- и видеосъемки во время заседания предлагается председательствующему (а не председателю суда, как это часто происходит сейчас), может возникнуть коллизия, когда журналисты могут получить право на съемку, но пройти в здание не смогут.

В то же время предоставление права разрешать съемку во время заседания исключительно председательствующему судье Прохоров приветствует, ссылаясь, например на «порочную» практику Дорогомиловского районного суда Москвы, где съемка запрещена по решению его председателя. «Полномочия председателей судов стоит значительно урезать, они вообще должны исполнять чисто административные функции, распределяя дела между судьями, если уж нельзя ввести автоматическое распределение, как в Арбитражном суде», — говорит адвокат.

Корреспондент Российского агентства правовой и судебной информации Мария Гусарова, хорошо знакомая с практикой, не считает получившийся запрет серьезным изменением действующих правил: операторы и фотокорреспонденты и в настоящее время обязаны запрашивать разрешение на пронос аппаратуры в здания судов, тогда как так называемые пишущие — работники СМИ с ноутбуком или блокнотом — в посещении судов не ограничиваются.

На сегодняшний день суды на местах практикуют разного рода ограничительные правила. В Ульяновском областном суде, например, представители СМИ допускаются в здание суда с разрешения председательствующего в судебном заседании, но их перемещение по зданию «осуществляется только в сопровождении работника аппарата суда, ответственного за вопросы взаимодействия со СМИ».

На бумаге может быть запрещено ведение ставших популярными твиттер-трансляций из зала заседаний. Телефоны и другая аппаратура могут использоваться лишь для ведения аудиозаписи, предлагается в проекте.

«Использовать мобильные телефоны, пейджеры и другие средства связи и пользоваться ими в зале судебного заседания» запрещается, говорится в проекте, только если аппаратура используется не для ведения аудиозаписи заседания, разрешенной Гражданско-процессуальным кодексом.

Прохоров считает это положением свидетельством того, что правила уже на момент составления не отвечают развитию технологий. В них, например, никак не регламентируется использование ноутбуков и планшетников. «Если прямого запрета нет, то ведение твиттер-трансляций технически даже невозможно отследить», — говорит он. «Разрешенное запрещается, — соглашается Гусарова. — Но на практике применение этой нормы будет зависеть от доброй воли судей и приставов». По ее словам, почти повсеместно в судах закрывают глаза на использование мобильных телефонов и ноутбуков. При этом если слушатель судебного заседания будет уличен в видеосъемке с мобильного телефона, его как минимум одернут, как максимум — удалят из зала, поскольку это будет считаться несанкционированным ведением видеозаписи.